Liberty Education Project
Knowledge Is Freedom
Липтон Мэтьюз
Колониальная эксплуатация не питала экономическое развитие Запада

Некоторые интеллектуалы, особенно левые, утверждают, что экономическое развитие Запада было бы невозможно без ресурсов, несправедливо извлеченных из того, что сейчас называется “третий мир”. Так думают даже некоторые довольно искушенные мыслители.

Конечно, открытая эксплуатация завоеванных жертв имела место в период апогея западного империализма. Однако такие примеры не подтверждают утверждение о том, что Запад является причиной отсталости в третьем мире. Чтобы определить обоснованность постулатов, популяризируемых левыми активистами, мы должны ответить на три важных вопроса: (1) Нужно ли было Западу эксплуатировать “третий мир”, чтобы развиваться? (2) В какой степени колониализм может объяснить состояние развивающегося мира? и (3) Правы ли критики, утверждая, что капитализм препятствует прогрессу в третьем мире?

Многие интеллектуалы утверждают, что для развития Запада требовалось использование ресурсов третьего мира. Однако в книге «Экономика и всемирная история: мифы и парадоксы» (1995) экономист Пауль Байрох опровергает этот стереотип:

Существует широко распространенное мнение, что развитие западного мира, особенно его индустриализация, на протяжении очень длительного периода времени основывалось на сырье из стран третьего мира … Вопреки широко распространенному мнению, это явление возникло сравнительно недавно. В период сразу после Второй мировой войны развитые страны (даже западные) были почти полностью самодостаточны в энергетике. До конца 1930-х годов развитый мир производил больше энергии, чем потреблял, и имел значительный профицит экспорта энергоносителей, особенно угля, а одним из основных экспортеров была одна из наиболее промышленно развитых стран: Великобритания.

Байрох описывает торговлю между третьим миром и Западом как весьма умеренную. Он пишет:

В период с 1800 по 1938 год только 17% от общего объема экспорта было отправлено в страны третьего мира и только половина из него — в колонии, и это означает, что лишь 9% от общего объема экспорта Европы принадлежало колониальным империям. Поскольку в этот период общий экспорт составлял около 8-9% ВВП развитых стран, можно оценить, что экспорт в страны третьего мира составлял лишь 1,3-1,7% от общего объема производства этих развитых стран, а экспорт в в колонии — всего 0,6–0,9%.

На самом деле колонии третьего мира были довольно дорогими для колониальных держав. Филип Р.П. Коэльо в своей статье “Прибыльность империализма: британский опыт в Вест-Индии 1768–1772 годов” отмечает, что колониализм был обузой для Великобритании.

затраты на британские колонии в BWI [Британской Вест-Индии] несли потребители сахара и налогоплательщики … Плантаторы BWI были основными бенефициарами британского колониализма. Их выгода заключалась в более высокой цене на сахар, чем они могли бы получить на мировом рынке, и в защите со стороны британских военных.

Коллеги-экономисты Лэнс Э. Дэвис и Роберт А. Хаттенбек также соглашаются, что империализм был расточительным предприятием.

Колониальный авантюризм никогда не был источником огромной прибыли для имперских правительств. Народные представители неохотно приняли на себя ответственность, которая была очень популярна среди их избирателей, но империя стоила больших денег, а добровольцев, которые разделили бы эти расходы, было трудно найти.

Вместо того чтобы обогащать западные державы, колонии тормозили экономический рост. По словам Байроха,

Если сравнить темпы роста в XIX веке, окажется, что неколониальные страны, как правило, имели более быстрое экономическое развитие, чем колониальные … Колониальные страны, такие как Великобритания, Франция, Португалия, Нидерланды и Испания, характеризовались более медленными темпами экономического роста, чем Бельгия, Германия, Швеция, Швейцария и Соединенные Штаты … Бельгия, присоединившись к колониальному “клубу” в первые годы двадцатого века, также стала членом группы, характеризующейся медленным ростом.

Очевидно, факты указывают на то, что страны третьего мира не играли большой роли в развитии Запада. Более того, историки экономики давно утверждали, что компоненты, объясняющие подъем Запада, присутствовали еще в средневековье. Сравнивая институциональную эффективность в средневековой Европе с другими регионами, экономист Ян Луитен ван Занден пишет: “Мнение о том, что Западная Европа имела институциональную основу, которая уже была относительно эффективной в средние века — более эффективной, чем институты, регулирующие рынок капитала и права собственности в других странах, подтверждается данными о процентных ставках’’. Хотя некоторым трудно это понять, экономический прогресс — это не результат эксплуатации, а, скорее, сочетание различных факторов, начиная от географии и заканчивая институтами.

Хотя призрак колониализма продолжает вызывать сильные эмоции, мало кто задумывается о том, в какой степени колониализм может быть ответственным за вызовы в развивающемся мире. С другой стороны, радикалы не объясняют кризисы в бывших колониях какой-либо другой причиной, кроме колониализма. Колониальное правление стремилось поддерживать гегемонию, разжигая межэтническую напряженность, и тем самым способствуя уменьшению доверия к государству. Для многих разделяющий характер колониального правления достаточен, чтобы указать, что колониализм является основой проблем в развивающихся странах. Однако тщательное изучение данных покажет, что дело обстоит гораздо сложнее. Например, истоки некоторых войн в Африке действительно восходят к колониализму, но лишь в определенной степени. Колониализм не может объяснить все формы насилия на континенте. Ведущие социологи Мэтью Ланге и Эндрю Доусон в недавней статье обнаружили, что колониализм не во всех случаях является основной причиной насилия:

Мы свидетельствуем против огульных заявлений о том, что колониализм является универсальной причиной общественных беспорядков, но обнаруживаем, что некоторые формы колониализма, по-видимому, увеличили риск и интенсивность некоторых форм беспорядков … В то время как наши поиски свидетельствуют о том, что история колониализма показывает, что он способствует межобщинным конфликтам, наши результаты исследований величины общественных беспорядков и лет, потраченных на гражданские войны за десятилетие гораздо менее убедительны … Нет статистически значимой разницы в уровнях беспорядков или годах гражданской войны между бывшими колониями и неколониями. Более того, когда мы рассматриваем бывшие колонии в зависимости от того, кто их колонизировал, мы обнаруживаем, что нет статистически значимой разницы в годах гражданской и уровнях беспорядков между неколониями и колониями Великобритании, Франции и второстепенных колониальных держав.

Ученым следует напомнить, что в некоторых случаях существует не одна основная причина, а скорее множество причин. Больший приоритет также следует отдать роли доколониальных институтов в развитии страна третьего мира. Анализ влияния колониализма на Африку показывает, что

Значение колониального наследия для качества институтов и дохода на душу населения в Африке быстро исчезает. Различия в качестве институтов или доходах все меньше и меньше объясняются колониальным наследием, хотя есть некоторые свидетельства того, что доколониальные социальные и географические обстоятельства становятся все более важными.

В экономической науке может существовать достаточный консенсус в отношении того, что институты, созданные колонизаторами, определяют современный экономический рост, но некоторые исследователи провозглашают другие тезисы, заслуживающие внимания. Как утверждает одно из исследований, “наши результаты противоречат гипотезе о главной рои институтов в экономическом развитии, показывая вместо этого, что география повлияла как на исторический уровень смертности, так и на сегодняшний экономический результат”. Если активисты заинтересованы в помощи развивающемуся миру, им следует уделять значительное внимание точным данным, а не легкомысленной политике.

Интересно, что когда обсуждается колониализм, мы редко слышим о каких-либо его преимуществах. Колониализм произвел много отрицательных эффектов, но нельзя сбрасывать со счетов положительные. Исследования показывают, что “в целом, любые негативные экстракционные эффекты от европейских поселений на экономическое развитие сегодня перекрываются другими вещами, которые европейцы принесли с собой. Мы обнаруживаем, что положительное влияние европейцев во время колонизации на экономическое развитие сегодня становится больше в тех бывших колониях, где европейская доля населения в колониальный период была небольшой или нулевой”. Кроме того, Натан Нанн и другие экономисты продемонстрировали, что уровень образования в развивающихся странах увеличился в колониальный период из-за ключевой роли протестантских миссионеров в создании учебных заведений.

Критики левого толка также утверждают, что капитализм эксплуатирует страны третьего мира, и что он не будет развиваться, пока глобальный капитализм не будет искоренен. Эта перспектива довольно смехотворна, поскольку исследования показывают, что бедные страны могут стать богатыми, устранив торговые барьеры и проникнув на мировой рынок. В своей статье для Всемирного банка экономист Дэвид Доллар утверждает, что рыночные реформы стимулируют рост в развивающихся странах. “Некоторые из наиболее убедительных доказательств мы получаем из тематических исследований, которые показывают, как этот процесс может работать в определенных странах. Среди стран, которые были очень бедными в 1980 году, Китай, Индия, Уганда и Вьетнам представляют интересный ряд примеров”. Точно так же исследование опыта стран Африки к югу от Сахары говорит нам, что экономическая свобода — лучшая стратегия для достижения всеохватывающего роста. Согласно исследованию, существуют доказательства “причинно-следственной связи между экономической свободой и инклюзивным ростом, но не наоборот”. Свободные рынки, а не централизация, улучшают условия жизни граждан в развивающихся странах.

Западные страны могли заниматься колониальными предприятиями, потому что они уже были богаты. Следовательно, колониализм был следствием, а не частью генезиса Запада. Однако политические программы продолжают продвигать мифы об отношениях между Западом и третьим миром. Изображение стран третьего мира в качестве жертв может поразить эго некомпетентных лидеров или даже повысить авторитет западных политиков, оказывающих иностранную помощь. Но популяризация экономических и исторических неточностей только увеличит разрыв в доходах между богатыми и бедными странами, сделав лидеров третьего мира невиновными за свои глупости. Хорошая новость для стран третьего мира заключается в том, что опыт Запада показывает: прогресс возможен без эксплуатации более слабых государств.

Оригинал

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев