Джозеф Салерно

Венесуэла переходит к бартеру

01.08.2018


В 2006 году президент Венесуэлы Уго Чавес заявил: «Вот рынок, который может быть восстановлен через бартер, а не через деньги. Разрушим это проклятие [капитализма]».

И вот, двенадцать лет спустя бартер действительно заменил денежные операции во всей экономике, но несколько не с тем результатом, который виделся последнему социалистическому диктатору. Фактически, вырождение экономики в бартер было результатом политики правительства преемника Чавеса - Николаса Мадуро, злоупотребляющего проклятым капиталистическим инструментом – деньгами – для финансирования своих программ перераспределения, когда цены на нефть и, соответственно, доходы упали.

Как объяснил Людвиг фон Мизес в своей новаторской книге «Теория денег и кредита», опубликованной более 100 лет назад, во время инфляционного процесса наступает период, когда широкая публика начинает ожидать, что цены будут расти постоянно, быстрыми и ускоряющимися темпами. В этот момент желание людей держать деньги на руках резко падает, и люди отчаянно стараются любыми средствами избавиться от денег, которые они зарабатывают. Как только такие инфляционные ожидания распространяются, уровень цен «отвязывается» от количества денег в обращении, а цены взлетают в геометрической прогрессии, которая намного превышает темпы денежной экспансии. Результат, по иронии судьбы, заключается в том, что, в то время как центральный банк наводняет экономику все большим количеством новых денег, развивается нехватка наличных денег в обращении для оплаты товаров по растущим ценам, потому что печатный станок больше не успевает за инфляционной ценовой спиралью.

Венесуэла вступила в этот этап инфляционного цикла несколько лет назад, и уровень инфляции значительно ускорился с начала 2018 года. Средний годовой уровень инфляции в мае 2018 года достиг 27 000%, а в июне 2018 года он превысил 46 000%, в соответствии с подсчетами экономиста Стива Хэнка и съезда венесуэльский оппозиции. Годовая инфляция такого уровня означает, что цены удваиваются в течение месяца. Органы денежно-кредитного регулирования просто не могут печатать и распространять по всей стране каждые несколько недель количество валюты, равное экспоненциальному росту абсолютной суммы, уже находящейся в обращении. Кроме того, поскольку люди обменивают венесуэльские боливары на товары сразу же, как только они могут это сделать, движение валюты в обращении ускоряется, что заставляет боливары быстро изнашиваться. Банкноты в Венесуэле должны заменяться каждые 7-9 месяцев по сравнению со средней шестилетней продолжительностью жизни доллара США. Это усугубило нехватку наличных денег за счет увеличения себестоимости печати банкнот небольших номиналов, которая стала выше их номинальной стоимости, что привело к тому, что правительство прекратило их выпуск. Пока у банков не хватает наличных средств для ежедневных операций, и некоторые банкоматы нужно загружать каждые несколько часов, вкладчики должны часами ждать в очереди, чтобы снять сумму в размере 10 долларов США. Местные магазинчики предлагают решить вопрос, продавая банкноты с премией в размере 40% до 120%, которую можно заплатить банковским переводом или кредитной картой.

Гиперинфляция создает дополнительные издержки транспортировки и подсчета огромного числа банкнот для совершения даже самой мелкой покупки. В Венесуэле покупатели заменили кошельки рюкзаками, а некоторые торговцы взвешивают, а не считают свои деньги. Один владелец закусочной использует для взвешивания денег те же весы, которые он использует для взвешивания сыра. Все это еще больше затрудняет использование наличных средств и способствует демонетизации экономики.

Как показывают сообщения (здесь, здесь и здесь), в случае Венесуэлы, как и в других случаях гиперинфляции, дефицит валюты сильнее всего бьет по покупателям с низким доходом, мелким торговцам и работникам сферы услуг, которые не имеют доступа к банкам или электронным технологиям для совершения платежей. Эти группы все чаще обращаются к бартеру, несмотря на известные издержки и неэффективность этого способа. Прямой обмен на продукты питания и предметы личной гигиены заменяет валютные операции и в небольших селах и в крупных городах. Например, в прибрежном Карибском городе Рио-Чико рыбаки обменивают товар на муку, рис и растительное масло. Один человек привез в лагуну машину с ящиками масла, макаронами и кукурузной мукой – это ингредиенты для венесуэльского штапеля (вида хлеба) – для обмена на рыбу, и рыбаки быстро разобрали его товары. Но это исключение. Основная проблема бартера и причина, по которой деньги спонтанно развивались на рынке, это то, что экономисты называют «двойным совпадением желаний». Требует больших усилий и времени найти кого-то, у кого есть тот предмет, который нужен вам, и кто одновременно нуждается в том, что вы предлагаете взамен. Поэтому женщина с кулером, полным рыбы, ходит по берегу лагуны, ища людей, которым нужна рыба, и которые готовы обменять на нее лекарство от эпилепсии для ее сына. В некоторые дни рыбак может потратить часы, пытаясь безуспешно обменять свою рыбу, и в итоге унести свой улов домой.

В бедных районах Каракаса люди, работающие в сфере обслуживания, регулярно прибегают к бартеру. Один парикмахер берет за услуги 1 миллион боливаров (равный примерно 0,30 доллара США по текущему обменному курсу черного рынка), но также принимает и продукты питания. Иногда он сопровождает своих клиентов в местный мясной магазин, где они покупают ему товары стоимости, равной цене стрижки, оплачивая эти товары дебетовыми или кредитными карточками. Владелец бухгалтерской фирмы позволяет своим клиентам оплачивать счета бифштексами, курицей, сливочным маслом и дезодорантами. Другой парикмахер договорился с клиентами о том, что они оплачивают свои месячные счета, позволяя выбрать ему товары из своих магазинов. Водопроводчик ремонтирует посудомоечную машину в обмен на несколько фунтов макаронных изделий, немного говядины и 200 000 боливаров (около $ 1,20 в начале 2018 года).

Находчивые люди начали использовать свои собственные средства обмена. Преподаватель с диабетом ждет в очереди часами, чтобы приобрести предметы с высоким спросом на них, такие как пакеты макарон, для того, чтобы приобрести инсулин, который ей необходим. Она может обменять 1,5 кг макарон для приобретения необходимой дозы лекарств. Источники белка обладают высоким спросом, поэтому профессор архитектуры в Университете Каракаса обнаружил, что яйцо является «идеальным» средством обмена, в то время как лук или бананы – нет. Она заплатила наличные деньги и два яйца за парковку, а ее университетский отдел расплатился с компьютерным программистом упаковкой яиц.

Нехватка валюты внесла свой вклад в неэффективность широкомасштабных правительственных вмешательств и пандемическую политическую коррупцию. Неудивительно, что экономика Венесуэлы стремительно сокращается, а темпы ее роста - 16,50% и -13,20% в 2016 и 2017 годах, соответственно. Поскольку правительство вряд ли откажется от использования печатной машины в ближайшее время, крах всей денежной системы неизбежен, и ужасные видения Чавеса о бартерной экономике могут стать явью.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев