Liberty Education Project
Knowledge Is Freedom
Джон Милтмор
Владельцы спортзалов Сан-Франциско разгневались, узнав, что государственные спортзалы открыты уже несколько месяцев

В течение нескольких месяцев большинство спортивных залов в Сан-Франциско было закрыто по распоряжению городских властей в качестве меры общественной безопасности во время пандемии COVID-19.

Недавно выяснилось, что некоторые принадлежащие городу спортивные залы были открыты в течение нескольких месяцев, и городские служащие спокойно тренировались в них все это время.

Владельцы спортзалов, естественно, были немножко недовольны, когда им стало известно об этом факте.

“Это шокирует, это бесит”, — сказал Даниэле Рабкин из Crossfit Golden Gate в интервью сети Bay Area. “Даже теперь, когда все открылось, для государственных спортзалов не наступило никаких последствий. Это шокирует”.

Этот эпизод подчеркивает ложь хэштегов “Мы все вместе”. Как заметил один владелец спортзала, оказалось, что для некоторых существуют отдельные правила.

“Это просто демонстрирует, что существуют двойные стандарты в том, что разрешено делать городским служащим, и в том, что разрешено делать жителям Сан-Франциско”, — сказал Дэйв Карракер, владелец MX3 Fitness в Кастро.

Возможно, в ответ на возмущение по поводу этого и подобных разоблачений Сан-Франциско объявил, что на следующей неделе откроет внутренние парикмахерские и маникюрные салоны, тренажерные залы и отели.

2020: Год двойных стандартов

Владельцы спортзалов имеют полное право злиться, но двойные стандарты в 2020 году стали правилом, а не исключением.

Все началось с того, что правительственные чиновники присвоили себе право решать, какие предприятия являются “важными” и кому будет разрешено оставаться открытым. Никакой логики в этом не было.

Протесты до этого момента были неважным занятием, пока вдруг не стали необходимым. Никто, кроме других бизнесов, не пытался утверждать, что винные магазины не “важны”. (Если есть урок, который проходит через всю американскую историю, то это то, что не стоит связываться с выпивкой американцев.) И снова и снова мы видели, что “важными” оказывались бизнесы, политически удобные законодателям или прямо помогающие правительству.

Однако лицемерие на этом не закончилось.

Посещение секретного салона спикером Палаты представителей Нэнси Пелоси, заявление мэра Нью-Йорка Билла де Блазио “Мне нужны физические упражнения”, заявление мэра Чикаго Лори Лайтфут “Я — лицо этого города” и многие другие случаи, говорят о том, что государственные чиновники делают исключения для себя во время локдауна.

Между тем, частные предприятия, которые попытаются открыто предложить те же самые товары и услуги, столкнутся с серьезными последствиями — штрафами, окончательным закрытием или даже тюремным заключением.

Командная экономика и привилегии

Как я объяснил на прошлой неделе, эти скандалы приведут к политическим последствиям, потому что люди презирают лицемерие. Но нужно усвоить гораздо больший урок: по мере того, как государственный контроль над экономикой расширяется, а свободные рынки отступают, привилегии все чаще становятся прерогативой тех, кто находится у власти или тех, кто близок к власти.

Это было типично для коммунистической России, где партийная элита (называемая номенклатурой) имела особые привилегии, которые давали ей возможность вести образ жизни, резко контрастирующий с нищетой масс. Как сообщала Los Angeles Times в 1986 году:

Члены так называемой номенклатуры, которых насчитывается около миллиона человек, имеют специальные места для отдыха, доступ к специальным медицинским учреждениям и — что больше всего возмущает рядовых россиян — доступ к специальным магазинам, в которых продаются импортные и советские товары, которых просто нет в России в обычных магазинах. У многих также есть автомобили и водители.

На практике эти привилегии передаются по наследству, поскольку дети элиты имеют доступ к ведущим университетам, окончание которых гарантирует им хорошую работу и место в номенклатуре.

Государственные ограничения приближают Америку к командной экономике (возможно, ближе, чем когда-либо), а истории об открытых спортзалах демонстрируют нам подъем американской номенклатуры.

Как сказал Лорд Актон: “Власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно”.

Американское равенство

Есть причина, по которой американцы презирают приказы, которые позволяют одним людям заниматься спортом, а другим — нет. Они глубоко неамериканские.

Эгалитаризм в смысле равенства перед законом — это часть американского характера. Это заложено в нашей Конституции, и вы найдете защиту равенства перед законом как справа, так и слева.

Мало найдется вещей, которые могут раздражать американцев больше, чем откровенно неравное обращение с людьми. Это отвращение стимулировало некоторые из самых известных политических движений в истории — от аболиционизма до борьбы за избирательные права женщин и гражданские права.

Локдауны были катастрофой, но если они помогли напомнить американцам о совершенно неэгалитарных результатах распространения щупалец государства на свободные рынки, возможно, они принесли и немного пользы.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев