Liberty Education Project
Knowledge Is Freedom
Лью Рокуэлл
Что такое фашизм? Это система, в которой мы живем десятки лет

Примечание: в этом тексте 2011 года Лью Рокуэлл подробно объяснил, что такое фашизм и что нужно делать для борьбы с ним. Фашизм, в отличие от того, что утверждают мейнстримные СМИ, практически не имеет ничего общего с людьми, выражающими политически некорректные мнения, или с людьми, отказывающимися носить маски, или с группой неорганизованных бунтовщиков, бьющих окна в Капитолии США. Скорее, фашизм — это идеология государственного контроля, которая за последние семьдесят лет была чрезвычайно успешной в Соединенных Штатах. “Восемь признаков фашизма” Рокуэлла явно присущи современному режиму Соединенных Штатов.

Фашизм — это система правления, которая характеризуется картелизацией частного сектора, централизованным планированием экономики для субсидирования производителей, полицейским государством в качестве источника порядка, отрицанием основных прав и свобод отдельных лиц и тем фактом, что исполнительное государство (executable state) является неограниченным хозяином общества.

Это определение описывает мейнстримную политику современной Америки. И не только Америки. Это верно и для Европы. Фашизм составляет настолько значительную часть мейнстрима, что его почти не замечают.

Будучи невидимым для нас фашизм действует как тихий убийца. Он помещает огромное, жестокое, неповоротливое государство в тело свободного рынка, и это государство истощает его капитал и производительность, как смертельный паразит. Вот почему фашистское государство называют вампирической экономикой. Оно высасывает экономическую жизнь нации и приводит к медленной гибели некогда процветающей экономики.

Разговоры о реформах, которые ведут демократы и республиканцы, похожи на плохую шутку. Они говорят о небольших изменениях, небольших сокращениях, комиссиях, которые они создадут, ограничениях, которые они сделают через десять лет. Все это белый шум. Ничто из этого не решит проблему. Даже близко.

Проблемы куда более фундаментальны. Это качество денег. Это само существование 10 000 регулирующих органов. Это идея о том, что вы должны платить государству за привилегию работать. Это презумпция, что правительство должно управлять всеми аспектами капиталистического экономического порядка. Короче говоря, проблема заключается в тотальном государстве и страдание и упадок будут продолжаться, пока существует тотальное государство.

Истоки фашизма

Последний раз люди сильно беспокоились по поводу фашизма во время Второй мировой войны. Правда, о его происхождении никто никогда не говорил. Фашизм возник в Италии после Первой мировой войны. В 1922 году Бенито Муссолини победил на демократических выборах и сделал фашизм своей философией. Муссолини был членом Итальянской социалистической партии.

Все крупнейшие и наиболее важные игроки фашистского движения вышли из социалистов. Это движение было угрозой для социалистов в том смысле, что фашизм стал наиболее привлекательным политическим инструментом для реального применения социалистического импульса. Социалисты массово перешли на сторону фашистов.

По этой причине Муссолини пользовался популярностью у прессы более десяти лет после начала своего правления. Нью-Йорк Таймс прославляла его статья за статьей. В научных работах он провозглашался образцом лидера, который нужен нам в эпоху планируемого общества. Хвалебные статьи на эту тему были очень распространены в американской журналистике в конце 1920-х — середине 1930-х годов.

В Италии левые осознали, что их антикапиталистическая программа лучше всего может быть реализована в рамках авторитарного, планирующего государства. И конечно же, наш друг Джон Мейнард Кейнс сыграл решающую роль в предоставлении псевдонаучного обоснования для того, чтобы старая оппозиция laissez-faire присоединилась к восхвалению нового планируемого общества. Напомним, что Кейнс не был социалистом старой школы. Как он сам сказал во введении к нацистскому изданию своей “Общей теории”, национал-социализм гораздо лучше подходил для его идей, чем рыночная экономика.

Флинн говорит правду

Самым исчерпывающим исследованием фашизма, написанным в те годы, было “As We Go Marching” Джона Т. Флинна. Флинн был либеральным журналистом и ученым, написавшим в 20-х годах несколько бестселлеров. Его изменил Новый курс. Все его коллеги последовали за ФДР в фашизм, а сам Флинн сохранил старую веру. Это означало, что он боролся с Рузвельтом где только мог и не только в вопросах внутренней политики. Флинн был лидером движения America First, которое рассматривало втягивание Америки в войну как не что иное, как продолжение “Нового курса”, что, безусловно, так и было.

“As We Go Marching” вышел в 1944 году, как раз в самом конце войны, прямо в разгар экономического контроля во всем мире. Удивительно, что эта книга прошла через цензуру. Это полномасштабное исследование фашистской теории и практики, и Флинн точно увидел, куда ведет фашизм: к милитаризму и войне как наиболее полной реализации программы стимулирующих расходов. Когда у вас заканчивается то, на что можно потратить деньги, вы всегда можете положиться на националистический пыл, чтобы получить дополнительные военные расходы.

Восемь признаков фашистской политики

Флинн, как и другие представители “старых правых”, был разочарован тем, что все остальные предпочитали игнорировать то, что он видел. Его исследование фашизма заканчивается восемью пунктами, которые он считает основными признаками фашистского государства.

Я представлю эти пункты и прокомментирую их применительно к современному американскому государству.

Пункт 1. Правительство тоталитарно, потому что оно не признает ограничений своих полномочий.

Если вы окажетесь в сетях государства, вы быстро обнаружите, что на самом деле нет никаких ограничений на то, что государство может сделать с вами. Это может произойти при посадке на самолет, поездке по вашему родному городу или при столкновении вашего бизнеса с каким-либо правительственным учреждением. В этом случае, вы либо подчинитесь, либо окажетесь в клетке, как животное, либо будете убиты. Вы можете верить в то, что свободны, но на самом деле каждый из нас сегодня находится всего в одном шаге от Гуантанамо.

Государственное вмешательство затрагивает все аспекты нашей жизни, и мы часто просто не видим его. Государство регулирует здравоохранение и продукты питания, транспорт, одежду, товары для дома и даже личные отношения. Сам Муссолини сформулировал свой принцип так: “Все внутри государства, ничего вне государства, ничего против государства”. Я утверждаю, что это преобладающая идеология в Соединенных Штатах сегодня. Народ, рожденный свободой, порабощен фашистским государством.

Пункт 2. Правительство — это де-факто диктатура, основанная на принципе лидерства.

Я бы не сказал, что у нас действительно существует диктатура одного человека в этой стране, но у нас действительно существует диктатура одной ветви власти над всей страной. Исполнительная власть расширилась за последнее столетие настолько сильно, что говорить о каких-то сдержках и противовесах стало просто смешно.

Государство исполнительной власти — это государство в том виде, в каком мы его знаем, государство, где всем командует Белый дом. Роль судов заключается в обеспечении соблюдения воли исполнительной власти. Роль законодательной власти заключается в утверждении политики исполнительной власти. Термин “исполнительная власть” на самом деле не о человеке, который вроде бы является ответственным за что-то. Президент — это всего лишь внешность, а выборы — всего лишь племенные ритуалы, которые мы исполняем, чтобы придать определенную легитимность институту. В действительности национальное государство живет и процветает вне всякого “демократического мандата”. Здесь мы найдем власть регулировать все аспекты жизни и власть создавать деньги, необходимые для финансирования этой деятельности.

Пункт 3. Правительство с помощью огромной бюрократии управляет капиталистической системой.

Реальность бюрократического управления была с нами, по крайней мере, со времен Нового курса, который был смоделирован по образцу бюрократии, существовавшей во время Первой мировой войны. Плановая экономика — будь то во времена Муссолини или в наше время — требует бюрократии. Бюрократия — это сердце, легкие и вены регулирующего государства. Но регулировать экономику так, как это делается сейчас — значит убить процветание миллиардом крошечных порезов.

Где же наш рост? Где дивиденды мира, которые должны были быть получены после окончания холодной войны? Где плоды удивительного роста эффективности, достигнутого технологиями? Все это съела бюрократия, которая управляет каждым нашим шагом на этой земле. Этого прожорливого и ненасытного монстра называют Федеральным кодексом и он призывает тысячи агентств использовать полицейские полномочия, чтобы помешать нам жить свободной жизнью.

Как сказал Бастиа: реальная цена государства — это процветание, которого мы не видим, рабочие места, которых не существует, технологии, к которым у нас нет доступа, предприятия, которые не возникают, и яркое будущее, украденное у нас. Государство грабит нас так же верно, как грабитель, который ночью входит в наш дом и крадет все, что нам дорого.

Пункт 4. Производители организованы в картели методом синдикализма.

Обычно мы не думаем о нашей нынешней экономической структуре в терминах синдикализма. Но давайте вспомним, что синдикализм означает экономический контроль со стороны производителей. Капитализм выглядит совсем по-другому. Благодаря рыночным структурам, он передает весь контроль в руки потребителей. Единственный вопрос, важный для синдикалистов — какие именно производители получат политические привилегии. Это могут быть рабочие, но также могут быть крупнейшие корпорации.

В случае Соединенных Штатов за последние три года мы столкнулись с привилегиями гигантских банков, фармацевтических фирм, страховых компаний, автомобильных компаний, банков и брокерских контор с Уолл-стрит, а также квазичастных ипотечных компаний, пользующихся огромными привилегиями. Все они вместе с государством ведут паразитическое существование за наш счет.

Пункт 5. Экономическое планирование основано на принципе автаркии.

Автаркией называют идею экономической самодостаточности. В основном это относится к экономическому самоопределению национального государства. Национальное государство должно быть огромным в географическом плане, чтобы поддерживать быстрый экономический рост большого и растущего населения.

Посмотрите на войны в Ираке, Афганистане и Ливии. Мы были бы в высшей степени наивными, полагая, что эти войны не были частично мотивированы производственными интересами нефтяной промышленности. Это верно в отношении американской империи в целом, которая поддерживает гегемонию доллара. Это причина появления идеи Североамериканского союза.

Пункт 6. Правительство поддерживает экономическую жизнь за счет расходов и займов.

Этот пункт не требует расшифровки, потому что он больше не скрывается. В своей последней речи Обама размышлял о том, почему существует безработица, когда школы, мосты и инфраструктура нуждаются в ремонте. Он приказал объединить спрос и предложение, чтобы рабочие места соответствовали работе, которую необходимо сделать.

Но школы, мосты и инфраструктура, о которых говорит Обама, построены и поддерживаются государством. Вот почему они разваливаются. И причина того, что у людей нет работы, заключается в том, что государство сделало их найм слишком дорогим. Это не сложно. Изобретение других сценариев ничем не отличается от желания, чтобы вода текла в гору или чтобы камни плавали в воздухе. Это равносильно отрицанию реальности.

Что касается остальной части этой речи, Обама пообещал еще один длинный список расходных проектов. Но ни одно правительство в мировой истории не тратило столько, не занимало столько и не создавало столько фальшивых денег, как Соединенные Штаты, и все благодаря способности ФРС создавать деньги по своему желанию. Если Соединенные Штаты не могут считаться фашистским государством в этом смысле, то ни одно правительство тоже не может.

Пункт 7. Милитаризм — это основа государственных расходов.

Вы когда-нибудь замечали, что военный бюджет никогда серьезно не обсуждается в политических дебатах? Соединенные Штаты тратят больше, чем большая часть остального мира вместе взятая. Однако, если верить нашим лидерам, — Соединенные Штаты — всего лишь крошечная торговая республика, которая хочет мира, но постоянно находится под угрозой со стороны других стран. Где дебаты об этой политике? Где обсуждение? Этого не происходит. Обе стороны просто предполагают, что для США существенно важно, чтобы Соединенные Штаты были самой смертоносной страной на планете, угрожающей ядерной катастрофой всем, кто не хочет подчиняться.

Пункт 8. Военные расходы преследуют империалистические цели.

Соединенные Штаты вели постоянные войны как против непослушных стран, так и за создание еще большего числа государств-клиентов и колоний. Военная мощь США не привела к миру. Наоборот. Это заставило большинство людей в мире рассматривать Соединенные Штаты как угрозу и привело к войнам со многими странами.

Обама должен был положить этому конец. Он никогда не обещал этого, но все его сторонники верили, что он это сделает. Он поступил наоборот. Он увеличил численность войск, расширил старые войны и начал новые. На самом деле он руководит воюющим государством, столь же жестоким, как и любое другое в истории. Особенность нынешней ситуации состоит в том, что левые больше не критикуют жандармскую роль США в мире. В этом смысле Обама — лучшее, что когда-либо случалось с поджигателями войны и военно-промышленным комплексом.

Будущее

Сегодня я не могу придумать более важного приоритета, чем серьезный и эффективный антифашистский союз. Во многих отношениях он уже формируется. Это не формальный союз. Он состоит из тех, кто протестует против ФРС, тех, кто отказывается соглашаться с господствующей фашистской политикой, тех, кто стремится к децентрализации, тех, кто требует снижения налогов и свободной торговли, тех, кто добивается права связываться с кем угодно и покупать и продавать на условиях по своему выбору, тех, кто настаивает на том, что может обучать своих детей самостоятельно, это инвесторы и сберегатели, которые делают возможным экономический рост, те, кто не хочет, чтобы их досматривали в аэропортах, и те, кто стал экспатриантами.

Он также состоит из миллионов независимых предпринимателей, которые обнаруживают, что угроза номер один для их способности служить другим через коммерческий рынок — это институт, который утверждает, что является нашим самым большим благодетелем: правительство.

Сколько людей попадает в эту категорию? Гораздо больше, чем мы думаем. Это интеллектуальное движение. Это политическое движение. Это культурное движение. Это технологическое движение. Оно охватывает все классы, расы, страны и профессии. Это уже не национальное движение. Оно действительно глобально.

Чего хочет это движение? Свободы. Оно не требует предоставления или дарования какой-то особенной свободы. Он требует только свободы, которую обещает сама жизнь и которая существовала бы, если бы не государство, которое грабит нас, изводит нас, сажает в тюрьму, убивает нас.

Это движение не исчезает. Мы ежедневно окружены доказательствами того, что это правда. С каждым днем ​​становится все более очевидным, что государство абсолютно никак не способствует нашему благополучию; оно лишь разрушает его.

Еще в 1930-е и даже в 1980-е годы сторонники государства были переполнены идеями. Это уже не так. У фашизма нет новых идей, нет больших проектов — и даже его сторонники не верят, что он может выполнить то, что намеревается сделать. Мир, созданный частным сектором, настолько полезнее и красивее, чем все, что делало государство, что фашисты сами деморализованы и осознают, что их планы не имеют реальной интеллектуальной основы.

Все более широко распространяется знание о том, что этатизм не работает и не может работать. Этатизм — великая ложь. Этатизм дает нам полную противоположность тому, что обещает. Он обещал безопасность, процветание и мир; он дал нам страх, бедность, войну и смерть. Если мы хотим будущего, мы должны строить его сами. Фашистское государство нам этого не даст. Напротив, оно мешает.

В конце концов, перед нами стоит выбор: тотальное государство или полная свобода. Что мы выберем? Если мы выберем государство, мы будем деградировать все больше и больше и в конечном итоге потеряем все, что мы ценим как цивилизация. Если же мы выберем свободу, мы сможем использовать замечательную силу человеческого сотрудничества, которая позволит нам сделать мир лучше.

В борьбе с фашизмом нет причин отчаиваться. Мы должны продолжать бороться с полной уверенностью в том, что будущее принадлежит нам, а не им.

Их мир рушится. Наш только строится. Их мир основан на несостоятельных идеологиях. Наш мир основан на правде о свободе и реальности. Их мир может только оглянуться назад в дни своей славы. Мы с нетерпением ждем будущего, которое строим для себя.

Их мир укоренен в трупе национального государства. Наш мир основан на энергии и творчестве всех народов мира, объединенных великим и благородным проектом создания процветающей цивилизации на основе мирного человеческого сотрудничества. У нас есть единственное действительно бессмертное оружие: правильная идея. Именно это приведет к победе.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев