Liberty Education Project
Knowledge Is Freedom
Даг Бандоу
Распоряжение Президента Трампа: Луна и другие небесные тела должны быть открыты для разработки ресурсов в частном порядке

Несмотря на нынешний хаос, вызванный коронавирусом, в Вашингтоне думают о будущем. Об этом говорит новый указ президента, который позволит разрабатывать ресурсы на Луне и астероидах в частном порядке. Этот указ находится вне риторики “общего наследия человечества”, которой руководствуется Организация Объединенных Наций и которая нашла свое яркое выражение в Договоре по морскому праву, создавшем четыре десятилетия назад специальный орган ООН по контролю над ресурсами морского дна.

Будущее освоения космоса

Указ гласит, что:

Успешное долгосрочное использование и научное исследование Луны, Марса и других небесных тел потребует партнерства с коммерческими организациями для извлечения и использования ресурсов, в том числе воды и некоторых полезных ископаемых в космическом пространстве.

Эта мера положила начало процессу пересмотра неопределенного правового режима, который в настоящее время препятствует развитию частного сектора.

Администрация указала на то, что Соглашение 1979 года о деятельности государств на Луне и других небесных телах (известное как Договор о Луне) и Договор 1967 года о принципах деятельности государств в области исследования и использования космического пространства, включая Луну и другие небесные тела (обычно называемый Договором о космосе) не являютя дружественными к предпринимателям или исследователям с коммерческим уклоном.

В ответ президент объявил, что:

Американцы должны иметь право заниматься коммерческой разведкой, добычей и использованием ресурсов в космическом пространстве в соответствии с действующим законодательством. Космическое пространство является юридически и физически уникальной областью человеческой деятельности, и Соединенные Штаты не рассматривают его как глобальное достояние. Поэтому, Соединенные Штаты будут поощрять международную поддержку государственно-частной разработки и использования ресурсов в космическом пространстве в соответствии с применимым законодательством.

Космос — это долгосрочная перспектива

Документ дает указание Государственному секретарю в сотрудничестве с другими учреждениями “предпринять все необходимые меры для поощрения международной поддержки государственно-частной разработки и использования ресурсов в космическом пространстве”. Секретарь должен “обсудить совместные заявления, а также двусторонние и многосторонние соглашения с иностранными государствами относительно безопасных и стабильных операций по разработке и использованию космических ресурсов в государственном и частном секторах”.

Очевидно, что внимание администрации сейчас направлено в другую сторону. Тем не менее, потенциальные выгоды от разработки космических ресурсов могут быть весьма значительны. Ценность научных исследований очевидна и она приводит в действие такие государственные учреждения, как НАСА. Услуги запуска в космос и космический туризм заинтересовали частных операторов. Такая деятельность создает меньше юридических и практических трудностей, чем попытка установить какое-либо долгосрочное присутствие в открытом космосе.

Более глубокое освоение космоса — долгосрочная перспектива. Тем не менее, это делает еще более необходимым поощрение инноваций путем создания институтов и стимулов, которые поощряют развитие космоса.

Космические предприниматели

В прошлом году два давних космических предпринимателя, Джефф Грисон и Джеймс С. Беннетт, написали детальное исследование для Reason Foundation о потенциале экономического развития космического пространства, столь обширного и загадочного для большинства из нас. Среди возможных направлений:

использование космических чистых источников энергии, разработка астероидов для добычи полезного сырья, создание безопасных мест для проведения научных экспериментов, утилизация / секвестрирование опасных, но ценных отходов, находящихся в настоящее время в космосе, использование источников воды, уже находящихся в космосе, для разделения кислорода и водорода для космического топлива и окислителей, а также для создания радиационной защиты, использование низкой гравитации, низкой температуры и других свойств космического пространства для многих видов деятельности, включая производство и исследования.

Грейсон и Беннетт отводят большую роль НАСА в этом процессе, но предлагают достичь результата путем перенаправления существующих средств, а не увеличения расходов. Они видят постепенный рост частного сектора, который становится все более значительным в последние годы, хотя пока что он в основном сосредоточен на запусках. Авторы пишут: “Наши нынешние радикальные инновации в области космического транспорта как частных субъектов и рыночных сил позволили сократить расходы на доступ к космосу. Эти достижения уже значительно сократили расходы не только для НАСА, но и для гражданского (в основном спутникового) и военного космического транспорта”.

Чтобы расширить роль частного сектора в космосе, Вашингтон должен сосредоточиться на создании соответствующей правовой базы. “Закон о конкуренции в области коммерческого запуска космических кораблей” был началом, хотя его основной акцент был сделан на запуск. Однако в закон включен короткий раздел “Исследование и использование космических ресурсов”.

Конгресс поручил президенту:

(1) содействовать коммерческому освоению и коммерческой разработке космических ресурсов гражданами Соединенных Штатов; (2) удалять правительственные преграды на пути развития в Соединенных Штатах экономически жизнеспособных, безопасных и стабильных отраслей коммерческой разведки и коммерческого освоения космических ресурсов в соответствии с международными обязательствами Соединенных Штатов; и (3) продвигать право граждан Соединенных Штатов заниматься коммерческой разведкой и коммерческой разработкой космических ресурсов без каких-либо помех.

