Джеффри Такер

Почему Обама потерпел фиаско

17.01.2017


За всю мою жизнь ни одного президента США не встречали с таким энтузиазмом и надеждой, как Барака Обаму. Уже с самого начала его президентства в кругах интеллектуальной и медиа элиты образовался своего рода культ его последователей. Это была заря новой эры, от которой ожидалось правосудие, справедливость, равенство, мир и патриотизм, и учитывая яркий ум, эрудированность и хорошие намерения великого человека, приход всего этого казался неизбежным.

«Салон» пишет об итогах эры Обамы:

«В 2008 г. Обама построил свою кампанию на надежде и это помогло привлечь широкий и разношёрстный электорат, взбудораженный мыслью о том, что этот обворожительный мужчина, который мог бы быть героем приятного фильма, подарит нам счастливое окончание, которого все так ждали. В последующие годы он культивировал этот имидж….. , несмотря ни на что, он излучал надежду и накопил несколько впечатляющих побед — принятие законодательства, регулирующего всеобщий доступ к услугам здравоохранения, убийство Усамы бен Ладена, возврат федерального бюрократического аппарата к былым вершинам эффективности — и это поддерживало его героический имидж».

Сегодня, спустя два месяца после наибольшего политического сдвига, который мы когда либо увидим, мы оказались в новой реальности: Обама провалился. То, что должно было стать успехом (вроде Закона о доступном медицинском обслуживании), превратилось в пыль, оставив нас с огромным количеством президентских указов и подписанных законопроектов, которые, скорее всего, будут отозваны.

За 8 лет на посту он так и не достиг ничего примечательного. Экономический рост так и не начался, надежда и перемены (hope, changes — главные лозунги кампании Обамы — прим. ред.) обратились в страх и разочарование. Последний месяц Обама занимался тем, что выпускал заключённых и создавал новые регуляторные нормы, неистово пытаясь сделать хоть что-то, что сохранит ему место в истории.

Почему он потерпел фиаско

Что же стало причиной его поражения? Причина была одна на протяжении всего президентского срока. Несмотря на его образованность, эрудицию, искренность, гениальный PR и мастерское, голливудского размаха, показушничество, центральной проблемой Обамы была его неготовность заняться главным страхом американцев: экономическим качеством наших собственных жизней.

Другими словами, несмотря на все его очарование, несмотря на высокую квалификацию его мозгового центра, качество его кабинета и энтузиазм его последователей, он так и не справился с экономической стагнацией. Конец фильма. Мы выходим из кинотеатра с пустыми пачками попкорна, допитой газировкой и снова сталкиваемся с реальностью вместо фантазий, показанных на экране.

Что ж, вы можете приписать этот результат воздействию множества факторов, но давайте просто предположим, что Обама со своей командой действительно имели лучшие намерения. Какой же кусочек пазла отсутствовал? Вот какой - Обама никогда не разбирался в экономике и никогда не понимал силу свободы в вопросах создания богатства и процветания.

Чета Гринберг, отвечая на другие вопросы, описывает проблему:

«К сожалению, после себя он оставил более 1000 демократов, проигравших выборы за два его президентских срока. Сегодня в половине штатов полный контроль перешёл к республиканцам».

Почему же так произошло?

«Столкнувшись с возможным экономическим коллапсом в начале своего президентского срока, г-н Обама посвятил свою деятельность на посту восстановлению экономики и начал это с финансового сектора. Однако, проблемы с заработной платой и растущее неравенство так и не заняли центральное место в его экономической миссии, даже несмотря на то, что в финансовом плане американцы страдали на протяжении всего его президентского срока»

Другими словами, нерешённые экономические проблемы похоронили амбиции его партии.

«В то же время, г-н Обама не желал тратить время и средства на эффективное пояснение своих инициатив. Он верил, что позитивные изменения на местах, в особенности касающиеся экономической политики и Закона о доступном медицинском обслуживании, приведут к успеху и маргинализуют оппонентов»

Он действительно верил в то, что это сработает, хотя любой человек с самым базовым пониманием экономики мог предсказать провал Obamacare. Любой, знакомый с историей социализма, знает, что провал таится в самом административно-управленческом аппарате.

«То, что президент не посвящал общественность в свои планы, сказалось на том, как их воспринимали голосующие. Попытки оздоровления экономики превратились в операции по спасению банков, автомобильной промышленности и страховых компаний. Ко второму году на президентском посту Обама поместил в центр внимания создание новых рабочих мест и заставил демократов оберегать «наш прогресс».

Говоря о тех, кто остался за бортом экономического оздоровления, Обама призывал к построению “лестниц возможностей”. То есть, с его точки зрения главный вызов для страны состоял в «нереализованных возможностях» в восходящей мультикультурной Америке, а не в постоянных экономических трудностях, с которыми сталкивается большинство американцев.

Все это означает, что создание материальных благ Обама принимал как некую данность, как будто это машина, которая может ехать сама по себе без топлива. Его администрация видела своё главное задание в том, что всячески одобрялось медиа и академической элитой - в достижении косметических целей в таких неопределенных областях, как «социальная справедливость», cultural inclusion и прогрессивное государственное управление. Конечно, и на этом фронте есть цели, которых не мешало бы достигнуть - к примеру, закончить войну с наркотиками и провести реформу в области уголовных наказаний. Однако, их не сочли подходящими.

Экономическая безграмотность

Первая масштабная работа об экономическом видении Обамы, которую я прочёл, была написана Дэвидом Леонардом в августе 2008. Она основывалась на серии интервью с кандидатом в президенты. Как и всегда, Обама звучал убедительно. Однако, когда разговор касался его реальных взглядов на экономику, ответы становились размытыми, в духе технократического «центра», который отрицает и свободный рынок, и социализм.

Леонард быстро вник в суть дела и оставил свой комментарий:

“Он может вдохновенно говорить о том, как наша страна стала предметом зависти всего мира. Но его ответы на вопрос, что он будет делать для того, чтобы так продолжалось и дальше звучат запутано и неправдоподобно.”

Длинный список «экономических политик» - это, практически, и есть всё экономическое мышление Обамы. У него никогда не было базовых экономических знаний, позволяющих понять основы экономики. Все его интервью этого периода демонстрируют, что блистательность не идёт в комплекте с пониманием экономики. Последнего у него просто нет.

Обама никогда не понимал откуда берётся богатство. Он не осознал роли свободы в его создании и того, что права собственности обеспечивают процветание, а государственный контроль сдерживает развитие. Каждый раз, когда эти идеи так или иначе высказывались, он отвергал их, как фантастику эпохи Рейгана. Кроме того, отрицание trickle down economics всегда вызывало аплодисменты у светских людей.

Технократический переворот

Обама занял пост в 2009, в разгар финансового кризиса. Ему нужно было справляться с фантастическим хаосом в операциях по спасению отдельных ветвей промышленности и монетарных интервенциях, и разобраться в этом он не мог. Он продолжил линию своего предшественника, согласившись с политикой Буша, стремившегося противодействовать спаду деловой активности («противодействие спаду деловой активности» понимается как поддержка отраслей и предприятий, «слишком больших, чтобы упасть — прим.ред). Он наполнил свою команду экономистов технократами и мастерами по государственной поддержке бизнеса в кризисной ситуации и больше никогда не возвращался к этому вопросу.

В какой-то мере это можно понять. Экономический мейнстрим воспринимает проблему достижения процветания как инженерную проблему. Научное управление макроэкономическими агрегатами, по его мнению, может влиять на результат, если у руля, конечно, правильные эксперты, наделённые достаточным количеством ресурсов и власти. Не обладая самостоятельным мнением по этому поводу, Обама прислушался к наиболее популярным школам, со всей их помпой и тщеславием. Они полностью подвели его, так же, как и нас.

Через 8 лет, в апреле 2016 в интервью на ту же тему Обама, кажется, разбирается в теме всё так же. “Вероятно, я могу выделить 3-4 вещи, которые мы могли бы сделать, чтобы ежегодно увеличить рост в процентном соотношении,” сказал Обама. “Мы могли бы быстрее уменьшить уровень безработицы. Мы могли бы поднимать зарплату быстрее, чем делали это. И иногда это не даёт мне спать по ночам.”

До сегодняшнего дня он абсолютно не разбирается в этой теме. Как конкретно он мог бы понизить уровень безработицы? Как он собирался поднимать зарплату? В Вашингтоне нет контрольного пункта, где можно взять и установить рычаг безработицы на уровень пониже, а зарплаты - повыше. А если бы был, он точно бы это сделал. Причинно-следственные связи в экономике продолжает обходить его ум стороной.

В другом интервью в 2016, после провала в сфере здравоохранения и в политике создания рабочих мест, его растерянность в этом вопросе была выражена в этом откровенном фрагменте. “Одна из вещей, о которой я постоянно старался напоминать себе во время президентского срока - это то, что экономика - не абстрактное понятие. Это что-то, что нельзя изменить, разобрать и снова собрать без последствий.”

Просто восхитительно, что ему приходилось «напоминать» себе о том, что нельзя изменить экономику. И всё же, хорошо, что он выяснил настолько много. Если бы только он немного раньше и больше углубился в понимание этой мысли, тогда узнал бы, что государство не может создавать богатство. Оно может только мешать его созданию.

Государственное регулирование не создаёт богатства

В каком-то смысле этот прекрасно образованный человек с безукоризненной репутацией и отличным кругом общения пал жертвой образовательной системы, которая утаила правду об экономике.

Несмотря на обширные знания практически по любому вопросу и бесконечный запас очарования, которое помогает располагать к себе публику, он пропустил важную деталь. Он никогда не понимал, что богатство - это не данность; оно должно постоянно создаваться благодаря предприимчивости и инновациям, торговле и экспериментаторству реальными людьми, которым нужна свобода, для того, чтобы пробовать и экспериментировать, свобода не стесненная государственным регулированием. Это происходит не потому, что в Белом Доме сидит приятный и популярный парень. Это происходит тогда, когда институты работают правильно.

Этот самый простой урок ускользнул от понимания Обамы. Если бы случилось иначе, он мог бы обратить поражение в успех. Вместо того, чтобы создавать масштабные своды правил, внедрять худшую в истории США реформу здравоохранения, обременять промышленность бесконечными расходами, он мог бы пойти по другому пути.

На Национальной демократической конвенции Обама мудро сказал: “мы не хотим над собой власти.” “Америка — это не о том, что какой-то человек скажет, что он хочет для нас сделать,” сказал он. “Америка — это о том, чего мы можем достигнуть вместе, путём тяжёлой, медленной, иногда изнурительной, но всегда несокрушимой работе самоуправления.”

Это задумывалось как атака на Трампа. Но это точно так же верно в отношении того, как его собственная администрация управляла экономикой. Это правдиво не только в отношении политики, это также коренной принцип экономики.

И вот теперь он покидает свой пост переживая о том, что же пошло не так, переживая за наследие, которое оставит, тревожась о положении дел своей партии и боясь результатов того, что сотворили его реформы здравоохранения и затянувшаяся экономическая стагнация. В этом есть определённый элемент трагедии. Это судьба человека, который знал всё, кроме того, что должен был знать, чтобы достигнуть истинной и продолжительной «надежды» и «перемен».

Можно иметь великие надежды, лучшие помыслы, огромную поддержку со стороны публики и самый престижный статус в мире. Но если ты не понимаешь экономику, всё будет идти из рук вон плохо.

Перевод: Анастасия Шабанова.

Редактор: Владимир Золотарев.

Оригинал статьи