Liberty Education Project
Knowledge Is Freedom
Роберт Мерфи
Сравнение подходов австрийской школы и «права и экономики» к вопросам загрязнения воздуха

В недавней статье я сравнил подходы австрийской школы и школы “права и экономики” связанной с Чикагской школой и Калифорнийским университетом в Лос-Анджелесе к безопасности продукции. В сегодняшней статье я покажу разницу в вопросе загрязнения воздуха. Мы снова увидим, что австрийский подход не только технически точнее, но и звучит менее шокирующе для неэкономистов.

Подход «права и экономики» к загрязнению воздуха

Мотивом для написания моей статьи послужило интервью Vox с Сурешом Найду, профессором экономики Колумбийского университета, который был соавтором статьи, в которой количественно оценивалось влияние традиции школы “права и экономики” на американских судей. Как поясняется в резюме Vox, Найду и его соавторы

закончили Экономический институт Манна для федеральных судей, программу, предлагающую преподавание экономики федеральным судьям, чтобы они могли включать экономические аргументы в свои работы. Основанный в 1976 году ученым в области права Генри Манном при поддержке корпораций и консервативных спонсоров, таких как Фонд Олина, институт был одним из самых эффективных распространителей “права и экономики”, движения правоведов, которое стремится включить анализ экономической эффективности и стимулов в изучение права.

В семинарах Манна участвовали большие шишки, вроде Пола Самуэльсона (так что не все они были правыми), а также те, кто более скептически относился к регулированию бизнеса, такие как Милтон Фридман, Гарольд Демсец, Мартин Фельдштейн и Армен Алчиан. Для целей данной статьи я хочу сосредоточиться на этой части интервью Vox:

Дилан Мэтьюз

В своей работе вы приводите несколько поразительных мыслей о загрязнении.

Суреш Найду

Да, и это как бы показывает … что когда вы воспринимаете экономику слишком буквально, это приводит вас к очень социопатическому мышлению о вещах.

У нас есть цитаты Армена Алчиана, который сказал: “Дайте мне капсулу, которая волшебным образом очистит весь воздух в Лос-Анджелесе … Умоляйте меня раздавить ее … Я не раздавлю капсулу. Потому что, если я это сделаю, бедным черным придется платить на 20 долларов в месяц больше за аренду земли … Чернокожий в Уоттс, уже привыкший жить с плохим воздухом, теряет свою скидку за это”.

И это всего лишь идея о том, что если вы уберете загрязнение, больше людей захотят там жить, и это приведет к росту цен на жилье, что ухудшит положение людей, которые уже привыкли к загрязнению.

Думаю, именно такой способ мышления вы найдете в том, чему учили нас в школе Манна, а также в следующих словах: “Вот почему многие правила EPA [Агентства по охране окружающей среды] могут быть не самым эффективным способом сокращения экологического ущерба… и, возможно, люди вообще не придают такое уж большое значение экологическому ущербу».

Вышеупомянутый анекдот Алчиана является прекрасной иллюстрацией того, что я имел в виду в своей предыдущей статье, когда сказал, что ученые школы “право и экономика” иногда приводят намеренно “шокирующие” аргументы. Без сомнения, они делают это для того, чтобы привлечь внимание студентов (или читателей в случае письменных материалов), но стратегия дает обратный эффект, если они не только шокируют неэкономистов, но и ошибаются при этом в экономической теории. В таком случае шокирующий (и ошибочный) аргумент лишь подтверждает подозрение пересичного Джо в том, что эти правые на самом деле не имеют принципов, а просто являются рупорами большого бизнеса.

Другими словами, достаточно иронично, когда ученый “права и экономики” сознательно выбирает пример, о котором средний человек подумает: “Это не может быть правдой!” и этот средний человек окажется прав, потому, что аргумент Алчиана неверен.

Теперь я объясню, из чего исходят рассуждения Алчиан, чтобы читатель мог понять логику его утверждений. Затем я покажу, почему вывод Алчиана неверен — как с точки зрения австрийца, так и с точки зрения “права и экономики”, если исходить из более реалистичных, чем у Алчиана предположений. Весь этот эпизод подчеркивает мой тезис, что австрийская школа, несмотря на ее критику, на самом деле дает больше “здравых” результатов, чем традиция “права и экономики”.

В общем, можно понять Найду, который говорит в интервью Vox: “если вы понимаете экономику слишком буквально, это приводит вас к очень социопатическому мышлению”. Но правильное решение — не воспринимать экономику менее буквально; решение — исправить экономику.

Объяснение аргумента Алчиана

К сожалению, у нас нет доступа ко всем аргументам Алчиана; даже в самой статье Найду и соавторов они не дают более подробной информации о том, что он сказал в своей лекции. Однако я думаю, будет справедливо сказать, что Алчиан выдвигал аргумент, аналогичный тому, который методично изложил Стив Ландсбург в своей восхитительной книге “Диванный экономист”. Заинтересованный читатель может увидеть версию Ландсбурга и мою критику в этой более ранней статье на Mises.org, но для наших целей я резюмирую то, что, по моему мнению, доказывает Алчиан.

Во-первых, давайте предположим, что все американцы имеют равные предпочтения в отношении компромисса (tradeoff) между более высокими ценами на аренду квартир и уровнем загрязнения воздуха. В ситуации равновесия, когда каждый согласен оставаться там, где он или она живет, должно быть так, что в городах с относительно загрязненным воздухом (например, в Лос-Анджелесе) цены на аренду квартир будут ниже — при прочих равных — по сравнению с городами с относительно чистым воздухом (как Бозман).

Теперь, если мы абстрагируемся от других уникальных различий (таких как рабочие навыки и семейное положение), должно быть так, что в долгосрочной перспективе каждому американцу будет безразлично, жить ли в Лос-Анджелесе или в Бозмане. В частности, невозможно, чтобы люди, живущие в Лос-Анджелесе, “хотели бы жить в Бозмане, где воздух чище”, просто потому что, эй, вам разрешено переезжать. Таким образом, должно быть так, что преимуществ жизни в Лос-Анджелесе по сравнению с Бозманом достаточно, чтобы просто компенсировать относительно более грязный воздух, потому что в противном случае люди переехали бы из Лос-Анджелеса в Бозман. И точно так же не может быть случая, чтобы люди в Бозмане думали: “Ого, я хотел бы жить в Лос-Анджелесе, где я постоянно видел бы кинозвезд”, просто потому что им разрешено переезжать. Тот факт, что они остаются в Бозмане, означает, что его преимуществ, таких как чистый воздух, достаточно, чтобы компенсировать нехватку кинозвезд и пальм.

Теперь предположим, что приходит Армен Алчиан, и у него есть возможность разбить капсулу, которая очистит воздух в Лос-Анджелесе, чтобы он стал таким же чистым, как в Бозмане. Что произойдет, если Алчиан раздавит капсулу?

Сначала будет очевидная выгода для всех, кто живет в Лос-Анджелесе. Все первоначальные преимущества Лос-Анджелеса сохранятся, плюс воздух теперь станет чище.

Однако эта выгода для среднего жителя Лос-Анджелеса — как утверждал бы Алчиан — будет мимолетной. До того, как капсула была раздавлена, всем было безразлично, жить в Лос-Анджелесе или в Бозмане. Но теперь, когда воздух в Лос-Анджелесе чистый, люди явно предпочитают Лос-Анджелес Бозману, и поэтому некоторые начинают переезжать. Цены на аренду квартир в Лос-Анджелесе будут расти, а цены на аренду квартир в Бозмане будут падать, пока не вознкнет новое равновесие, в котором никто не хочет переезжать.

Как только пыль уляжется, средний человек в Лос-Анджелесе должен быть так же удовлетворен, как и средний человек в Бозмане. ПРИМЕЧАНИЕ: До этого момента в споре меня в целом устраивало все, учитывая предположения о “безразличии” и так далее. Но теперь мы подошли к логической цепочке, в которой, как мне кажется, Алчиан ошибается, поскольку он предполагает, что люди в Бозмане не получат выгоду от волшебной капсулы, которая очистит воздух в Лос-Анджелесе, и поскольку мы показали, что люди в двух городах должны быть одинаково счастливы, то мы должны считать, что капсула не помогла и среднестатистическому жителю Лос-Анджелеса.

Итак, что случилось? Несомненно, очистка воздуха в Лос-Анджелесе имела какой-то эффект! И да, это так. Я полагаю, что Алчиан будет утверждать, что в новом равновесии владельцы недвижимости в Лос-Анджелесе выиграли, а владельцы недвижимости в Бозмане проиграли. Но на их арендаторов это не повлияло. Средний человек в Лос-Анджелесе наслаждается более чистым воздухом, чем раньше, но при этом платит более высокую арендную плату, что как раз уравновешивает эту выгоду.

А теперь еще одно осложнение для завершения аргументации Алчиана. Выше мы предполагали, что у всех одинаковые предпочтения в отношении загрязнения воздуха. Но теперь давайте будем более реалистичными и предположим, что люди, выросшие в загрязненном городе, более терпимы к этому. В этом случае они действительно пострадали бы, раздавив капсулу, потому что теперь они должны платить более высокую арендную плату в обмен на то, чтобы дышать более чистым воздухом. Но поскольку именно эти люди изначально предпочли жить в Лос-Анджелесе с его более грязным воздухом, и, соответственно, с более низкой арендной платой за квартиру, их фактически вынуждают платить более высокую арендную плату за чистый воздух, который им не нужен. Столкнувшись в свое время с этим выбором, они решили остаться в Лос-Анджелесе. Но, сокрушая капсулу, мы патерналистски делаем выбор за них.

Ошибка в аргументе Алчиана, даже на его собственных условиях

Я надеюсь, что я верно резюмировал суть аргумента Алчиана, который он представил на своем семинаре по “праву и экономике”. Что интересно, я могу показать, что он ошибочен, даже в рамках его собственных условий.

В частности, для развития аргументации, мы должны предположить, что разрушение капсулы в Лос-Анджелесе никак не повлияет на обычного человека в Бозмане. Но это неверно. Как я показал выше, рост цен на аренду в Лос-Анджелесе должен происходить, потому что все больше людей пытаются переехать из Бозмана в Лос-Анджелес после того, как воздух будет очищен. Но если из-за капсулы в Лос-Анджелесе цены на аренду растут, то в Бозмане они, должно быть, падают.

Таким образом, среднему арендатору в Бозмане также помогает разрушение капсулы в Лос-Анджелесе. Люди, которые решили остаться в Бозмане, теперь пользуются всеми его изначальными преимуществами (включая чистый воздух), и их арендная плата только что снизилась.

Если бы люди были идентичны, это означало бы, что люди в Лос-Анджелесе получили бы такую ​​же выгоду — потому что как мы помним, люди могут перемещаться между двумя городами, поэтому в итоге учитывая все обстоятельства, города будут одинаково привлекательны. То есть в сценарии, где все арендаторы идентичны, должно быть так, что более высокие цены на аренду, наступившие после уничтожения капсулы в Лос-Анджелесе, не полностью компенсировали преимущества чистого воздуха. Так что людям, живущим в Лос-Анджелесе после капсульного эксперимента, тоже должно быть лучше.

Когда мы сделаем вещи более реалистичными, предположив, что у людей все-таки разные вкусы, это будет труднее увидеть, но я не думаю, что это изменит результат. Хотя цены на аренду в Лос-Анджелесе выросли, они не должны были вырасти настолько, чтобы полностью перекрыть преимущества более чистого воздуха.

Короче говоря, как только мы проведем анализ правильно, мы увидим, что Алчиан просто неправ, утверждая, что разрушение капсулы ухудшит положение среднего арендатора в Лос-Анджелесе. Он прав в том, что среднестатистический арендатор не будет пользоваться всеми (валовыми) преимуществами более чистого воздуха, так как арендодатели в Лос-Анджелесе теперь будут получать более высокий доход от аренды (наряду с более чистым воздухом). Но, повторюсь, поскольку средний арендатор в Бозмане сейчас явно должен быть в лучшем положении, и поскольку арендаторы всегда могут выбирать между городами, я думаю, что должно быть так, что среднему арендатору в Лос-Анджелесе теперь тоже стало лучше, хотя часть его первоначального выигрыша была поделена с домовладельцами в Лос-Анджелесе.

Reductio Ad Absurdum

Чтобы по-настоящему выявить ошибку в аргументе Алчиана, рассмотрим другой сценарий. Предположим, кто-то раздавил волшебную капсулу, из-за чего уровень моря у побережья Калифорнии упал, и теперь люди могут строить квартиры на новой земле. Поможет ли это арендаторам жилья или повредит им?

Строгое применение аргументов Алчиана говорит о том, что арендаторы пострадают. В конце концов, изначально люди могли выбрать жизнь под водой, но, учитывая их предпочтения в отношении арендной платы и пребывания в морской воде, они предпочли этого не делать. Теперь, когда морская вода удалена, стало намного легче дышать, поэтому люди переезжают в регион, что приводит к повышению цен на аренду. Доказал ли я только что что среднестатистический арендатор пострадал?

Конечно нет. Простой способ понять этот последний сценарий состоит в том, что доступное количество земли (с заданными характеристиками) увеличилось, что привело к снижению равновесной цены аренды этой земли. Так что арендаторам стало лучше.

Точно так же очищение воздуха Лос-Анджелеса увеличивает количество земли (с заданными характеристиками) и снижает арендную плату, улучшая положение арендаторов. Анализ усложняется, когда у арендаторов разные предпочтения, но все же кажется разумным заключить, что все арендаторы выигрывают от выбора, а именно, проживания в городе с более чистым воздухом, что дешевле, чем было раньше. (Чтобы упростить этот аргумент, представьте, что жители Лос-Анджелеса могут переехать в загрязненный город в Мексике, где сейчас цены на аренду немного ниже, поскольку некоторые из его жителей переехали в Лос-Анджелес, поскольку в нем более чистый воздух.)

Австрийский подход

Стандартный австрийский подход к загрязнению воздуха и регулированию отвергает подсчет победителей и проигравших и вместо этого использует подход, основанный на правах собственности. Классическим произведением здесь является эссе Ротбарда. Заинтересованный читатель может просмотреть его работу, чтобы найти полное изложение, вкратце дело выглядит так: стандартный австрийский подход заключается в определении прав собственности и том, как действовать в ситуациях, в которых такие понятия, как “вторжение” или “агрессия” не так однозначны, как в случае, когда человек загоняет машину к вам на крыльцо, например, когда чьи-то частицы дыма пересекают чужую собственность.

Вывод

В этом эссе я проиллюстрировал еще один пример, в котором подход “права и экономики” выбирает намеренно “шокирующий” пример, который явно демонстрирует нелогичный характер экономики, но на самом деле просто показывает, что ученый школы “права и экономики” пришел к неправильному выводу, используя ошибочные предположения . В случае загрязнения воздуха австрийский подход, напротив, гораздо реже приводит к шокирующему выводу о том, что очистка воздуха в Лос-Анджелесе ухудшит положение его жителей.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев