Liberty Education Project
Knowledge Is Freedom
Райан МакМакен
Накануне выборов СМИ открыто выступают за сецессию

Даже мейнстримным средствам массовой информации становится все более ясно, что после выборов 2020 года ситуация вряд ли вернется в “нормальное русло”.

Независимо от того, кто победит, скорее всего, проигравшая сторона будет считать, что победитель добился победы с помощью грязных уловок, иностранного вмешательства или посредством безжалостной пропаганды, проводимой сильно предвзятыми СМИ.

Что делать, если примерно половина страны будет считать победившего президента нелегитимным?

Данные опросов не полностью успокаивают по этому поводу. Как сообщало недавно Politico, процент американцев, которые считают оправданным применение насилия для “достижения политических целей”, с 2017 года увеличился в четыре раза как для республиканцев, так и для демократов.

С тех пор, как Хиллари Клинтон заявила, что значительную часть населения Соединенных Штатов составляют “люди, достойные сожаления”, накал страстей достиг пика. Пожалуй, еще никогда с 1870-х и 1880-х годов, когда католики, южане и ирландцы (все основные сторонники Демократической партии) были осуждены республиканцами как шпионы, предатели и пьяницы, одна половина страны так не презирала другую половину. Еще в 2017 году, около трети специалистов по внешней политике в ходе одного из опросов ответили, что в США вполне вероятна новая гражданская война.

Поэтому нас не должно шокировать то, что сейчас мы видим даже в обычных изданиях статьи, предполагающие, что Соединенные Штаты, возможно, не смогут больше существовать в их нынешнем виде. Более того, эту точку зрения сейчас все чаще продвигают писатели и идеологи за пределами обычных консервативных и либертарианских групп, которые давно выступают за децентрализацию и местное управление.

Например, 18 сентября Стив Чепмен в газете Chicago Tribune спросил: “Смогут ли Соединенные Штаты пережить эти выборы?” В прошлом веке любой журналист ответил бы “да”! Обычный нарратив того времени был: “Конечно, Америка будет жить века! Мы, американцы, мастера компромиссов. Мы все скоро поймем, что мы все вместе, и объединимся!”

Но теперь Чепмен пишет:

Идея отделения такая же американская, как Четвертое июля. Пик настроений в пользу разделения наступил после избрания Авраама Линкольна в 1860 году, что привело к гражданской войне. Но штаты Новой Англии еще раньше подумывали о том, чтобы отделиться из-за войны 1812 года… Узы, скрепляющие американцев вместе, ослабли, и то, что произойдет 3 ноября, может нанести дополнительный ущерб. Ни одна нация не вечна, и наша не будет первой. Эти выборы не будут концом Соединенных Штатов. Но это может быть началом конца.

Более того, Чепмен отмечает, что, хотя многие, без сомнения, будут продолжать считать Соединенные Штаты сильными и, вероятно, вечными, учитывая опыт других стран, такие предположения, скорее всего, неразумны:

В 1970 году российский диссидент Андрей Амальрик написал книгу под названием “Доживет ли Советский Союз до 1984 года?” В то время идея распада гигантской сверхдержавы казалась фантастикой. Но со временем это сбылось. … Такие страны, как Чехословакия и Югославия, также распались. Великобритания покидает Европейский Союз, и Шотландию могут подтолкнуть к тому, чтобы она покинула Великобританию. Было бы глупо думать, что Соединенные Штаты невосприимчивы к этим силам.

Чепмен не одинок.

В прошлом месяце в Philadelphia Inquirer Чак Бонфиг выразил предположение, что, возможно, конец близок:

За время моего пребывания здесь страна пережила множество периодов раздоров: убийства, рецессии, десегрегации, инфляции, газовый кризис, Уотергейт, кризис СПИДа, 11 сентября. Может быть, ситуация кажется такой мрачной, из-за влияния 24-часового новостного цикла или социальных сетей, но я не припомню, чтобы мы когда-либо были так разделены.

Сегодня никто в нашей стране не кажется счастливым. Правые злы. Левые в унынии. Наша нация напоминает мне те супружеские пары, которые стараются оставаться вместе “ради детей”, но в конечном итоге делают несчастными всех вокруг себя.

Может, пришло время для разрыва… Подумай только об этом, Америка. Я знаю, что расстаться тяжело. Раньше нам было хорошо вместе. Но какой смысл иметь “величайшую страну в мире”, если она никому из нас не нравится?

Споры по поводу сепарации получили дополниельный толчок и вышли на общенационалбьный уровень после книги Ричарда Крейтнера Break It Up: Secession, Division, and the Secret History of America’s Imperfect Union. Крейтнер, который пишет для левого журнала The Nation предполагает, что Соединенные Штаты никогда не были столь уж едиными, как предполагают многие, а также приходит к выводу, что отделение и раскол могут быть необходимой тактикой для проведения реформ левого толка, которые он хотел бы видеть. В интервью The Nation Крейтнер рассказал, как он начал думать об отделении как о серьезном решении:

Что, если Соединенные Штаты распадутся? Было бы это так уж плохо? Возможно ли, что прогрессивные стратегии и программы, которые я хотел реализовать, было бы легче осуществить в меньшем по размеру образовании, чем Соединенные Штаты, с их 330 миллионами человек и необходимостью всегда убеждать людей с совершенно разными взглядами и интересами? Поэтому, отвечая на этот вопрос, мне было любопытно, поддерживал ли кто-нибудь еще в американской истории отделение по благородным или прогрессивным причинам – не для увековечения рабства, а для того, чтобы противостоять ему.

Я быстро нашел ответ: да: были сторонники отмены союза, которые яростно выступали против рабства и хотели, чтобы северные штаты вышли из союза в 1840-х и 1850-х годах, чтобы не только протестовать против рабства, но и подорвать его. Принимать во внимание их аргументы и их риторику было действительно очень интересно.

Крейтнер отмечает, что сецессия долгое время находилось в авангарде американской политической идеологии. Это, конечно, восходит к американской революции за отделение, а также может быть обнаружено в движении за отделение, поддерживаемом аболиционистами, и в попытках Новой Англии отделиться во время войны 1812 года.

Крейтнер прав.

Сецессия уже давно приветствуется многими американцами, а не только защитниками старой Конфедерации. В первые дни отделения Юга многие американцы, в том числе те, кто не любил Юг или рабство, были довольны уходом Конфедерации. Житель Нью-Йорка Джордж Темплтон Стронг, например, заявил в 1861 году, что “самоампутированные члены [южные штаты] больны, и их вирус больше не будет заражать нашу систему”. В том же году другие жители Нью-Йорка всерьез обсуждали выход из Союза и превращение в город-государство, приверженное свободной торговле. В 1876 году битва за победу на президентских выборах едва не привела к национальному расколу, когда продемократический губернатор Нью-Йорка “обещал сопротивление штата” республиканским узурпаторам.

Основатели нации не обязательно выступали против разделения. Томас Джефферсон выражал просецессионистские взгляды, даже когда он был действующим президентом. В письме 1803 года Джону Брекинриджу Джефферсон объяснил, что если будущие штаты Территории Луизианы попытаются отделиться, это его устраивает:

[Если] отделение настолько интересует эти нации, если их счастье будет зависеть от этого так сильно, чтобы побудить их пройти через эту конвульсию, почему атлантические штаты должны этого бояться? И самое важное, почему мы, их нынешние жители, должны принимать участие в этом вопросе?

А в 1804 году Джефферсон написал Джозефу Пристли:

Останемся ли мы в одной конфедерации или превратимся в конфедерации Атлантики и Миссисипи, я считаю, что это не очень важно для счастья обеих сторон.

Только децентрализация может спасти союз

На данный момент есть только одна стратегия, которая может предотвратить дальнейшее сползание к конфликту, разъединению и (возможно) насилию: децентрализация политической власти.

Благодаря десятилетиям растущей централизации власти в Вашингтоне, округ Колумбия, американская политика все больше определяется национальным правительством, а не властями штата и местными властями. Это означает, что американская жизнь все больше и больше определяется универсальной для всех политикой, разработанной в округе Колумбия. Таким образом, с каждыми проходящими выборами ставки становятся все выше, поскольку политика в отношении оружия, здравоохранения, борьбы с бедностью, абортов, войны с наркотиками, образования и многого другого будет решаться партией, победившей в округе Колумбия, а не в столице штата или в других городах. Другими словами, законы, регулирующие Аризону, будут в основном приниматься политиками и судьями из других мест. Эти далекие политики будут больше озабочены потребностями и идеологией национальной партии, а не конкретными потребностями людей, живущих в Аризоне.

Вполне естественно, что, по мере того, как национальное правительство получает все больше власти, многие американцы могут начать рассматривать способы выйти за пределы досягаемости центрального правительства.

Так не должно быть. Соединенные Штаты могут пойти по другому пути, когда внутренняя политика будет создаваться и осуществляться децентрализованно, когда законы для техасцев принимаются в Техасе, а законы для калифорнийцев принимаются в Калифорнии. Это, конечно, то, что представлял себе Томас Джефферсон, когда писал, что штаты должны быть самоуправляемыми и объединяться только в вопросах внешней политики:

Истинная теория нашей конституции, несомненно, самая мудрая и лучшая, согласно ей штаты независимы во всем внутри себя и едины во всем, что касается иностранных наций. Пусть сектор государственного управления ограничивается только иностранными делами.

В такой децентрализованной политической схеме, как эта, ставки на национальных выборах намного ниже. Для жителей штата Огайо не так важно, какая партия находится у власти в Вашингтоне, когда на федеральном уровне принимается относительно мало законов, затрагивающих жителей штата.

Однако принятие такого образа действий потребует значительного отхода от нынешней идеологии, царящей в Вашингтоне. Слева, особенно слева, кажется, мало кто может представить мир, в котором людям в Айове или Индиане будет разрешено управлять своими школами и системами здравоохранения без вмешательства Вашингтона. Хотя попытки консерваторов навязать запрет на марихуану в таких штатах, как Колорадо, показывают, что правые не застрахованы от этого импульса, совершенно очевидно, что левые с большим энтузиазмом относятся к идее использования федеральных силовых структур, чтобы гарантировать, что штаты введут аборт по требованию, адаптируют Obamacare и обеспечат соблюдение запретов на наркотики в соответствии с требованиями Вашингтона.

Но если американцы не изменят свое мнение и не децентрализуют политическую систему, следует ожидать растущего нежелания принимать результаты общенациональных выборов и растущего сопротивления федеральному правительству в целом. Дальнейшее вряд ли будет приятным.

Оригинал

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев