Liberty Education Project
Knowledge Is Freedom
Кристофер Маустен Хансен
Количественная теория денег и уравнение обмена

Первое, что может ввести в заблуждение студента-экономиста при его попытках понять теорию денег, — это уравнение обмена. Это уравнение основывается на механистическом понимании количественной теории денег. Оно должно показать связь между предложением денег и ценами на товары. Это одна из фундаментальных ошибок современной экономики

Количественная теория денег сама по себе была важной вехой в развитии экономической теории. Ее корни уходят к итальянцу Бернардо Даванзати и поляку Копернику. Более известной версией количественной теории являются классические разработки Дэвида Юма и Дэвида Рикардо. Эти теоретики пытались объяснить связь между ценами и количеством денег на основе законов спроса и предложения. Их главный вывод — и центральная истина, установленная количественной теорией, — заключался в том, что увеличение количества денег обязательно ведет к росту цен. Следствием этого вывода является то, что увеличением количества денег нельзя ничего добиться; любое количество является достаточным для выполнения социальной функции денег.

Прогресс в теории денег состоял бы в исследовании того, как определяются спрос и предложение на деньги, что и сделал Мизес в своей “Теории денег и кредита” 1912 года. К сожалению, несмотря на новаторскую работу Мизеса широкую популярность получила другая и совершенно неполноценная разработка : механистическая версия количественной теории денег, обобщенная в так называемом уравнении обмена.

Анатомия уравнения обмена

Впервые уравнение обмена появилось в книге Ирвинга Фишера “Покупательная способность денег” 1911 года, и затем монетаристы широко распространили ее использование. Милтон Фридман, возможно, самый известный монетарист двадцатого века, даже напечатал его на своих номерных знаках. Существуют различные варианты уравнения (M • V = P • T, M • V = P • Y, M • V = P • Q, если взять простейший), но ни один из них существенно не отличается от исходной формулы Фишера: М • V = Р • Т. Каковы компоненты этой формулы?

М означает количество денег, или, вернее, среднее количество в данный период.

V — это скорость обращения денег, и, как мы увидим, это не вполне определенное понятие. Монетаристы обычно представляют это как “оборот” денег или показатель того, сколько “использований” приходится на каждую денежную единицу.

P — уровень цен, среднее значение всех цен, уплаченных за данный период.

Т — сумма транзакций за тот же период.

Утверждается, что это уравнение показывает связь между денежной и реальной сторонами экономики. Его сторонники утверждают, что уравнение ясно показывает связь между количеством денег и уровнем цен: если мы предположим, что V и T постоянны, то увеличение M обязательно приводит к увеличению P. Теперь у нас есть четкое доказательство количественной теории денег. Или нет?

Критика уравнения обмена

И Мизес, и Ротбард жестко критиковали уравнение обмена, и в дальнейшем мы будем опираться на их работы. С самого начала стоит отметить, что холистический подход, лежащий в основе монетаристской теории, совершенно недопустим. Как сказал Мизес в “Теории денег и кредита”:

Долгое время считалось, что спрос на деньги является величиной, определяемой объективными факторами и независим от субъективных соображений. Считалось, что спрос на деньги в экономическом сообществе определяется, с одной стороны, общим количеством товаров, которые должны были быть оплачены в течение определенного периода, а с другой — скоростью обращения денег … Недопустимо начинать с спроса на деньги сообщества в целом. Индивидуалистическое экономическое сообщество — единственное сообщество, в котором существует спрос на деньги, не является экономическим агентом. Оно предъявляет спрос на деньги только в том случае, если его отдельные члены предъявляют спрос на деньги. Спрос на деньги со стороны экономического сообщества есть не что иное, как сумма спроса на деньги отдельных экономических агентов, составляющих его. Но для отдельных экономических агентов невозможно использовать формулу: общий объем операций ÷ скорость обращения. Если мы хотим составить описание потребности человека в деньгах, мы должны начать с соображений о том, как он получает и тратит деньги.

Хотя этой основной ошибки должно быть более чем достаточно для того, чтобы дисквалифицировать уравнение, все же стоит и необходимо его детально изучить. Работает ли оно в своих собственных терминах? Давайте рассмотрим его компоненты.

М, количество денег, здесь нет проблем. Вопрос о том, какие требования и денежные заменители должны учитываться как часть денежной массы в экономике, открыт для обсуждения, но количество денег является четко определенной концепцией.

P и T более подозрительны. Каково истинное значение этих терминов? На самом деле они представляют собой ни что иное, как статистическое выражение всех сделок в экономике за определенный период. P. — это среднее значение уплаченных цен, а T — количество транзакций. Однако это означает, что PT — это просто то, что продавцы получали в обмен на свои товары и услуги — их совокупные доходы или денежные доходы, которые традиционно обозначаются символом Y.

Это подводит нас к V. Как именно мы устанавливаем V? В отличие от других терминов уравнения, просто не существует способа независимого определения V. Это просто фактор, необходимый для того, чтобы уравнение M = P • T было верным.

Существует два способа найти V Один из них — просто разделить P • T на M. Другой — и тот, который использовал Фишер, — начать с суммы расходов за определенный период E и количества денег, M. Затем мы просто определяем V как отношение между этими двумя величинами: E / M = V•К. К сожалению, это все еще не решает проблему того, что Vне определяется независимо. Мы просто вводим другую переменную, E, в наше уравнение.

Более фундаментально, небольшой анализ показывает, что уравнение действительно абсурдно, если мы ожидаем от него, что оно должно сказать нам что-то о роли количества денег в экономике:

Если V = E / M,

тогда M • V = M • E / M,

а затем M • E / M = E.

А поскольку мы уже знаем, что P • T = Y, уравнение M • V = P • T сводится к E = Y.

Таким образом, потрясающее откровение, заключенное в монетаристском уравнении обмена состоит в том, что сумма денежных расходов в данном периоде должна равняться сумме денежных доходов за тот же период. Безусловно, верно, что в любой сделке расходы покупателя обязательно равны доходам продавца, но возникает вопрос, почему это должно быть возведено в основу монетарной теории.

Как насчет инфляции? Защитники Фишера и его бесчисленные монетаристские эпигоны могут утверждать, что, по крайней мере, уравнение можно использовать, чтобы показать связь между количеством денег и уровнем цен. В известном изречении Фридман говорит, что “инфляция всегда и везде является монетарным явлением”. Однако это лишь повторяет то, что примитивная количественная теория уже установила без сложных атрибутов уравнения обмена. Фактически, уравнение отображает соотношение между количеством денег и инфляцией в упрощенной и вводящей в заблуждение форме, причем изменения уровня цен просто являются функцией изменений количества денег. И это явно ошибочно.

Альтернатива: денежная теория Мизеса

По сути, уравнение обмена опирается на ошибочный подход к экономической теории. Оно просто постулирует существование агрегированных концептов, таких как скорость и уровень цен, и то, что мы можем понять их, не глядя на то, что вызывает их к жизни и что заставляет их меняться. Любое рассмотрение причинности приносится в жертву в пользу впечатляющих формул.

Мизес и другие австрийцы давно показали, как следует думать о денежной теории, основанной на фундаментальном понимании роли человеческой деятельности и субъективных оценок в экономике. Вместо того, чтобы давать полное описание идей Мизеса, давайте кратко проиллюстрируем, как он представляет увеличение количества денег и как это в конечном итоге влияет на цены.

Прежде всего, до увеличения количества денег, у каждого человека есть определенный запас наличности, определяемый предельной полезностью денег для него. У каждого человека имеется денежный запас, большой настолько, чтобы полезность предельной денежной единицы перевешивала — оценивалась выше на его шкале ценностей, чем полезность, которую он ожидает получить от обмена ее на товары.

Что происходит, когда количество денег увеличивается? Это увеличение всегда означает, что некоторые люди получат больше денег, чем раньше. Предположим, что близкие личные друзья Дж. Пауэлла, экстраординарного производителя денег, мистер Голдман и миссис Сакс, внезапно обнаруживают, что их наличные средства увеличились. Теперь их оценка предельной денежной единицы изменилась, она стала меньше на их шкале ценности. Ценность предельной денежной единицы теперь ниже для миссис Сакс, и поэтому она будет использовать часть новых денег на товары и услуги, которые по ее шкале ценностей теперь оцениваются выше.

Таким образом, новые деньги начинают двигаться по экономике: первые получатели, г-н Голдман и миссис Сакс, тратят новые деньги до тех пор, пока их наличные средства снова не отражают их субъективную оценку предельной единицы. Между тем, дополнительный спрос на товары и услуги приводит к росту цен. Следующие получатели новых денег (те, кто снабжал мистера Голдмана и миссис Сакс товарами и услугами) теперь находятся в той же ситуации, что и первые получатели. Они тоже потратят свои дополнительные деньги, что приведет к росту цен на товары, на которые они их тратят. И так процесс продолжается, пока новые деньги не будут распределены по экономике. Некоторые цены растут, в то время как другие остаются прежними. Некоторые извлекли выгоду из этого процесса, а именно: те, кто получил новые деньги первыми, прежде чем цены были скорректированы; другие потеряли, а именно те, кто испытал увеличение своих денежных доходов только после роста цен, или кто вообще никогда не видел новых денег.

Вывод

Надеемся, что эта краткая критика уравнения обмена и контраст с мизесовской монетарной теорией сделают очевидным, что уравнение обмена является бессвязной и механистической версией количественной теории денег. К сожалению, плохие теории имеют долгую жизнь в социальных науках, и это, безусловно, относится к уравнению обмена. Тем не менее, если кто-то хочет понять денежные явления, отправной точкой должен стать полный отказ от механистической количественной теории.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев