Liberty Education Project
Knowledge Is Freedom
Патриция Клаус
Covid-19, вероятно, заразил до 300 миллионов человек, говорит Стэнфордский гуру Джон Иоаннидис

По оценкам ведущего эпидемиолога доктора Джона Иоаннидиса из Стэнфордского университета, от 150 до 300 миллионов людей уже инфицированы COVID-19 по всему миру, что намного больше 10 миллионов зарегистрированных сегодня случаев.

В интервью Greek Reporter греко-американский ученый предупреждает, что драконовские локдауны, введенные во многих странах, могут привести к противоположному от запланированного эффекту. “Во всем мире благодаря локдаунам число людей, подвергающихся риску голода, увеличилось до 1,1 миллиарда, локдауны подвергают риску миллионы жизней”, — говорит он.

Всего три месяца назад, вскоре после начала вспышки коронавируса в США, д-р Иоаннидис написал статью для журнала STAT, в которой он критиковал США и другие страны за то, что они не провели достаточного количества тестов и сожалел о том, что было мало реальных данных, которые бы позволили судить об истинном распространении инфекции.

Теперь, после того как 490 000 людей умерло во всем мире от вируса, Greek Reporter связался с доктором Иоаннидисом, чтобы обсудить с ним несколько утверждений, которые он сделал в своей статье 17 марта, и поговорить о том, на что бы он хотел обратить внимание в глобальной борьбе с вирусом.

Greek Reporter: Вы заявили, что на тот момент данные о количестве фактических инфекций было “совершенно ненадежными” и что “подавляющее большинство” инфекций пропускалось. Как вы думаете, как США и другие страны продвинулись с тех пор в определении фактического числа людей, страдающих от вируса? В то время вы говорили, что “ни в одной стране нет надежных данных о распространенности вируса в репрезентативной случайной выборке населения в целом”. Это верно до сих пор? Какие страны показали лучшие результаты в этом отношении?

Д-р Иоаннидис: Мы за короткое время узнали много нового о распространенности этой инфекции во всем мире. Уже есть более 50 исследований, которые позволяют судить о том, сколько людей в разных странах имеют антитела к вирусу. Эти цифры примерно от 5 (например, Gangelt в Германии) до 600 раз (например, в Японии) больше, чем число задокументированных случаев, в зависимости от обширности тестирования. Мы знаем, что распространенность инфекции значительно варьируется в разных странах, а также внутри стран, внутри штатов и даже внутри групп населения в одном и том же месте. COVID-19 в большей степени атакует некоторые неблагополучные и обездоленные группы населения, но неблагополучие означает разные вещи в разных странах. Конечно, ни одно из этих исследований не является идеальным, но в совокупности они предоставляют полезные комплексные доказательства. Очень грубая оценка может свидетельствовать о том, что во всем мире уже инфицировано около 150-300 миллионов человек или более, что намного больше, чем 10 миллионов зарегистрированных случаев. Это число может быть даже значительно больше, если окажется, что антитела не развиваются у многих людей, которые болеют без симптомов или со слабыми симптомами.

Greek Reporter: Что вы скажете по поводу 3,4% смертности (death rate), прогнозируемой ВОЗ в то время? Какой она является в настоящее время? Тогда вы говорили, что коэффициент летальности (case fatality rate) Covid-19 составляет 0,05% — ниже, чем у гриппа. Ранее вы также говорили, что “разумные оценки коэффициента летальности для населения в целом варьируются от 0,05% до 1%”. (Этот вывод, кажется, сделан на основе случая Diamond Princess, но это было в основном все, с чем вы могли работать в тот момент).

Д-р Иоаннидис: От 0,05% до 1% — это разумный диапазон коэффициента летальности (case fatality rate) со средним значением около 0,25% исходя из тех данных, что есть у нас сейчас. Уровень смертности (death rate) в той или иной стране во многом зависит от возрастной структуры, от того, кто является инфицированными людьми и какую помощь они получают. Для людей моложе 45 лет коэффициент летальности (case fatality rate) близок к 0%. Для людей от 45 до 70, это, вероятно, около 0,05-0,3%. Для лиц старше 70 лет он значительно возрастает, до 1% или выше для лиц старше 85 лет. Для ослабленных пожилых людей с многочисленными проблемами со здоровьем, инфицированных в домах престарелых, во время крупных вспышек в этих учреждениях он может достигать 25%.

Greek Reporter: Можно ли доверять цифрам смертности, учитывая, что некоторые страны регистрируют смерть от Covid-19 в тех случаях, когда на самом деле пациенты умерли просто имея этот вирус? 17 марта вы сказали, что “положительный тест на коронавирус не обязательно означает, что этот вирус всегда в первую очередь ответственен за смерть”.

Доктор Иоаннидис: Это все еще серьезная проблема. COVID-19 стал заболеванием, подлежащим регистрации, поэтому его записывают в свидетельства о смерти. Однако мы знаем, что подавляющее большинство людей, умерших, согласно свидетельству от COVID-19, имеют по крайней мере одно, а, как правило, несколько других сопутствующих заболеваний. Это означает, что часто есть другие причины, которые привели к смерти. Относительный вклад COVID-19 требует очень тщательного аудита и оценки медицинских карт.

Greek Reporter: В случае обычного сезонного гриппа каждый год существует большая неопределенность в отношении количества смертей. Несмотря на то, что в случае гриппа существует то, что вы назвали “успешными системами эпиднадзора”, все равно “заболевание подтверждается в лаборатории в совсем небольшом числе случаев”. Верно ли это и в отношении Covid-19, ведь многие люди, несомненно, были инфицированы и страдали лишь легкими симптомами, думая, что это был обычный ежегодный грипп — возможно, даже до января 2020 года, когда болезнь официально попала на наши берега? Тогда, пытаясь оценить, сколько людей на самом деле умирает каждый год от гриппа, вы оценили разницу в 2,5 раза.

Д-р Иоаннидис: Как я говорил раньше, число людей, инфицированных COVID-19, намного больше, чем число задокументированных случаев. Количество смертей от COVID-19 может быть как заниженным, так и завышенным, а относительное соотношение завышенных и заниженных показателей варьируется в разных местах. В большинстве европейских стран и США вероятность его завышения выше, особенно если речь идет о “смертельных исходах от COVID-19”. В случае гриппа, у нас есть давний опыт, и число смертей также может быть достаточно хорошо аппроксимировано на основе избыточного количества смертей, которое мы регистрируем каждую зиму, поскольку волна гриппа распространяется по всему миру. В случае COVID-19 мы находимся в ранней стадии, и мы должны быть осторожны, чтобы отделить смертельные случаи COVID-19 от смертей, которые произошли из-за нарушений, вызванных локдаунами.

Greek Reporter: Ранее, анализируя данные круизного корабля Diamond Princess, используя коэффициент летальности (case fatality rate) среди инфицированных, который составлял 0,3% , вы предсказывали 10000 общих смертей в США при инфицировании 1% населения США. Как мы теперь знаем, общее количество умерших с этой болезнью оказалось намного выше, но это все еще не то астрономическое, экспоненциально огромное число, которое предсказывали некоторые. К 16 марта, за день до публикации вашей оригинальной статьи, погибло всего 68 американцев. Самый пессимистичный прогноз, который был сделан в марте предсказывал 40 миллионов смертей во всем мире — столько же, сколько от гриппа 1918 года. Что вы думаете об этом сейчас?

Д-р Йоаннидис: В статье в STAT я рассмотрел две гипотетические крайности в иллюстративных целях: одну с 10 000 смертей в США, а другую с 50 миллионами смертей по всему миру. Я сказал, что наши данные настолько ненадежны, что истина может быть где-то между этими двумя крайностями. Исходя из того, что мы знаем сейчас, мы, кажется, ближе к оптимистическому концу диапазона. В терминах потерянных жизней, пока воздействие COVID-19 составляет около 1% от гриппа 1918 года. С точки зрения потерянных человеко-лет с поправкой на качество, воздействие COVID-19 составляет около 0,1% от гриппа 1918 года, так как от гриппа 1918 года погибли в основном молодые здоровые люди (средний возраст 28 лет), тогда как средний возраст смерти от COVID-19 80 лет, плюс несколько сопутствующих заболеваний.

Greek Reporter: Нам сказали, что нам нужно “сгладить кривую” — и мы сделали это в США, не так ли? Ни одна система здравоохранения не была полностью перегружена, даже в Нью-Йорке, где не было недостатка в вентиляторах.

Д-р Иоаннидис: Предсказания большинства математических моделей относительно необходимого количества коек и количества коек интенсивной терапии были астрономически неверными. Действительно, система здравоохранения не была переполнена ни в одном месте в США, хотя в нескольких больницах отмечались трудности. Система здравоохранения была, скорее, серьезно повреждена во многих местах из-за принятых мер борьбы с эпидемией.

Greek Reporter: Наконец, в марте вы заявили в отношении блокировок, что они могут быть “терпимыми на время, но как политики могут определить, приносят ли они больше пользы, чем вреда”? “Закрытие школ, — заявили вы, — может снизить скорость передачи”, но также может “уменьшить шансы развития группового иммунитета.” Возможно, еще более важным является высказывание: “Одним из основных моментов является то, что мы не знаем, как долго могут сохраняться меры по социальному дистанцированию и прочие ограничения, без серьезных последствий для экономики, общества и психического здоровья”.

“Могут произойти непредсказуемые изменения, включая финансовый кризис, беспорядки, гражданские беспорядки, войну и разрушение самой социальной структуры”. Насколько оправдались ваши прогнозы?

Д-р Иоаннидис: Мне очень грустно, что мои прогнозы подтвердились. “Основные последствия для экономики, общества и психического здоровья” уже произошли. Я надеюсь, что они обратимы, и это в значительной степени зависит от того, сможем ли мы избежать продления драконовских блокировок и справиться с COVID-19 с помощью разумного подхода, ориентированного на точность, вместо того, чтобы слепо закрывать все подряд. Точно так же мы уже начали видеть последствия “финансового кризиса, беспорядков и гражданских волнений”. Я надеюсь, что за этим не последует “война и разрушение социальной структуры”.

Во всем мире благодаря карантинным мерам число людей, подвергающихся риску голода, увеличилось до 1,1 миллиарда человек, и они подвергают риску миллионы жизней, когда программы вакцинации нарушаются, это может привести к туберкулезу, детским болезням, таким как корь и малярия. Я надеюсь, что авторы государственной политики посмотрят на общую картину всех потенциальных проблем, а не только на очень важную, но относительно небольшую часть проблем, которой является COVID-19.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев