Liberty Education Project


Knowledge Is Freedom
Дональд Бодро
"Внешние эффекты" — не оправдание обязательной вакцинации

Я не антиваксер и никогда им не был. Когда пришло время делать прививки моему единственному ребенку Томасу, ни я, ни моя жена не сомневались в их необходиомости. Точно также мои родители не колеблясь снабдили меня полным набором детских вакцин в 1960-х, когда я был маленьким. И когда несколько месяцев назад стали доступны вакцины против Covid-19, я получил полную дозу. (Модерна, если вам интересно.)

Однако, я всегда был антиавторитаристом. И поэтому я выступаю против попыток правительства ввести обязательную вакцинацию или наказывать людей, которые не вакцинированы. Государство не имеет права налагать штрафы на тех, кто решит не использовать определенные лекарства. Такое вторжение в частные дела людей неэтично и несовместимо с принципами свободного общества. Каждый родитель должен иметь право отказаться от вакцинации своих детей. Каждый взрослый должен иметь право отказаться от вакцинации. Никаких объяснений для такого отказа не требуется, кроме простого “нет”.

Экстерналии!

Самый распространенный ответ тем из нас, кто выступает против наказания государством людей, отказывающихся от прививок, состоит в утверждении, что противники вакцинации ставят под угрозу здоровье и даже жизнь невинных третьих лиц. Почитайте, например, обозревателя Washington Post Леану Вен, чья одержимость обязательной вакцинацией сравнима только с ее неспособностью представлять данные в правильной перспективе. На экономическом языке аргумент сторонников принудительной вакцинации звучит как “экстерналии!” Или “потому, что экстерналии”. Вторую версию этого аргумента озвучил экономист из Мичиганского университета Джастин Вулферс в ответ на замечание о том, чем пахнет движение к обязательной вакцинации. Утверждается, что непривитый человек передает другим людям опасные патогены всякий раз, когда этот человек находится в общественных местах и что это несправедливо.

Но крик “экстерналии!” не является козырной картой, как наивно полагают многие экономисты (и неэкономисты). В мире, в котором люди не живут изолированно друг от друга, то есть в нашем мире, каждый из нас постоянно действует таким образом, что это оказывает то или иное воздействие на других людей. Наличие этих воздействий не означает, что правительство должно их ограничить. Следовательно, оправдание государственного вмешательства в обычные жизненные дела требует гораздо большего, чем указание на то, что люди могут оказывать воздействие друг на друга. (См. Краткий ответ Дэвида Хендерсона Вольферсу.)

Богатое вображение также не является обоснованием для обязательной вакцинации. Достаточно сообразительные семиклассники могут легко придумать гипотетические ситуации, для которых принудительная вакцинация будет оправдана. (“Представьте себе вирус настолько заразный и смертоносный, что он со 100-процентной гарантией убьет буквально каждого человека в стране, если хотя бы один человек останется невакцинированным!!!"). Однако, доводы в пользу обязательной вакцинации все-таки должны рассматриваться с учетом реальности, какой мы ее знаем. Более того, в свободном обществе бремя доказательства ложится не на противников обязательной вакцинации, а на тех, кто утверждает, что внешние эффекты реальны и достаточно серьезны, чтобы оправдать принятие таких мер.

То, что решение (choice) не вакцинироваться против Covid создает определенные риски для незнакомцев, неоспоримо. Тем не менее, последствия этого выбора аналогичны последствиям множества других выборов, которые, опять же, не оправдывают вмешательства правительства. Этот факт остается верным, даже если мы ограничимся только действиями, которые подвергают опасности физическое здоровье других людей.

Когда вы решаете (choice) поехать в супермаркет, это создает опасность для здоровья пешеходов и других водителей. Решение не проходить тестирование на грипп создает риски для здоровья других. Ваше решение (choice) искупаться в общественном бассейне создает опасность для здоровья окружающих. Использование общественного туалета тоже создает опасность для здоровья окружающих. В каждой из этих ситуаций считается, что выгоды от предоставления людям возможности свободно делать такой выбор больше, чем выгоды, которые могут возникнуть в результате введения ограничений на такой выбор.

Так что там насчет Covid и вакцин?

Есть ли что-то особенное в Covid-19, что оправдывало бы введение таких авторитарных мер, как обязательная вакцинация? Нет.

Во-первых, существует важный и актуальный факт, о котором необходимо постоянно говорить, учитывая широко распространенное мнение, что этот факт не является важным и актуальным: Covid опасен больше всего для старых и больных, то есть для легко идентифицируемой группы, члены которой которые могут сами принимать меры, чтобы защитить себя от воздействия вируса, не требуя от подавляющего большинства людей переворачивать свою жизнь с ног на голову.

Во-вторых, того факта, что вакцинация достаточно эффективна для защиты вакцинированных людей от заражения Covid, должно быть достаточно для того, чтобы сделать окончательный вывод о необходимости обязательной вакцинации. Правда, здесь у сторонников обязательной вакцинации есть возражение. Они считают, что их требование основано на двух фактах. Первый из этих фактов заключается в том, что вакцинация не только защищает вакцинированных лиц от Covid, но и снижает вероятность того, что вакцинированные люди заразят других. Второй факт: не все вакцинируются или могут быть вакцинированы. Эти два факта затем превращаются в трамплин, с которого сторонники обязательной вакцинации перепрыгивают к выводу, что государство должно требовать вакцинации всех, кто с медицинской точки зрения может быть вакцинирован.

Но этот скачок нелогичен, поскольку игнорирует несколько уместных вопросов. И лица, несущие бремя доказательства, не могут игнорировать эти вопросы.

Уместные вопросы, на которые мы не получили ответа, таковы:

  1. Насколько вакцинация снижает вероятность передачи коронавируса? Стоит ли это сокращение всех издержек обязательной вакцинации?
  2. Сколько людей страдает заболеваниями, которые не позволяют им пройти вакцинацию от Covid? И какая часть этих людей входит в группы, члены которых подвергаются особенно высокому риску заболеть Covid?
  3. Что вообще означает наличие заболевания, не позволяющего сделать прививку от Covid? Означает ли это, что такие люди, если бы они были вакцинированы, имели бы 100-процентный шанс умереть от вакцинации? Конечно нет. Но если нет, то каким конкретным уровням риска может подвергнуть таких людей вакцинация Covid? И достаточно ли высоки эти риски, чтобы быть частью убедительных аргументов в пользу обязательной вакцинации?
  4. Каковы издержки самостоятельной защиты для группы “неспособных к вакцинации”, по сравнению с издержками обязательной вакцинации всех остальных?
  5. Само существование группы людей, для которых вакцины Covid слишком опасны, означает, что вакцины Covid не безопасны ни для кого. (Даже помимо достаточно небольшого, “естественного'' риска, связанного с любым лечением, у каждого из нас есть некоторый положительный шанс пострадать от одного или нескольких состояний, которые, как считается, делают вакцинацию против Covid слишком рискованной.) Почему же тогда, за исключением лиц из официально освобожденной группы, все должны быть вакцинированы и, таким образом, подвергнуты некоторому положительному риску физического вреда от вакцины?
  6. Если, как подразумевают сторонники обязательной вакцинации, любое действие, которое несет риск для здоровья незнакомцев, является действием, которое правительство должно рассматривать как “внешний эффект” и принудительно предотвращать, почему бы правительству не считать все аргументы в поддержку обязательной вакцинации экстерналиями, которые должны быть принудительно предотвращены? Поскольку вакцинация сама по себе сопряжена с риском, принуждать людей к вакцинации означает насильственно подвергать их риску, которого они предпочли бы избежать. Кроме того, публичная пропаганда обязательной вакцинации увеличивает риск реализации политики обязательной вакцинации — это означает, что публичная пропаганда обязательной вакцинации (в соответствии с логикой сторонников обязательных прививок) подвергает невинных людей риску, который правительство обязано предотвращать.

Заключение

Конечно, я бы выступил против попыток цензуры сторонников обязательной вакцинации с той же энергией и искренностью, которые подпитывают мою оппозицию их усилиям навязать человечеству свои авторитарные решения. Но тот факт, что логика обязательной вакцинации может быть легко использована для аргументации в пользу принудительного лишения их свободы мирно агитировать в ее пользу, показывает, насколько ненадежны аргументы в пользу обязательной вакцинации.

Повторяю, что эту проблему нельзя разрешить с помощью интонации, с которой произносится слово “экстерналии”. На вопросы, которые я привел выше (и, возможно, на некоторые другие) необходимо ответить. И в либеральном, открытом обществе бремя ответов на эти вопросы, лежит на сторонниках введения правительственных мандатов, а не на защитниках свободы.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев