Liberty Education Project
Knowledge Is Freedom
Джефф Дейст
Все кризисы — локальны

«Южная Дакота — не Нью-Йорк»

Это вроде бы, безобидное заявление было сделано в прошлую среду губернатором Кристи Ноем в ответ на призывы к карантину и закрытию бизнесов в штате, девиз которого «Под богом правит народ».

В конце концов, Южная Дакота является одним из наименее густонаселенных штатов на огромном американском Западе. Разве не должны местные обстоятельства диктовать реакцию на инфекционные заболевания?

Если почитать ругань, которую изливают на Ноем на Change.org, то нет, не должны. Тамошняя публика желает, чтобы одна и та же самая «теория» применялась в Бруклине и в штате с одиннадцатью жителями на квадратную милю.

К ее чести, губернатор Ноем твердо держалась против давления государственных должностных лиц, предписывающих закрытие бизнесов и карантин. На сегодняшний день в пяти штатах США нет постановлений о закрытии бизнесов по всему штату, и некоторые шерифы также смело выступают против введения мягкой формы военного положения.

Вот некоторые из недавних заявлений губернатора Ноем по поводу ответа Южной Дакоты на пандемию:

Призывы к единообразному подходу к этой проблеме — это стадный менталитет. Люди сами ответственны за свою безопасность. Наша конституция гарантирует, что права граждан защищены. Я согласна с той ролью нашего правительства, которую дает ему конституция штата и национальная конституция. [Я против] драконовских мер, таких, какие принимало китайское правительство и которые, как мы видели, предпринимают европейские правительства, чтобы ограничить права граждан

Этот пример — необходимое напоминание о том, что все кризисы локальны. Независимо от того, насколько вы богаты? и где вы живете, вы чрезвычайно зависимы от местного медицинского обслуживания, питания, воды, электричества, газа и соблюдения законов в местном сообществе. Каждая калория, каждый киловатт и каждая капля воды должны попасть именно в то место, где вы находитесь. Врачи, медсестры и лекарства должны быть доступны на разумном расстоянии от вашего местоположения. Сложные глобальные цепочки поставок смогут доставлять вам вещества, необходимые для вашего выживания, только если нормально функционирует доставка «последней мили». Если выйдут из строя удаленные производственные мощности, фермы, склады, поезда, грузовики и электростанции, в конечном итоге это почувствуют избиратели губернатора Ноэм. Кажется, что люди интуитивно понимают локальные последствия глобального кризиса и реальность того, что большой мир не спасет их. Жители Южной Дакоты имеют право думать локально, и принимать меры для самосохранения в этом кризисе.

Это относится и к японцам, сингапурцам, южнокорейцам и шведам. Не существует никакого соглашения в рамках ООН относительно пандемии, не существует универсальных, согласованных наднациональных руководящих принципов. Международные организации, такие как Всемирная организация здравоохранения, не смогли добиться авторитета во время кризиса, и тем более добиться от международного сообщества принятия их постоянно изменяющихся рекомендаций. Страны по всему миру внедрили мешанину из политик разного характера, и они сделали это в одностороннем порядке. Китай жестоко заблокировал свою провинцию Хубэй, в то время как Швеция предпочитает не затрагивать общественную жизнь практически не вводя карантинных ограничений или остановок бизнеса. Многие страны выбрали средний путь.

В Европе соглашение о Шенгенской зоне 1985 года, разрешающее свободное перемещение между двадцатью шестью европейскими странами, было нарушено из-за вируса, когда Германия, Франция, Испания, Австрия, Швейцария и другие закрыли границы. В условиях кризиса оказывается, что немецкий или французский паспорт на самом деле не является «европейским». Национальности и гражданство, проклятие политических глобалистов, существуют. Является ли этот жизненный факт по своей природе нелиберальным, зависит как от точки зрения человека, так и от того, как различные страны действуют под давлением обстоятельств. Является ли ответ Германии на эпидемию слишком резким, а ответ Швеции — слишком либеральным? Кто скажет?

Расчеты становится все более сложными, переходя от локального к региональному, национальному, международному и глобальному уровням. Кризисы напоминают нам, почему именно местные вопросы имеют значение.

Они имеют значение потому, что только так мы можем получить то, что особенно нужно в условиях пандемии: конкурирующие взгляды на серьезность и масштаб проблемы, различные локальные подходы, экспериментальные методы лечения и находчивое предпринимательское обеспечение ресурсами и поставками.

В конце этой истории мы получим что-то вроде табло с финальным счетом. Какие-то страны и какие-то штаты справятся с кризисом лучше, чем другие. Но вопрос о нисходящем контроле из Вашингтона никуда не исчезнет. Федеральные агентства, такие как Центр по контролю и профилактике заболеваний на протяжении кризиса выглядели глупо и бессильно, как и эксперт по инфекционным болезням администрации Трампа доктор Фаучи. Если в ретроспективе дешевые противомалярийные препараты и антибиотики окажутся эффективными методами лечения, весь сегодняшний нарратив о вентиляторах и карантине будет казаться глупым и разрушительным.

Да, будут обвинения и призывы к большей бюрократии и большему количеству правил. Политический класс выиграет; американский народ проиграет. Но есть и луч надежды, который состоит в том, что наша и без того опасно поляризованная страна начинает более глубоко понимать, что Южная Дакота на самом деле вовсе не является Нью-Йорком, и задаваться вопросом, почему политический класс хочет установить один свод правил для 330 миллионов человек. В конце концов, если в Бруклине и Сиу-Фолс не нуждаются в одинаковой политике в отношении коронавируса, как насчет налогов, оружия, абортов, изменения климата и всего остального?

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев