Liberty Education Project
Knowledge Is Freedom
Лоуренс В. Рид
Первая современная либеральная революция: Комунерос против Священной Римской империи

Исторические юбилеи с большими круглыми цифрами привлекают мое внимание, как и внимание большинства людей. Мы часто отмечаем 10-ю или 50-ю годовщину какого-то события, или столетие со дня рождения важного человека. Не так часто выпадает дата в половину тысячелетия и здесь у меня есть для вас хороший вариант.

16 апреля, исполнилось 500 лет со дня начала захватывающего восстания комунеров. Восстание охватило в основном Кастилию, которая в 1520 году была львиной долей того, что мы сегодня знаем как Испанию (Арагон — большая часть остальной территории). Чем больше я узнавал о повстанцах, тем больше понимал, что я бы с радостью присоединился к ним, будь я кастильцем того времени.

Название comuneros происходит от comunidades (“сообщества”). Это было восстание жителей городов против посягательств национальной власти. Моделью, к которой стремились повстанцы были “свободные города” на востоке, такие как Рагуса и Генуя. Многие историки рассматривают Восстание комунеров как первую современную либеральную (в классическом смысле) революцию.

Объектом ненависти повстанцев был король Карл. Он вступил на престол в 1516 году как Карл I, первый король Испании (после объединения Кастилии и Арагона). Карл родился в Нидерландах, он прибыл в Кастилию, не зная языка и культуры, окруженный свитой фламандских дворян и клерикалов — что сразу настроило против него местную элиту. В 1519 году он был избран Императором свободной конфедерации европейских мини-государств, известной как Священная Римская империя (СРИ), после чего его он начал официально именоваться Карл V. Неожиданно для себя независимые Кастилия и Арагон оказались чем-то вроде княжеств с несколько большей юрисдикцией.

Земли, которыми Карл управлял к 1520 году, были обширны — от большей части Европы до колоний вплоть до Африки и Америки. Спустя века Британия создала империю, в которой «никогда не заходит солнце», но это название использовалось ранее для описания СРИ во времена Карла.

С самого начала Карл плохо уживался с кастильцами, но он усугубил ситуацию, после того как его избрали Императором Священной Римской империи. Он поднял налоги, чтобы обеспечивать роскошный двор и амбициозные планы по расширению империи. Затем, в 1520 году, он отправился в свои королевские земли в Германию и назначил голландского кардинала (который впоследствии стал папой Адрианом VI) ответственным за Испанию. Испания не преминула отреагировать бурным протестом, и Карл мобилизовал свои войска, чтобы дать отпор.

Города Кастилии, такие как Толедо, Мадрид, Саламанка, Вальядолид и Сеговия, организовали свои собственные ополчения и альянсы. Требования комунерос включали возвращение налогов к прежнему уровню и реформу феодального строя с его жесткой системой наследственных привилегий и предоставляемых правительством льгот. Они ненавидели высокомерное фламандское окружение Карла и противостояли концентрации власти. Они также выступали против расходования государственных денег на зарубежные кампании. Ссылаясь на сочинение Стивена Халицера The Comuneros of Castile: The Forging of a Revolution, 1475-1521, экономист Питер С. Эрл пишет в эссе 2011 года :

По всей территории Кастилии в период с апреля по май 1520 года один город за другим изгонял королевских представителей, бюрократов и штатных сотрудников по мере того, как комунерос удавалось формировать местные правительства. Впоследствии отдельные комунерос объединились в хунту и отправили письмо с изложением своих намерений отсутствующему монарху.

Подразумеваемой целью была реформа, но, возможно, с учетом внутреннего противоречия в понятии “хорошего правительства”, комунерос в Толедо предложили самую радикальную идею из всех: двигаться вперед без “законного правительства”; предложенив идею создания “конгресса городов” в “радикальной программе”, характеризующейся “духом компромисса” вместо принуждения. Комунерос хотели создать сеть самоуправляемых, независимых городов-государств, которые будут свободно торговать друг с другом, заключая свободный договор о взаимной обороне, подражая небольшим автономным микрогосударствам Итальянской Республики.

Карл отменил повышение налогов, чтобы подавить сопротивление, но безрезультатно. Осенью 1520 г. начались столкновения повстанческих сил с королевскими войсками. Дело комунерос столкнулось с проблемами, потому, что многие повстанцы не проводили различия между дворянами, преданными Карлу, и дворянами, симпатизирующими реформе. Роберт Уайльд пишет:

Восстание распространилось на сельскую местность, где люди применяли насилие как против местных дворян, так и против людей короля. Это было ошибкой, поскольку дворяне, которые были заинтересованы в том, чтобы восстание продолжалось, теперь должны были отреагировать на эту новую угрозу. Именно дворяне вступили в переговоры о перемирии с Карлом, и именно дворяне возглавили армию, которая разгромила комунерос в бою.

После битвы при Вильяларе восстание было подавлено. Его наиболее значимые лидеры были обезглавлены. Вскоре после этого всякое сопротивление диктатуре Карла V закончилось. В Арагоне, прилегающем к Кастилии, Карл также подавил подобное восстание, известное как Восстание Братств.

Хорошие парни потерпели поражение, но в других местах, дух comuneros вдохновлял восстания против тирании в течение следующих трех веков. “Небольшое восстание время от времени — хорошая вещь”, — однажды написал Томас Джефферсон, и я склонен согласиться. Джефферсон утверждал, что даже неудачные, но благородные восстания посылают сообщение, которое должны услышать все тираны:

Какая страна существовала хотя бы полтора века без восстания? И какая страна может сохранить свои свободы, если их правителей время от времени не предупреждают о том, что их народ сохраняет дух сопротивления?

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев