Liberty Education Project
Knowledge Is Freedom
Керри Макдональд
Школьное образование — для индустриальной эры, анскулинг — для будущего

Наша нынешняя модель обязательного школьного образования была создана на заре индустриальной эпохи. По мере того как фабрики заменяли сельское хозяйство, а производство все больше выходило за рамки домохозяйств, американское школьное образование XIX века все в большей степени походило фабрики, на которых, в конечном итоге, предстояло работать большинству учащихся.

Звонки и гудки, обозначающие время, когда ученики должны приходить и уходить, утомительная работа, прямые линии и акцент на подчинении и послушании, ряды молодых людей, пассивно сидящих за партами, подчиняясь учителям, учителя, подчиняющиеся директору и так далее – все это было разработано для фабричной эффективности и порядка.

Эпоха воображения

Проблема в том, что мы ушли из Индустриальной эры в Эпоху воображения, но наша система массового образования по-прежнему полностью основана на фабричном стиле. По многим оценкам, в массовом школьном обучении стало еще больше ограничений, чем сто лет назад, и это отнимает у детей больше времени, чем когда-либо в нашей истории. Первый закон об обязательном школьном образовании, принятый в Массачусетсе в 1852 году, требовал от детей возрастом 8-14 лет посещать школу на протяжении всего 12 недель в году, шесть из которых должны были идти подряд. Это кажется почти смешным по сравнению с крадущим детство гигантом, которым стало массовое школьное образование сегодня.

Помещать детей во все более строгую школьную среду на протяжении большей части их образовательного возраста, обучать их стандартизированной учебной программе, основанной на тестах, – это совершенно неадекватно для эпохи воображения. В своей книге «Теперь вы видите это» Кэти Дэвидсон говорит, что 65 процентов детей, поступающих в начальную школу, в будущем будут заняты на рабочих местах, которые еще не изобретены. Она пишет: “В это время масштабных перемен мы учим наших детей по программам, разработанным для их прапрабабушек и прапрадедушек”.

Если прошлое принадлежало конвейерным рабочим, то будущее принадлежит творческим мыслителям, экспериментаторам и изобретателям. Прошлое полагалось на пассивность; будущее будет построено на увлечениях (страстях). В недавней статье о будущем работы стратег Джон Хейгел III пишет о необходимости воспитывать увлечение (страсть), чтобы добиться успеха и реализовать себя на будущей работе. Он говорит:

Одно из моих ключевых посланий людям в этом меняющемся мире — найти свое увлечение и объединить его со своей работой. Одна из проблем сегодня заключается в том, что большинство людей являются продуктами школ и общества прошлого, которые побуждают вас идти на работу, чтобы получать зарплату, и, если она хорошо оплачивается, это хорошая работа, но это не поощряет вас найти свою страсть и найти способ заработать на этом.

Обучение, движимое увлечением

Воспитание увлечения практически невозможно в рамках принудительной школьной структуры, которая ставит конформизм выше творчества и чрезмерно ценит послушание. Это объясняет, почему набирает обороты движение за анскулинг или самостоятельное образование. При самостоятельном обучении увлечение находится в центре всего обучения. Молодые люди следуют своим интересам и своим увлечениям, в то время как взрослые действуют как посредники, соединяющие детей и подростков с огромными ресурсами как реального, так и цифрового сообществ. В этой модели обучение является естественным, непринудительным и рассчитано на то, чтобы им руководил сам человек, а не кто-то другой.

Самостоятельное обучение и анскулинг наиболее распространены в семьях и в общинах, но все чаще отдельные лица и организации открывают центры самостоятельного обучения, ориентированные на хоумскулинг, как с полной, так и с частичной занятостью. Эти центры делают самостоятельное образование более доступным для большего числа семей в большем количестве мест, и каждый из них имеет уникальную философию или направленность. Некоторые из них ориентированы на подростков и ценят реальное обучение и погружение; другие – это производственные пространства, в которых упор делается на мастеринг и технологии, и так далее. В Бостоне, например, школа JP Green School в районе Джамайка-Плейн служит местом самостоятельного обучения для детей, обучающихся на дому, и анскулеров, с упором на экологичность и связь с природой. Соучредитель школы Андре Залеска говорит:

Люди, воспитанные в моделях принуждения, будут травмированы на всю жизнь (как и большинство из нас). Отсутствие уважения к их автономным “я” в детстве трансформируется в пожизненную тенденцию “получать то, что им нужно” любыми необходимыми средствами … Мы являемся частью растущей контркультуры, которая считает традиционное школьное обучение разрушительным

Вместо того чтобы жаловаться на статус-кво в образовании, предприимчивые люди создают альтернативы школе, которые бросают ей вызов. Энтузиасты, верящие в индивидуальное самоопределение, эти предприниматели, которыми часто являются родители, бывшие школьные учителя и другие люди, разочаровавшиеся в принудительном обучении, освобождают молодых людей от устаревшей и вредной системы массового обучения. Просвещенные родители и предприниматели-новаторы могут стать ключевыми игроками в построении новой модели образования, ориентированной на свободу и предназначенной для эпохи воображения.

Оригинал cтатьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев