Liberty Education Project
Knowledge Is Freedom
Джеффри Такер
Совершают ли те, кто надеется уничтожить вирус, элементарную логическую ошибку?

Я редко видел, чтобы это выражалось так прямо, как в этом видео интервью эпидемиолога Пола Эллиотта. Правда, еще летом я начал подозревать, что эта ошибка закралась в сознание сторонников карантина.

Похоже, что некоторые эксперты по заболеваниям искренне верят, что они могут играть со скоростью воспроизводства вируса, чтобы снизить ее до уровня ниже 1 и тем самым создать математический результат, который заставит вирус исчезнуть. Кажется, это их цель и показатель, с помощью которого они измеряют, достигли ли они ее и в какой степени. Проблема в том, что скорость воспроизводства (которую очень трудно определить точно) является следствием — мерой развивающегося состояния, а не причиной.

Поначалу кажется безумным, что такая элементарная логическая ошибка может лежать в основе идеологии локдаунов и карантина. Это ошибочное предположение ставит должностных лиц общественного здравоохранения в положение центральных планировщиков, которые управляют поведением всего населения, которые определяют, насколько мы можем приближаться друг к другу, с кем мы можем встречаться и когда, беря тем самым под контроль все наши взаимодействия и наши тела тоже, как будто они наши хозяева.

Они говорят так, будто полностью уверены в том, что это действительно может произойти, а затем, как по волшебству, вирус, лишенный носителей, уйдет на пенсию и оставит всех в покое.

Если это звучит как здравый смысл, то это не так. Насколько мне известно, такая затея предпринимается в истории впервые.

Существовала ли в мировой истории какая-либо вирусная эпидемия, когда должностные лица общественного здравоохранения успешно манипулировали человеческим населением таким образом, чтобы снизить уровень заражения и тем самым удалить патоген из окружающей нас среды? Если вирус не исчезнет полностью — а этого не произойдет и не может произойти, — разве центральным планировщикам не придется блокировать каждое поколение в будущем?

Способ, которым традиционно снижалась частота инфицирования — единственный способ ее снижения, — это коллективный иммунитет, будь то приобретенный естественный иммунитет или вакцина (об этом можно узнать в “Клеточной биологии для чайников”). Вирус не исчезает. Он становится эндемичным; то есть предсказуемым и управляемым в каждом поколении.

Я спросил эпидемиолога старой школы, есть ли простая логическая ошибка в идее возможности принудительного снижения R. Он подтвердил то, что я подозревал: все это основано на заблуждении, которое смешивает причину и следствие.

Да, когда достигается коллективный иммунитет, можно в конечном итоге измерить значение R, чтобы увидеть, что каждый человек заражает менее одного человека, и значение R падает и падает, пока инфекция не станет эндемичной. Но вы не можете провернуть это в другом направлении, заставляя следствие вызывать причину.

Точно так же нельзя разбрасывать листья по земле, чтобы вызвать их падение, или ставить солнечные лампы на снег, чтобы ускорить лето.

Неужели ошибка здесь так проста? Возможно, да.

Мы постоянно наблюдаем подобное в экономике. Во время рецессий совокупный спрос падает; кейнсианцы считают, что если мы увеличим совокупный спрос, рецессия закончится: это основное требование кейнсианской антициклической политики. Мы видели это в 2008 году. Падение цен на недвижимость рассматривалось скорее как причина, чем как следствие; поэтому цель политики — поднять эти цены и заставить спад уйти.

То же самое и с контролем над ценами. Люди верят, что если мы сможем снизить уровень цен, то результаты денежной экспансии исчезнут.

Попытки силой изменить следствия для того, чтобы уничтожить причины, является обычной ошибкой в социальных науках и, очевидно, среди некоторых наивных сторонников подавления болезней.

Возможно ли, что такая же ошибка стала вирусной в профессии эпидемиолога?

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев