Liberty Education Project
Knowledge Is Freedom
Энтони Самерофф
Почему люди не доверяют вакцине Pfizer против Covid?

Почему люди верят в теории заговора?

Майкл Шермер, известный скептик, был вынужден признать, что одна из причин заключается в том, что некоторые из них верны. В своем исследовании он обнаружил, что тот факт, что некоторые теории заговора реальны, подпитывает подозрения людей, которым теперь легче поверить в другие заговоры, которые гораздо менее заслуживают доверия.

Нас все чаще заставляют занимать жесткую позицию по вопросам, имеющим нюансы. Одним из примеров этого является очевидное увеличение количества приверженцев двух лагерей: некоторые люди вообще полностью против мейнстримной медицины, а другие изо всех сил защищают ошибки Большой Фармы.

Лекарства спасают жизни. Лекарства опасны. Это не внутренне противоречивые утверждения, и они не противоречат друг другу. Согласно собственным данным Американской медицинской ассоциации, медицинское обслуживание стало третьей по значимости причиной смерти в Соединенных Штатах1, но лишь немногие будут выступать за возвращение во времена, когда у нас не было современной медицины.2

Когда государство покупает препарат у компании, которая защищена от ответственности за ущерб, который может быть причинен этим препаратом, неудивительно, что люди сомневаются в безопасности ли этого препарата. Одна из причин, по которой люди верят в теории заговора о Биг Фарма, заключается в том, что некоторые из них верны.

Немного из истории Pfizer

В рекламе Zoloft в 2004 году утверждалось, что более 16 миллионов американцев страдают “социальным тревожным расстройством”. Но исследование, проведенное компанией Pfizer (производитель) показало, что “экспозиционная терапия” (включающая консультации с врачом первичной медико-санитарной помощи по поводу своих симптомов и домашнее задание по распознаванию и преодолению социальных привычек и страхов) помогала участникам справиться с социальной тревогой, гораздо лучше, чем лекарство.3

Когда компания Upjohn (ныне Pfizer) разработала миноксидил, препарат, который изначально производился для снижения артериального давления, она обнаружила, что он может вызывать повторный рост волос у некоторых лысеющих пациентов. Поэтому они просто заменили рыночный эффект на так называемый побочный эффект, и у них появился препарат от облысения, который, к тому же, понижал кровяное давление.4

Исследование ALLHAT (исследование гипотензивных и гиполипидемических средств для предотвращения сердечных приступов) проводилось для сравнения эффективности четырех препаратов в предотвращении осложнений, связанных с высоким кровяным давлением. Первоначально планировалось, что оно будет продолжаться от четырех до восьми лет, но часть его была прекращена преждевременно, потому что у участников, принимавших Cardura (производства Pfizer), развивалось значительно больше сердечно-сосудистых осложнений, чем у тех, кто принимал диуретики. В тот момент, когда результаты были опубликованы в JAMA (Журнале Американской медицинской ассоциации), ежегодно продавалось Cardura на сумму около 800 миллионов долларов, но мочегонное средство в семь раз дешевле Cardua оказалось более эффективным в предотвращении осложнений высокого кровяного давления. Воспользовавшись тем фактом, что большинство врачей не знали об исследовании, Pfizer наняла консультантов по минимизации ущерба. Американский колледж кардиологии (ACC) выпустил пресс-релиз, рекомендующий врачам “прекратить использование” Cardura, но всего через несколько часов изменил его формулировку до “пересмотреть”. Может ли это быть связано с тем, что Pfizer ежегодно вносит в ACC более 500 000 долларов?5

Кто финансирует исследование, тот и выходит победителем. Компании обычно используют положительные результаты непосредственных испытаний, чтобы побудить врачей прописывать их препараты, а не препараты конкурентов. Когда авторы обзора Journal of Psychiatry изучили эти испытания, они обнаружили любопытную вещь: в пяти испытаниях, оплаченных Eli Lilly, ее препарат Zyprexa оказался лучше, чем Risperdal, препарат, производимый компанией Janssen. Но когда Janssen спонсировал свои собственные испытания, Risperdal становился победителем три раза из четырех. Когда исследования финансировала компания Pfizer, ее препарат Геодон был лучшим. Фактически, тенденция к тому, чтобы лекарство спонсора выходило на первое место, сохранялась в 90% из более чем тридцати испытаний, включенных в опрос.6

В статье 2017 года отмечалось, что “цены на фармацевтические препараты, произведенные в США, за последнее десятилетие выросли в шесть раз по сравнению с ценами на товары и услуги в целом”.7 В известном случае Mylan удалось повысить цену на EpiPen более чем на 450 процентов, с поправкой на инфляцию, в период с 2004 по 2016 год — несмотря на то, что адреналин в каждой инъекции стоил всего около 1 доллара, — потому что они были единственным законным поставщиком продукта8. Этот пример, хотя и экстремальный, к сожалению, не является исключением. Pfizer, Biogen, Gilead Sciences, Amgem, AbbieVie, Turing Pharmaceutical, Envizo, Valeant Pharmaceuticals и Jazz Pharmaceuticals (и это лишь некоторые из них), похоже, извлекли выгоду из взвинчивания цен, получив юридически защищенную монопольную власть над некоторыми продуктами здравоохраненияю.9

Вакцина от covid-19, произведенная Pfizer, — которая не прошла через обычные 5–10 лет испытаний на безопасность — вполне может быть совершенно безвредной, но до тех пор, пока обман продолжает оставаться обычным явлением в области медицины, мы можем ожидать, что все больше людей будут переходить в лагерь скептиков.

Pfizer является рекордсменом по размерам мировому соглашения по урегулированию мошенничества в сфере здравоохранения и крупнейшему уголовному штрафу любого рода в размере 2,3 миллиарда долларов в 2009 году. Интернет-сайт Corporate Research Project включает в себя Pfizer Rap Sheet с подробным описанием ряда конфликтов, в которые они были вовлечены.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев


  1. Ray Sipherd, “The Third-Leading Cause of Death in US Most Doctors Don’t Want You to Know About,” CNBC, Feb. 22, 2018, http://bit.ly/100_errors. ↩︎

  2. В своем знаменитом отчете To Err Is Human Институт медицины подсчитал, что, помимо того, что 98 000 американцев ежегодно погибает из-за медицинских ошибок, от 90 000 до 400 000 пациентов пострадают или умрут от употребления лекарств. Они либо получат неправильное лекарство, либо неправильную дозу нужного лекарства, либо два препарата, которые взаимодействовали неправильно. Институт медицины, Человек ошибается: создание более безопасной системы здравоохранения, под ред. Линда Т. Кон, Джанет М. Корриган и Молла С. Дональдсон (Вашингтон, округ Колумбия: National Academies Press, 2000). ↩︎

  3. John Abramson, Overdosed America: The Broken Promise of American Medicine (New York: Harper Perennial, 2013), p. 232–33. ↩︎

  4. Doug McGuff and Robert P. Murphy, Primal Prescription: Surviving the “Sick Care” Sinkhole (n.p.: Primal Nutrition, 2015), p. 65. ↩︎

  5. Abramson, Overdosed America, p. 108–09. ↩︎

  6. Shannon Brownlee, Overtreated: Why Too Much Medicine Is Making Us Sicker and Poorer (New York: Bloomsbury, 2008), p. 230. ↩︎

  7. Robert Pearl, “New Checks and Balances For Big Pharma,” The Health Care Blog, May 12, 2017, http://bit.ly/New_Checks. ↩︎

  8. Charles Silver and David A. Hyman, Overcharged: Why Americans Pay Too Much for Health Care (Washington, DC: Cato Institute, 2018), p. 28. ↩︎

  9. Silver and Hyman, Overcharged, pp. 25–30. ↩︎