Liberty Education Project
Knowledge Is Freedom
Дэвид Фридман
Правовые системы, сильно отличающиеся от наших. Глава 2. Цыганское право

Общее число ромов, более известных как цыгане, по разным оценкам, составляет от трех до пятнадцати миллионов человек. По современным представлениям они являются потомками народа, покинувшего северную Индию около тысячи лет назад. Впервые они появляются в истории Западной Европы в XV веке при дворе императора Священной Римской империи Сигизмунда, утверждая, что являются выходцами из Египта и совершают паломничество в качестве покаяния за временное отступничество от христианства, совершенное их предками. Согласно многочисленным сообщениям, они путешествовали по Европе, имея при себе письма от Сигизмунда, дающие им судебную автономию, — право быть наказанными только их собственными властями.

Эти письма, возможно, были подделкой, созданной их владельцами для защиты от местных правоохранительных органов, но могли быть и настоящими. Полиправовые системы, в которых разные люди в одной и той же стране находились под разными юрисдикциями, существовали в Европе в Средние века и в эпоху Возрождения. Одним из примеров является статус еврейских общин в диаспоре, обсуждаемый в главе IV, другим — система “миллетов” в Османской империи. Возможно, что в XV веке цыгане и правда убедили Сигизмунда, что они имеют право на подобное отношение.

Независимо от того, получил ли народ рома в XV веке юридическую автономию от императора или нет, общины рома на протяжении веков были поразительно успешными в сохранении фактической автономии, оставаясь вне поля зрения официальной правовой системы и навязывая свои собственные правила членам общины.

Цыгане: Валашские ромы, Романичал, Каале

За тысячу лет, прошедших с момента их ухода из Индии, цыгане разделились на несколько общин, каждая со своими собственными институтами. Цыгане говорят на различных вариантах своего первоначального языка, с включением слов, заимствованных в странах, через которые они проходили; носители разных диалектов не всегда понимают друг друга. Другие говорят на диалектах местного не-цыганского языка, такого, как, например, английский или испанский, с заимствованиями из цыганского. Правила, которые различные общины применяют в отношении себя, и механизмы, с помощью которых они обеспечивают их соблюдение, в некотором смысле схожи, но немного отличаются.

Я начну с валашских ромов, потомков цыган, которые были крепостными в Румынии в течение четырёх веков, а затем опишу немного другие институты Романичал — крупнейшей из британских групп рома, и Каале — финских рома.

Валашские рома

После отмены крепостного права в Румынии в XIX веке многие из валашских рома эмигрировали. Их потомки сейчас разбросаны по всему миру и являются самой многочисленной группой цыган. Основным источником информации о них является книга Анны Сазерленд, основанная на её общении с американскими Валашскими рома в течение девяти месяцев (до октября 1970 года), когда она была директором школы рома в Ричмонде, штат Калифорния. Хотя её наблюдения касались американских рома, большая часть её описания, вероятно, относится к группам Валашских рома в других местах, и к другим группам цыган в целом.

Социальная структура

Основная ячейка социума называется фамилия: муж, жена, их взрослые сыновья, жены сыновей, незамужние дочери и внуки. Несколько фамилий объединены в витсу, большую родственную группу, происходящую от предков, живших нескольких поколений назад. Человек может выбрать витсу отца или матери; женщина может по своему усмотрению идентифицировать себя с витсой своего мужа. Над витсой находится натсия, нация. Валашские рома разделены на четыре натсии: Мачвайя, Ловара, Кальдераша и Чурара.

Брак заключается путем покупки, — выплаты от семьи жениха семье невесты. Платежи были значительными, как правило, несколько тысяч долларов по состоянию на 1970 год. Хотя требуется согласие невесты и жениха, забота о будущем браке лежит на родителях мужчины: они должны найти ему жену и договориться с ее родителями. Жена живет в фамилие мужа, в первые годы брака она должна выполнять большую часть работы по дому. По мере того, как она рожает детей, ее статус в фамилие постепенно повышается. Ее родители сохраняют за собой право аннулировать брак и вернуть свою дочь. Разногласия по поводу того, в какой степени, если это вообще возможно, должен быть возвращен выкуп за невесту, являются частым источником конфликтов. Цыганское слово для обозначения невестки, бори, используется не только родителями мужа, но и другими членами фамилии — она является их бори.

Фамилия, Витса и Натсия — родовые структуры. Географическая единица, на которой живет фамилия, называется кумпания. Первоначальным значением, по-видимому, был лагерь, группа семей, проживающих вместе. В современном американском контексте он описывает единицу, такую как поселение рома в Ричмонде. В каждой кумпании, как правило, есть свой Ром Баро (Цыганский Барон — прим. пер.), “большой человек”, который играет важную роль как во взаимодействии с властями, такими как полиция и департамент социального обеспечения, так и во взаимодействии между рома.

Кумпания может состоять из домашних хозяйств одной витсы, в которой другие витсы будут нежелательны. Или она может состоять из домашних хозяйств нескольких витс, и в этом случае ее лидер, вероятно, будет представлять самую многочисленную витсу в кумпании. Кумпания может быть открытой и закрытой. В случае закрытой кумпании, другим семьям рома нужно разрешение на въезд, основанное на родстве с теми, кто уже там живет. Ограничения на въезд, как правило, реализуются через влияние Рома Баро в местных органах власти. Он может, например, сообщить в полицию о преступлениях, которые совершала (или не совершала) нежелательная для въезда семья. Ограничения на въезд частично защищают обитателей кумпании от конкуренции в таких доходных видах деятельности, как гадание.

Правовая система

Романия — система правил цыган — включает в себя два типа правил. Первый тип — это обычные правовые нормы, охватывающие обязательства рома по отношению друг к другу, включая обширные обязательства по оказанию взаимной помощи, особенно, но не исключительно, между родственниками. Если какой-либо член кумпании нуждается в медицинской помощи и не может ее себе позволить, другие члены, как ожидается, будут собирать средства для этой цели. Празднование именин, похороны или другие события такого рода, скорее всего, будут финансироваться аналогичным образом. Если бедная семья прибывает в кумпанию, предполагается, что кто-то накормит ее и предоставит ей место для проживания.

Обязательства распространяются только на рома, но не на чужаков, гайе. Мошенничество или воровство у товарищей-цыган это редкое, и подлежащее разбирательству событие, но мошенничество или воровство у чужака попадает под юрисдикцию Романии только в той мере, в какой это создает проблемы для других цыган. “Они крадут слишком много, попадаются слишком много, и обычно портят жизнь другим.”

Как объясняет Сазерленд, на цыганском языке:

Мужчина цыган называется ром, женщина цыганка - ромни. Мужчина не-цыган называется гайо, женщина не-цыганка — гайи. Не существует слова для всех мужчин или женщин вообще. Человек может быть либо рома, либо гайе.

Почти без преувеличения можно сказать, что цыгане рассматривают не-цыган не как часть своего общества, а как часть своей среды обитания. Цыгане, принадлежащие к другим общинам, таким как Романичал, имеют несколько неоднозначный статус между рома и гайе.

Марушьякова и Попов, которые провели обширные исследования среди европейских валашских рома, описали два случая, когда группа рома обидела местных жителей, а затем уехала. За действия этой группы местные жители наказали другую группу цыган. В ответ на это вторая группа потребовала возмещения ущерба через кри, цыганский суд, от ответственной стороны — не от местных жителей, которые напали на них, а от первой группы цыган.

Вторым типом правил, которые составляют Романию, является сложная система чистоплотности и скверны. Ее главный принцип заключается в том, что человеческое тело чистое выше талии и нечистое ниже талии. Одним из следствий этого правила является то, что для мытья мужской нижней одежды, мужской верхней одежды, женской нижней одежды, женской верхней одежды, детской одежды и кухонной утвари должны использоваться отдельные емкости, в целом 6 штук. Контакт с нечистотой оскверняет — “мариме"- и это осквернение является заразным. Тот, кто подвергся загрязнению, обнаружит, что другие не захотят связываться с ним, не будут позволять ему прикасаться к их имуществу. Это включит автоматический механизм правил борьбы со скверной и стимул пройти ритуалы, необходимые для очищения. Таким образом, мариме — это две вещи: состояние загрязнения и состояние остракизма из-за загрязнения.

Поскольку загрязнение носит заразный характер, а гайе не следуют правилам его предотвращения, связь с ними резко ограничена. Валашский ром в Америке, если ему приходится есть в не-цыганских заведениях, таких как ресторан, предпочитает бумажные тарелки; они могут есть пальцами вместо приборов, опасаясь, что последние могут быть загрязнены.

Экскременты и репродукция, связанные с нижней частью тела, являются предметом обширных правил и ограничений. Беременная женщина должна есть в одиночестве, есть пищу, приготовленную в собственных горшках, а после родов она должна уничтожить одежду, которую она носила во время беременности. Женщина может загрязнить мужчину, подняв юбку и обнажив свои гениталии, что заставит жертву пройти дорогостоящую процедуру очистки. Пожилые люди и дети до достижения половой зрелости считаются чистыми, в основном свободными от ограничений, связанных с правилами загрязнения.

Правоприменение

Механизмы, с помощью которых обеспечивается соблюдение правил – это вражда (feud) и угроза остракизма. Сазерленд сообщает о вражде Джона Маркса, одного из её информаторов::

Когда я нашел бори [невестку] для Дэнни [его сын] она не спала с ним как жена, только как сестра. Ее отец заставил ее так делать. Так что я связался с ее отцом и сказал, что хочу вернуть свои деньги. Он отказал мне и сказал, что я пытался заняться любовью с моей невесткой, и он сделал ошибку, когда сказал это. Теперь я узнал, что она уже совершала преступления и разыскивалась за то, что украла 300 долларов у мужчины. Я пошел к шерифу и сказал, что приведу ее, если он приведёт её отца. Это будет стоить ему много денег.

В интерпритации ситуации Марксом, он был жертвой обмана, попытки продать дочь и отказа вернуть деньги за ее возврат. Он был особенно зол на предлог, озвученный отцом невестки, так как мужчина, заигрывавший с женой своего сына, считался очень серьезным правонарушителем. В ответ на это он применил подход, характерный для вражды между валашскими рома, используя власти гайе для того, чтобы взвалить вину на своего противника. Как правило, обвинения, правдивые или ложные, снимаются после того, как противник уступает.

В обществе, где доходы и власть в значительной степени зависят от способности манипулировать как внешними органами власти, так и членами общины, эта способность и способность защищаться от нее являются важными жизненными навыками. Как сообщает Сазерленд:

Рома часто лгут друг друг о повседневных делах, но они почти всегда лгут гайе. Врать друг дуруг не очень стыдно (за исключением особых обстоятельств, например, когда кто-то публично клянется перед цыганским судом кри, клянется именем мертвого родственника), но лгать гайе, безусловно, правильное и приемлемое поведение. В этих обстоятельствах даже мертвый дед может простить нарушенную клятву. Следовательно, с самого начала я решила перепроверять три раза всю полученную мной информацию, независимо от того, насколько тривиальной или несущественной она может казаться. Я спрашивала в разное время об одном и том же событии или пробовала озвучивать альтернативные истории, чтобы проверить их реакцию. Обычно противоречия можно было сгладить и получить наиболее правдоподобную версию. Большинство людей, по крайней мере, не были в курсе лжи других людей, и таким образом в конечном итоге можно было выявить истину.

Мой метод перекрестной проверки был тем более приемлемым потому, что рома используют ту же тактику друг с другом. Они редко принимали показания от меня или любого другого рома без какого-либо подтверждения от другого лица. Когда кого-то ловили на лжи, я никогда не видела, чтобы лжец показывал смущение. Они любили, когда кто-то сочинял им хорошую историю, также, как любили сочинять сами.

Когда одна сторона в конфликте не может заставить другую уступить, альтернативным подходом является избегание общения. Рома традиционно являются кочевой культурой; даже те, у кого есть постоянный адрес, такие как жители Ричмонда, вероятно, проведут значительшую часть своей жизни в дороге. Фамилия, не способная урегулировать конфликт приемлемым образом, имеет возможность покинуть город и избегать любых контактов со своими оппонентами, по крайней мере до тех пор, пока обе стороны не остынут.

Другой вариант, который в конечном итоге использовал Джон Маркс для урегулирования конфликта из-за жены своего сына, это кри Романи, цыганский суд. Подробности функционирования кри варьируются в зависимости от обстоятельств и, вероятно, отличаются в разных общинах, включая степень, в которой судьи выносят вердикт и в которой они выполняют функции председателя в ходе открытой дискуссии между сторонами. Кри, описанный Джоном Марксом, был необычайно большим, имел двух судей, отобранных за их репутацию и жюри из 25 человек. Судьи и присяжные отбираются из большой выборки, в идеале из всех частей Соединенных Штатов, включая мужчину и женщину от каждой витсы.

Вердикт в кри выносится сторонам в споре, если это необходимо, с помощью угрозы остракизма через объявление маримэ. Остракизм может также иметь место и без наличия судебной процедуры, в результате загрязнения из-за нарушения (даже нечаянного) ограничений маримэ. Семье, один из членов которой нарушил правила, например, убежав на год на работу в мире гайе, может быть объявлена маримэ на некоторое время.

Ромы говорят, что маримэ означает быть “отвергнутым” из сообщества рома и быть “нечистым” или загрязненным. В настоящее время наиболее важное значение имеет чувство отторжения. Когда какому-либо лицу публично объявляется маримэ, будь то группой лиц (например, семьями в кумпании) или более формально в кри Романи (суде), ему сразу же отказывают в общении остальные рома. Все, что он носит, трогает или использует лично, загрязнено (маримэ) для других рома, и его общества обычно избегают, поскольку его состояние маримэ может передаться другим. Маримэ является максимальным наказанием в обществе цыган так же, как смерть — в других обществах. На определенное время маримэ означает социальную смерть.

Остракизм — это способ, с помощью которого может функционировать укоренившаяся правовая система, существующая под властью государства, обладающего гораздо большими ресурсами принуждения, чем община. Отказ от общения с кем-либо не является незаконным, поэтому наказание маримэ может быть исполнено, не вступая в противоречие с законами государства.

Статус

Возраст напрямую связан с властью и уважением — чем старше человек, тем больше власти и уважения ему дается. Старейший член семьи, который сохранил в достаточной степени физические и умственные способности, будет последней инстанцией во всех семейных делах и решениях.

В семье родители имеют власть над своими детьми и внуками, мужья — над своими женами. Кумпании довольно сильно сегрегированы, мужчины взаимодействуют с мужчинами, а женщины — с женщинами. Политические вопросы в основном находятся в руках мужчин, хотя определенную роль могут также играть пожилые женщины. Деньги добывают как мужчины, так и женщины. Женщины зачастую рассматриваются в качестве основных кормильцев благодаря их способности предсказывать судьбу, мужчины — в качестве их помощников.

За пределами структуры фамилии, рома явно не желают вступать в иерархические отношения. Мужчины, которые работают в группах, делают это в качестве партнеров, а не работодателей/работников. Когда цыгане находят необходимым работать на гайе, например, собирая урожай, они делают это в качестве дневной подработки, а не как постоянные работники.

Законодательство

Романия — это совокупность правил, религизных и медицинских верований, нарушение которых приводит не только к социальным санкциям, но и к неудачам и болезням. Это неписанные правила, существующие в памяти старейших членов сообщества и являющиеся одним из источников их статуса. Законодательной власти не существует, но существует возможность организации встречи рома, для согласования между собой определенных правил.

Осенью 1969 года была созвана встреча всех витси и всех натсии, представленных в Лос-Анджелесе, чтобы обсудить “новые правила” по следующим вопросам: выкуп невесты, информирование властей гайе о людях, которые вторгаются на территорию кумпании, и эффективность приговоров маримэ. На встрече должны были присутствовать мужчины и женщины от каждой витсы, поскольку правила не могут быть эффективными, если они не будут приняты всеми.

Романичаль

Романичаль, крупнейшая из британских цыганских общин, говорит на диалекте английского языка с включением цыганских слов, практикует тайный брак (когда невеста убегает с женихом, — прим.ред.) и нуклеарные семьи. У них нет кри. Как и Валашские рома, они навязывают свои правила через вражду (feud), хотя и в несколько иной форме.

Романичаль, который считает, что его права были нарушены, отвечает, требуя компенсации и угрожая насилием. Обе стороны знают, что, если права, определенные нормами этой общины, были нарушены, друзья нарушителя будут неохотно поддерживать его, а друзья потерпевшего будут готовы ему помочь. Таким образом, в интересах нарушителя предложить компенсацию или, если он не хочет или не может это сделать, удалиться из района обитания жертвы, как тысячу лет до этого исландец, которому грозила опасность оказаться вне закона за неуплату штрафа, наложенного на него судом, мог решить, что ему лучше покинуть Исландию. Как и в случае любой хорошо функционирующей системы вражды, когда стимул к соблюдению законов или норм обеспечивается угрозой частного насилия, фактическое насилие является скорее исключением, чем правилом.

Каале

Каале, финские цыгане, небольшая группы, изолированная на протяжении веков, доводят отношение валашских рома к нижней части тела до предела, отказываясь открыто признать факт человеческого размножения. У них нет института брака. Предполагается, что супружеские пары, желающие родить ребенка, должны сначала покинуть свои семейные хозяйства, убежать достаточно далеко, чтобы их родственники не смогли найти их, и вернуться только после того, как их ребенок станет достаточно взрослым, чтобы не нуждаться в материнской опеке. По возвращении отец должен проявить смирение, как нарушитель норм своего сообщества, а ребенок должен относиться ко всем женщинам поколения его матери как к равноправным матерям.

Одним из последствий неприятия Каале сексуальности является ликвидация многих связанных с ней табу, существующих среди других групп рома. Не может быть ограничений, связанных с менструацией, поскольку для обеспечения их соблюдения потребуется признание самого факта менструации, а также беременности. Женщина каале, проживающая в своем доме или доме жениха, долго скрывает факт беременности и устраивает так, чтобы ее ребенок родился где-то вне дома (в наше время в родильном доме).

В случае вражды у Каале соответствующим субъектом является домохозяйство, а не отдельное лицо, как в случае Pоманичаль. Все домохозяйства рассматриваются в качестве равноправных партнеров, и для мирного урегулирования споров не существует какого-либо механизма. Конфликт в рамках домашнего хозяйства регулируется внутри семьи, так как власть в этом обществе сосредоточена у мужчин-старейшин. Нарушение правил маримэ приводит к утрате статуса и чести группой, чей член несет за это ответственность, что создает стимул для предотвращения таких нарушений путем принуждения внутри семьи. То же самое можно сказать о валашских рома на уровне витсы.

Конфликты между лицами из различных домохозяйств, если они носят достаточно серьезный характер, приводят к поединкам между сторонами по правилам, направленным на снижение риска смерти или серьезного увечья. Если cмерти или увечья не удается избежать, между родственными группами начинается кровная вражда. Мстить имеет право любой представитель группы, член которой был убит или ранен, месть может быть направлена против любого члена группы обидчика, хотя на практике женщины или дети редко становятся мишенями, в отличие от старейшин группы. Успешное возмездие меняет диспозицию двух родственных групп. Не существует эквивалента судебных процедур или арбитражных решений, прекращающих кровную вражду. Хотя такое положение дел может привести к череде убийств, на практике вражда в основном принимает не форму насилия, а избегания всех членов одной родственной группы всеми членами другой.

Как видно из этих примеров, различные группы рома имеют много общего. То, что на первый взгляд кажется разницей в сути, часто является разницей лишь в степени. Все три группы имеют одинаковые правила загрязнения, отличающиеся друг от друга в деталях. Валашские рома могут разрешать свои споры в кри, но в основном они решают их, как и споры Каале и Романичаль, через вражду. Брак через побег является нормой для Романичаль и, в экстремальной форме для Каале. Брак выкупом невесты преобладает среди Валашских рома, хотя побег существует как запасной нежелательный вариант.

Объяснение различий

Каковы причины различий между группами рома, которые происходят от одних и тех же предков одной и той же культуры? Ряд ученых выдвинули теории на этот счет и не ясно, какая из них верна.

Томас Актон, Сьюзан Кэффри и Гэри Манди, авторы третьей главы книги Цыганское право, чей отрывок о системе Романичаль использован в моем описании выше, предлагают гипотетическое объяснение различий между романичаль и валашскими рома. Они утверждают, что эффективность системыа вражды отчасти зависит от способности одной стороны уйти от другой и от ее претензий. В отсутствие этой возможности риск серьезного насилия становится слишком большим. На протяжении большей части своей истории рома были кочевым народом. Но было по крайней мере одно большое исключение, период четырех столетий, в течение которых Валашские рома были закрепощены в Румынии. Крепостное состояние означало потерю мобильности. Поэтому они утверждают, что система вражды была первоначальным институтом, а кри и связанные с ним институты — адаптацией к особым обстоятельствам крепостного состояния, появившейся среди Валашских рома на основе институтов румынского крестьянства.

Это остроумная гипотеза, но Марушьякова и Попов, которые изучили гораздо больше цыганских групп, обнаружили, что этот шаблон не соблюдается:

“Некоторые авторы изучили брачные традиции цыган, которые связаны с их образом жизни. Как утверждается, двумя возможными вариантами являются (а) кочевой образ жизни + побег = система вражды и личной мести или (б) оседлый образ жизни + браки по договоренности = кри (Актон, Кэффри и Манди, 2001 год: 89-100; Актон 2003: 646). Однако наши данные опровергают эту модель и показывают, что реальность гораздо сложнее, не допуская таких упрощенных выводов.”

“… несомненно, что большинство (но не все) цыган, ведущих (или ведших в прошлом) кочевой образ жизни, имеют или имели цыганский суд, в то время как среди оседлых цыганских групп этот суд неизвестен.”

Марушьякова и Попов утверждают, что закрепощение в Румынии не обязательно исключало кочевую жизнь, что опровергает объяснение, почему цыганам пришлось изобрести кри. Некоторые рома были прикреплены к земле, но другие оставались мобильными и хотя они должны были ежегодно платить барщину своим хозяевам, они сохранили значительную степень как свободы, так и правовой автономии.

Аналогичный вопрос возникает из-за различий между враждой, практикуемой Романичаль, и враждой, практикуемой Каале, — в более общем плане, между индивидуальной ответственностью Романичаль и коллективной ответственностью домохозяйства Каале. Мартти Гронфёрс, на чьем описании основан мой параграф про Каале, предполагает, что модель кровной мести Каале является одной из причин, по которой у Каале не было института брака. Половой акт между Каале является внебрачным, делать это в домохозяйстве строго запрещено. Признание стабильных отношений, созданных в результате сексуального партнерства и воспроизводства, создает родственные связи между домохозяйствами, подрывая институты, основанные на автономии и равноправии домохозяйств. В условиях вне брака, один партнер проживает в семье другого в качестве постояльца-чужака. Кровная месть с участием одного из партнеров не касается другого или его родственников в качестве участников или потенциальных целей. В случае возникновения кровной вражды между домохозяйствами партнеров связи между партнерами полностью прекращаются, в результате чего один из них, проживавший дома у другого, возвращается в дом своих родственников.

Питер Лисон предлагает другое объяснение различий между цыганскими группами, в его случае между Каале и Валашскими рома. Правоохранительная система Валашских рома зависит от ключевой особенности правил маримэ: заразности. Если маримэ заразна — то в личных интересах каждого отдельного рома избегать любого, кто ею заражен. Это снижает вероятность того, что члены общества нарушат свои порядки, с тем чтобы воспользоваться возможностями для общения с кем-то, кто был подвергнут остракизму.

Поскольку все гайе являются носителями маримэ, тот факт, что они заразны, также блокирует взаимодействие с гайе и, таким образом, каждый цыган зависит от его способности ассоциироваться с другими цыганами. Таким образом, заразная маримэ решает для Валашских рома некоторые из проблем обеспечения соблюдения правил поведения внутри цыганского общества. Однако это дорогостоящее решение. Каждый должен соблюдать тщательно разработанные нормы Романии, касающиеся загрязнения. Каждый должен следить за окружающими, чтобы они не связывались с кем-то, кто нарушил эти правила и, таким образом, загрязнен.

Есть, утверждает Лисон, два основных источника конфликтов между валашскими рома — брачные отношения, в частности споры о возврате выкупа за невесту в случае распада брака, и экономические отношения за пределами фамилии (расширенной семьи). Ничего такого нет у Каале. При отсутствии института брака вопрос о выкупе невесты не возникает. В условиях, когда экономическое взаимодействие почти полностью осуществляется внутри, а не между домашними хозяйствами, возможности для споров между хозяйствами ограничены. Версия маримэ Каале не заразна и поэтому нельзя подхватить ее от гайе. Мужчины Каале могут свободно вступать в сексуальные отношения с женщинами не-рома, и не обязаны их скрывать. Для мужчины Валашских рома такие отношения считаются грязными и открытое их признание приведет к остракизму. Каале, испытывающий меньшую потребность в механизмах обеспечения соблюдения правил за пределами домашнего хозяйства, не имеют института кри.

Один из вопросов, возникающих в связи с системой мариме, заключается в том, в какой степени она поддерживается религиозными/магическими убеждениями и в какой степени обычаем. До тех пор, пока люди считают, что загрязнение приносит несчастье и болезни, эти правила, по сути, являются самоисполняющимися. С другой стороны:

«В частном порядке женщина может переступить через одежду своего мужа, пройти перед ним или дотронуться до него юбкой, но ей было бы очень стыдно делать это публично, и если бы она несколько раз так поступила, ее муж рисковал бы стать маримэ».

Это совсем не то, что вы ожидаете от поведения современных людей в отношении заразы. Это же относится и к другим обществам и правовым системам, которые мы рассмотрим в последующих главах. Вспоминается комментарий Джорджа Оруэлла “никогда, буквально никогда в последние годы, я не встречал никого, кто смог бы создать у меня впечатление, что он верит в потусторонний мир так же твердо, как в существование, например, Австралии.”

Оборонительная стратегия

Одним из способов защиты встроенной системы от системы, в которую она встроена, является использование контроля над информацией вместо контроля над физической силой. В начале этой главы я представил оценку численности рома в мире. Тот факт, что оценочные величины варьируются почти на порядок, не является случайностью. Рома не хотят быть под контролем гайе. Трудно контролировать людей, если вы не можете их пересчитать, и трудно подсчитать людей, когда нет однозначного соответствия между человеком и именем.

Рома, по крайней мере валашские, самая большая и наиболее изученная группа, рассматривают имя, используемое при общении с чужаками, как взаимозаменяемое, принадлежащее расширенной семье и используемое любым ее членом, который посчитает это полезным. С помощью этого и других приемов, современные цыгане затрудняют мониторинг и контроль со стороны государств, претендующих на власть над ними. Это может объяснить тот факт, что, хотя нацисты уничтожали как рома, так и евреев, в первом случае они, похоже, оказались значительно менее эффективными. Общее число европейских цыган и число убитых неизвестны, но, по оценкам, около трех четвертей цыган выжили.

“Вскоре стало ясно, что это люди, которые, благодаря многовековому опыту усовершенствовали свои методы уклонения до уровня непринужденного искусства. Им нравится обманывать гайо, в основном по уважительной причине, но иногда просто забавы ради или для поддержания формы. Анонимность и невидимость в сочетании с крайней секретностью — это ключ к способности рома адаптироваться и выживать в чужой культуре. Большинство из них не регистрируются при рождении, в школе, в ходе переписи населения или в списках призывников. Официально они не существуют вне полицейских архивов и отделов социального обеспечения. Даже если у них есть официально зарегистрированное имя, оно, как правило, не является их собственным, и они могут утверждать, что они мексиканцы, индийцы или кто-либо еще, а не цыгане”.

Этот подход становится все более сложным по мере того, как все более бюрократизированные государства прилагают все более активные усилия к тому, чтобы следить за своими жителями, пользуясь различными современными технологиями.

Перевод: Дмитрий Коваленко

Редактор: Владимир Золоторев