Требуется юридическое разъяснение

В настоящее время необходим специальный правовой кодекс, охватывающий коммерческую деятельность в космосе. Каков правовой статус районов, используемых для добычи полезных ископаемых, экспериментов или других видов деятельности? Как разобраться в спорах по заявленным территориям? На какие ресурсы компании могут получить права? Какое договорное право применяется к сделкам, связанным с космосом? А как сделать так, чтобы договора заключались в космосе? Как насчет уголовного права, применимого к участникам постепенно расширяющегося космического присутствия?

Необходимы также новые международные рамки. Существующие соглашения не являются достаточными.

Лунный договор ограничивал использование Луны (и других небесных тел) “исключительно мирными целями”. Запрет на военную активность является широким, хотя, очевидно, неосуществимым: “Любая угроза, применение силы или любое другое враждебное действие или угроза враждебного действия на Луне запрещены. Также запрещено использовать Луну для совершения любого такого действия или для участия в любой такой угрозе в отношении Земли, Луны, космического корабля, персонала космического корабля или искусственных космических объектов”.

Этот пакт включал длинный список не вызывающих сомнений, и даже банальных предостережений: учитывайте интересы будущих поколений, руководствуйтесь “принципом сотрудничества и взаимопомощи”, предупреждайте другие страны о том, что их деятельность может вызвать конфликт, рассматривайте возможность предоставления собранных материалов с Луны другим государствам, не вмешивайтесь в окружающую среду и “принимайте все возможные меры для защиты жизни и здоровья людей на Луне”.

Коммерциализация в космосе

Но как насчет коммерческой деятельности? Соглашение мало что говорит о ней, и выглядит довольно враждебным. Соглашение было принято, во времена перераспределительного “Нового экономического порядка”, объявленного давно ушедшей “Группой 77” в ООН. Эта группа состояла в основном из социалистических диктатур, стремящихся заставить Запад перераспределить огромные ресурсы в свои сокровищницы. Действительно, Договор о Луне воплощает в себе многие из тех же принципов, что и раздел “Договора по морскому праву”, регулирующий разработку морского дна. Этот раздел появился, когда перед транжиристыми правительствами Третьего мира замаячили триллионы долларов, рассыпанные в виде минералов на морском дне. Естественно, они требовали “своей” доли.

Годы переговоров привели к почти комичной системе Руба Голдберга, в которой правили бы наименее дееспособные государства. “Управление” будет контролировать добычу ресурсов на морском дне. “Предприятие” будет разрабатывать “общее наследие человечества” в интересах самых коррумпированных, наименее развитых и в основном недемократических режимов. Правила были установлены для ограничения добычи, передачи технологий и перераспределения богатства. Советскому Союзу было предоставлено три места, США — только одно. У Америки не было никакого права вето. Главным содержанием двух конференций ООН по разработке договора, на которых я присутствовал, были постоянные маневры со стороны руководителей конференции, которые надеялись получить работу после ратификации в “Управлении” со штаб-квартирой на Ямайке, но без особого успеха, так как разработка морского дна так и не началась.

Лунный договор точно также провозглашает, что Луна и другие небесные тела будут “общим наследием человечества”. Для них не предусмотрено прав собственности: “Ни поверхность, ни недра Луны, ни какая-либо ее часть или имеющиеся природные ресурсы не могут быть собственностью какого-либо государства, международной межправительственной или неправительственной организации, национальной организации или неправительственной организации, государственного образования или любого физического лица”.

Те, кто ратифицировал документ, должны были “взять на себя обязательство установить международный режим… для управления эксплуатацией природными ресурсами Луны”. Деятельность подобного субъекта (представьте себе космическую версию “Управления”) будет направлена на обеспечение “упорядоченного” развития и “рационального управления” ресурсами и, конечно, “справедливого распределения”, с помощью которого “интересам и потребностям развивающихся стран” будет уделено “особое внимание”. Имеется в виду межлунное и, возможно, даже межзвездное или межгалактическое перераспределение доходов.

Очевидно, что космическая версия LOST была очень плохой идеей. Договор о Луне можно легко проигнорировать, поскольку он получил лишь 18 ратификаций, причем ни одно из ратифицировавших государств не способно исследовать космос. Америка, Китай и Россия не подписали и не ратифицировали соглашение. Индия подписала, но не ратифицировала. Европейские страны, которые ратифицировали его — это Австрия, Бельгия и Нидерланды. Никто из них, похоже, не готов отправиться на Луну, не говоря уже о более далеком космосе.

Договор по космосу

Договор по космосу, напротив, был ратифицирован 109 странами, в том числе всеми основными потенциальными игроками в космосе. Договор в первую очередь охватывает две проблемы. Во-первых, это соглашение о разоружении, запрещающее размещение ядерного оружия в космосе и резервирование Луны и других небесных тел для мирного использования. Не должно быть никаких военных баз, испытаний оружия или военных маневров.

Во-вторых, договор поощряет безопасные и ответственные действия при исследовании космического пространства государствами. Он благословляет “исследования”, “научные исследования” и “международное сотрудничество” и запрещает странам претендовать на суверенитет над небесными телами. В договоре говорится: “Космическое пространство, включая Луну и другие небесные тела, не подлежит национальному присвоению посредством суверенитета, использования, оккупации или любых других средств”.

Тем не менее, суверенитет сохраняется над объектами, запущенными в космос. Кроме того, договор гласит, что:

деятельность неправительственных организаций в космическом пространстве, включая Луну и другие небесные тела, требует разрешения и постоянного контроля со стороны соответствующего государства-участника Договора.

Таким образом, коммерческая деятельность может осуществляться под руководством государств-членов.

Тем не менее, договор не содержит никаких правил для этого. Текст наполнен банальными навязчивыми эмоциями на тему служения человечеству, которые не имеют никакого практического значения. Например, статья I гласит: “Исследование и использование космического пространства, включая Луну и другие небесные тела, должно осуществляться на благо и в интересах всех стран, независимо от степени их экономического или научного развития, и должно быть достоянием всего человечества”. Что касается столкновения интересов различных сторон, то пакт просто призывает страны “провести соответствующие международные консультации, прежде чем приступать к любой такой деятельности или эксперименту”.

В последующие годы были предприняты усилия для разработки более подробных директив, но с небольшим успехом. Последнее заседание Комитета ООН по использованию космического пространства в мирных целях два года назад мало что дало.

Требуется общий мозговой штурм

Наилучшим вариантом было бы объединение стран, обладающих потенциалом для исследования и коммерциализации космоса для дальнейшей разработки механизма, который, в случае морского дна был назван “взаимным соглашением государств” (reciprocating states agreement). Этот пакт создавал систему для разрешения конфликтов между заявками на разработку дна океана. Он никогда не использовался, поскольку добыча полезных ископаемых никогда не оказывалась финансово эффективной. Однако соглашение облегчило бы любую коммерческую деятельность, создав механизм разрешения споров между компаниями и правительствами.

В более долгосрочной перспективе Вашингтон должен сотрудничать с теми же правительствами для разработки более формальных международных рамок, которые, возможно, будут одобрены Советом Безопасности ООН, в котором доминируют промышленно развитые державы, заинтересованные в космических исследованиях. Учитывая опыт LOST, следует избегать глобального соглашения, потому, что в нем будут участвовать страны, которые надеются получить дань за то, что они благословили космическую деятельность других стран. Такие усилия должны быть предприняты быстро, так как перспективы коммерциализации становятся более реалистичными.

По общему признанию, коммерческая деятельность вне услуг запуска и туризма начнется в далеком будущем. Однако ряд компаний надеются предпринять различные космические операции, в том числе на астероидах. Для этой цели созданы Deep Space Industries и Planetary Resources, хотя в настощее время они заняты другой, более практичной, деятельностью. Мэтт Уильямс с веб-сайта University Today отметил, что “такие люди, как Питер Диамандис (основатель X Prize и HeroX) и научный коммуникатор Нил ДеГрас Тайсон, годами говорили, что первые триллионеры будут зарабатывать деньги на разработке астероидов”. Джефф Безос из Amazon основал космическую компанию Blue Origin и заявил, что хочет “построить космические отели, парки развлечений и колонии для 2–3 миллионов человек, которые будут жить на орбите”. Илон Маск из Tesla создал Space Exploration Technologies или SpaceX, которая сегодня сосредоточена на разработке современных ракет и космических кораблей, но, очевидно, может в будущем расшириться в новых направлениях.

Некоторые критики сравнивают такие действия с колониализмом, но здесь нет космических народов, которые мы могли бы подчинять и править. Жестокое подчинение целых народов — вот почему колониализм был моральным безобразием и посягал на человеческое достоинство. Люди имеют уникальный моральный статус. Но нет ничего сакрального в нетронутой поверхности Луны или астероида. Космическую разведку и коммерческое использование космоса следует поощрять с учетом экологических соображений и вопросов безопасности. Во время сокращения государственных космических бюджетов — если восстановление после пандемии COVID-19 вообще что-то оставит для грандиозных, долгосрочных перспективных проектов — частное финансирование может стать единственным способом продвижения космических исследований.

Сегодня Вашингтон очень занят борьбой со смертельной пандемией. Но кризис скоро пройдет. Должностные лица должны смотреть в будущее, включая возможность освоения космоса и его коммерциализации. Это потребует надлежащей правовой базы для дополнения предпринимательского видения, уже очевидного в США. Новое распоряжение президента является хорошим шагом вперед. Но нужно сделать гораздо больше, чтобы подготовиться к будущему, которое, как мы надеемся, будет наполнено историческими шагами в освоении космоса.

Даг Бандоу — старший научный сотрудник Института Катона и автор ряда книг по экономике и политике. Он регулярно пишет о военном невмешательстве.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев