Liberty Education Project
Knowledge Is Freedom
Роберт Мерфи
Что означает "предельность"?

Что значит действовать “на границе” или мыслить “предельными категориями”? Экономисты часто используют этот термин. Между двумя мировыми войнами в кружке Мизеса в Вене даже были песни с припевом со словами “предельная полезность”.

В самой первой лекции на своем курсе я учу своих студентов, что люди принимают решения “на границе”. Обычно студенты встречают это заявление с видом безропотной скуки и/или беспомощности. Я пытаюсь уточнить, сказав, что если мы посмотрим на лист бумаги, граница будет просто краем, а не целым листом. Это объяснение тоже мало помогает. Дело в том, что экономисты настолько привыкли к мышлению “границами”, что им трудно объяснить это тому, кто никогда не слышал об этом раньше. Поэтому я быстро перейду к некоторым примерам.

Парадокс воды и алмаза

Самым известным применением маржинализма является решение так называемого парадокса воды и алмаза, который, казалось, поставил в тупик Адама Смита в его “Богатстве народов”. 1 Проблема заключается в следующем: почему алмазы имеют более высокую меновую стоимость, чем вода, когда алмазы всего лишь фигня, а вода необходима для жизни? Разве люди не должны быть готовы предложить за единицу воды больше, чем за единицу алмазов?

Решение, конечно же, состоит в том, что ни один человек никогда не может выбирать между всеми алмазами в мире и всей водой в мире. Данный выбор делается на границе. Если бы им предложили выбор между чашкой воды и горсткой бриллиантов, большинство людей выбрало бы последнее, потому что предельная полезность этих конкретных алмазов выше, чем предельная полезность этой конкретной чашки воды.

Некоторые экономисты описали бы эту ситуацию, сказав, что алмазы более редки, чем вода, потому что спрос на алмазы намного больше их предложения. Да, вода важнее для благосостояния людей, чем алмазы, но воды вокруг так много, что даже если десять триллионов галлонов исчезнут без следа, это не будет проблемой. С другой стороны, если бы исчезло всего несколько фунтов алмазов, некоторые люди были бы очень расстроены.

Учителя против спортсменов

Классическую путаницу между потребительской и меновой ценностью можно увидеть, когда кто-то сетует: “Учителя зарабатывают лишь малую часть того, что зарабатывают профессиональные спортсмены! Разве эта страна заботится об образовании больше, чем о спорте?!?”

Опять же, такие заявления не учитывают тот факт, что решения принимаются на границе. Тот факт, что учитель зарабатывает 25 000 долларов, а бейсболист — 250 000, не означает, что кто-то думает, что бейсбол важнее образования (хотя некоторые действительно могут в это поверить!). Все это на самом деле означает, что первый работодатель считает, что услуги этого конкретного учителя стоят (как минимум) 25 000 долларов, а второй работодатель считает, что услуги этого конкретного бейсболиста стоят (как минимум) 250 000 долларов.

Как и в случае с водой и алмазами, проблема заключается в относительной редкости. Способностей и навыков, необходимых для преподавания, гораздо больше (по сравнению с тем, как другие используют услуги обучения), чем способностей и навыков, необходимых для того, чтобы стать профессиональным спортсменом (по сравнению с количеством профессиональных видов спорта, которые потребители хотят видеть). Если бы пятьдесят случайно выбранных учителей средней школы США внезапно уволились, влияние на образование было бы незначительным; замену можно было найти почти сразу, и через короткое время никто не заметил бы изменения. Но если вдруг пятьдесят случайных игроков НБА уйдут, лиге потребуются годы, чтобы полностью оправиться от потери.

Прежде чем оставить вопрос о зарплате учителя и спортсмена, позвольте мне указать на одно тонкое противоречие у критиков капитализма: те самые люди, которые постоянно напоминают нам, что доход человека не является мерой его или ее внутренней ценности, — это те самые люди, которые больше всего жалуются на “приоритеты” страны, когда дело касается заработной платы. Но если мы уже согласны с тем, что зарплата человека не имеет отношения к моральной ценности или социальной значимости, то почему учитель (или медсестра, пожарный и т. д.) имеет право на большее количество денег, чем профессиональный спортсмен?

Невозвратные затраты

Логическим продолжением маржиналистского мышления является понятие невозвратных затрат. Принцип здесь обычно резюмируется выражением “что было, то прошло”. По какой-то причине люди имеют тенденцию принимать плохие решения в настоящем из-за ошибочной попытки смягчить предыдущие ошибки в прогнозировании.

Типичным примером может служить человек, который приходит в модный ресторан и в порыве смелости заказывает блюдо за 100 долларов, хотя официант предупреждает его, что оно довольно острое. Попробовав блюдо, человек понимает, что оно слишком острое для его нежного неба. Обычно, когда человеку настолько не нравится блюдо, он больше не ест его, но в нашем случае, человек решает съесть острое блюдо, чтобы “окупить свои деньги”.

Ошибка 2 здесь в том, что наш человек забывает, что 100 долларов уже потеряны. Независимо от того, съест он свое блюдо или нет, ему придется заплатить ресторану 100 долларов, когда он будет уходить. Его предыдущее решение (заказать блюдо) привело его к этому и именно это решение стоило ему 100 долларов. Теперь, когда перед ним стоит острая еда, человек оказывается перед следующим выбором: съесть блюдо или нет? Если по условиям задачи человек лучше уйдет голодным, чем будет есть таку еду даже если она будет бесплатной, то он должен сделать то же самое и здесь, поскольку решение есть или не есть блюдо не несет никаких финансовых последствий. (То есть никто не ждет своего часа, чтобы вручить человеку счет на 100 долларов за то, что он очистит его тарелку)

Другим примером может быть человек, который потратил 1000 долларов на абонемент в тренажерный зал, и теперь заставляет себя ходить туда каждый день, хотя он не стал бы этого делать, если бы членство стоило всего 100 долларов. И снова — эти 1000 долларов уже пропали 3 — теперь человек должен каждый день решать, ехать ему в этот день или нет. Каждый такой выбор является предельным; человек не может отменить свои предыдущие действия. Он больше не находится в ситуации записываться в спортзал или нет.

Я закончу последним примером, взятым из реального опыта. Я знаю человека, который потратил много денег на ремонт дома, рядом с которым стояло старое сгнившее дерево. На вопрос ближайшего соседа о выделении нескольких сотен долларов, чтобы убрать дерево (чтобы оно не упало на какой-то из домов), владелец ответил: “Нет, я уже и так вложил слишком много денег в эту собственность. "

Как и в случае с посетителем ресторана, это оправдание бессмысленно, поскольку не рассматривает прошлое как прошлое. Деньги уже были потрачены на ремонт дома. Теперь вопрос в следующем: стоит ли потратить несколько сотен долларов на снижение риска повреждения дома? Может быть да, а может и нет. Я не говорю, что владелец принял неправильное решение. Но утверждение, что на это решение должно повлиять то, сколько он уже потратил денег на дом неверно.

Вывод

Один из основных принципов экономики состоит в том, что люди принимают решения на границе. По сути, это позитивное утверждение: по сути люди всегда делают выбор только среди предельных единиц; никто никогда не выбирает между “водой” и “бриллиантами”. Однако предельный принцип (и связанная с ним доктрина невозвратных затрат) также может иметь предписывающий характер, всякий раз, когда люди принимают решения на основе ошибочных цепочек рассуждений.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев


  1. Некоторые историки экономической мысли утверждают, что Смит запутал проблему, указав на разницу между потребительской и меновой ценностью такого блага, как вода, а затем просто продолжил без дальнейших комментариев, несмотря на то, что авторы того времени уже очень близко подошли к современным решениям подразумеваемого парадокса. Действительно, сам Смит в своих лекциях проводил гораздо более последовательную дискуссию ↩︎

  2. Комментируя подобные примеры, философ Родерик Лонг указывает, что нет ничего “иррационального” в учете “невозвратных затрат”. Если кто-то это ценит, значит, это существует. (Приведем глупый пример: если бы наш посетитлель ресторана верил в то, что он будет проклят за игнорирование невозвратных затрат, тогда было бы совершенно разумно съесть острое блюдо.) Но в этом случае затраты на самом деле не будут невозвратными, потому что текущее решение (съесть ли это блюдо) повлечет за собой в будущем чувство тоски, вины и т. д. Несмотря на подобные сложности, я все же считаю, что обсуждение невозвратных затрат полезно на вводном уровне. При нормальных обстоятельствах экономист побуждал бы людей перестать чувствовать тоску или вину из-за действительно понесенных затрат. ↩︎

  3. Этот сценарий не следует путать со связанными схемами, в которых программы по снижению веса (например) будут взимать очень высокую начальную плату, а затем возвращать часть денег, если и когда клиент достигнет определенных целевых показателей веса. В этом случае некоторая часть потраченных в прошлом денег действительно может быть возмещена текущими решениями, и поэтому разумно рассмотреть финансовые последствия употребления большего или меньшего количества десерта. ↩︎