Liberty Education Project
Knowledge Is Freedom
Дэниэл Лаккаль
Почему мир испытывает нехватку долларов, несмотря на активную политику ФРС?

Как ФРС может запустить “неограниченный” монетарный стимул, а Конгресс утвердить пакет на 2 триллиона долларов и при этом индекс доллара будет оставаться сильным? Ответ заключается в растущей глобальной нехватке доллара и он должен стать уроком для монетарных алхимиков во всем мире.

Пакет мер стимулирования в размере 2 триллионов долларов, согласованный Конгрессом, составляет около 10% ВВП, и, если мы включим возможность заемных средств ФРС для оборотного капитала, ликвидность для потребителей и фирм в ближайшие девять месяцев составит 6 триллионов долларов.

Пакет мер стимулирования, утвержденный Конгрессом, состоит из следующих ключевых пунктов: Постоянные фискальные трансферты домашним хозяйствам и фирмам на сумму почти 5 миллиардов долларов. Физические лица получат 1200 долларов наличными (всего 300 миллиардов долларов). Кредиты для малого бизнеса, которые становятся грантами, если рабочие места сохраняются (367 миллиардов долларов). Увеличение страховых выплат по безработице, которые теперь покрывают 100% потерянной заработной платы за четыре месяца (200 миллиардов долларов). 100 миллиардов долларов для системы здравоохранения, а также 150 миллиардов для государственных и местных органов власти. Остальная часть пакета включает временную поддержку ликвидности для домашних хозяйств и фирм, включая налоговые задержки и использование Казначейского стабилизационного фонда для займов нефинансовых компаний на 500 млрд долларов.

К этому мы должны добавить масштабную программу количественного смягчения, объявленную ФРС.

Мы должны также понимать, что слово “неограниченный” является лишь инструментом коммуникации. “Количественное смягчение” не безгранично. Оно ограничено доверием и спросом на доллары США.

Я имел удовольствие работать с несколькими членами Федеральной резервной системы, и правда состоит в том, что они знают, что “количественное смягчение” не безгранично. Но они также знают, что коммуникация имеет значение.

Баланс ФРС на 25 марта

Федеральная резервная система определила ахиллесову пяту мировой экономики: огромная глобальная нехватка долларов. Глобальный дефицит доллара сейчас оценивается в 13 триллионов долларов, если мы вычтем долларовые обязательства из денежной массы, включая резервы.

Как мы достигли такого дефицита доллара? За последние 20 лет образовалась задолженность в долларах США в странах с формирующейся рыночной экономикой во главе с Китаем. Причина проста: отечественные и международные инвесторы не принимают риск в национальной валюте в больших количествах, зная, что в случае, подобном тому, что мы переживаем в настоящее время, многие страны решат провести девальвацию и уничтожить держателей своих облигаций.

По данным Банка международных расчетов, непогашенный объем долларовых облигаций, выпущенных развивающимися и европейскими странами в дополнение к Китаю, удвоился с 30 до 60 триллионов долларов в период между 2008 и 2019 годами. В следующие два года эти страны должны погасить обязательств, номинированных в долларах, более чем на 2 триллиона. Кроме того, падение экспорта, ВВП и цен на товары создали огромную дыру в долларовых доходах для большинства стран.

Если мы возьмем резервы в долларах США стран с наибольшей задолженностью и вычтем непогашенные обязательства из расчетных валютных поступлений в этом кризисе … глобальный дефицит доллара может вырасти с 13 триллионов долларов в марте 2020 года до 20 триллионов долларов в декабре … И это если мы не принимаем во внимание длительную глобальную рецессию.

Китай поддерживает 3 триллиона долларов США резервов и является одной из наиболее подготовленных стран, но, тем не менее, эти общие резервы покрывают около 60% существующих обязательств. Если доходы от экспорта упадут, дефицит доллара увеличится. В 2019 году китайские эмитенты увеличили свой долларовый долг на 200 миллиардов долларов, поскольку экспорт замедлился.

Золотых резервов недостаточно. Если мы посмотрим на резервы основных экономик в золоте, они составляют менее 2% денежной массы. У России самые большие запасы золота по сравнению с денежной массой. Золотые запасы Китая: 0,007% его денежной массы (М2), золотые запасы России: около 9% ее денежной массы. Таким образом, в мире нет «обеспеченной золотом» валюты, и наиболее защищенный — в золоте — рубль страдает от той же волатильности в периоды спада, что и другие валюты,— из-за той же проблемы дефицита доллара США, хотя не в такой степени, как в странах Латинской Америки, которые сталкиваются как с падением резервов в долларах США, так и с падением спроса со стороны своих граждан на национальную валюту (как в Аргентине).

Федеральный резерв знает, что в его распоряжении находится самая большая базука, потому что остальному миру необходимо по крайней мере 20 триллионов долларов к концу года, поэтому он может увеличить баланс и поддержать увеличение дефицита на 10 триллионов долларов и нехватка доллара все равно сохранится.

Доллар США не ослабевает чрезмерно, потому что остальные страны сталкиваются с огромной потерей резервов, в то же время увеличивая свою денежную базу в местной валюте (которая не является глобальной резервной валютой) гораздо быстрее, чем это делает Федеральная резервная система.

Во-вторых, накопление золотых резервов центральных банков за последние годы было более чем компенсировано за несколько месяцев увеличением денежной базы ведущих стран мира. Другими словами, запасы золота во многих странах росли, но гораздо медленнее, чем их денежная база.

Федеральный резерв знает еще кое-что: в нынешних условиях, когда на горизонте маячит глобальный кризис, спрос на облигации в местной валюте, вероятно, упадет намного ниже их потребностей в финансировании. Зависимость от доллара США будет затем увеличиваться. Почему? Когда сотни стран пытаются скопировать поведение Федеральной резервной системы, не имея юридической, инвестиционной и финансовой безопасности Соединенных Штатов, они попадают в ловушку, которую я описываю в своей книге “Побег из ловушки Центрального банка”: игнорирование истинного спроса на свою национальную валюту.

Страна не может иметь глобальную резервную валюту одновременно с пробелами в инвестиционной безопасности и контролем над капиталом.

ЕЦБ, скорее всего, поймет это в ближайшее время, когда огромный торговый баланс, поддерживающий евро, рухнет перед лицом кризиса. Япония усвоила этот урок, превратив иену в валюту, подкрепленную огромными сбережениями в долларах, и повысила свою правовую и инвестиционную безопасность до стандартов США или Великобритании, несмотря на собственное денежное безумие.

Гонка центральных банков в их денежном безумии заключается не в том, чтобы увидеть, кто победит, а кто проиграет первым. А те, кто терпит неудачу, всегда пытаются изображать ФРС и США, но без экономической свободы, правовой определенности и безопасности инвесторов.

Федеральный резерв можно критиковать, и справедливо, за его денежное безумие, но, по крайней мере, это единственный центральный банк, который действительно анализирует глобальный спрос на доллары США и знает, что его денежная масса должна увеличиваться намного меньше, чем общий спрос на его валюту. В действительности, количественное смягчение ФРС не безгранично, оно ограничено реальным спросом на американскую валюту, что другие центральные банки игнорируют или предпочитают забывать. Может ли доллар США потерять свою глобальную резервную позицию? Конечно, это возможно, но он никогда не уступит ее стране, которая совершает те же денежные глупости, что и ФРС, без анализа реального спроса на валюту, которой она управляют.

Это должно стать уроком для всех стран. Если вы попадете в ловушку игры в резервную валюту и бесконечной печати денег без понимания спроса на них, ваша зависимость от доллара США усилится.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев