Хьюго Ньюман

Лучший аргумент в ответ на заявление: «это был не настоящий социализм»

16.02.2019


Знакомая сцена. Социалист и критик социализма ведут жаркий спор. Критик обязательно вспоминает то, что социалист считает избитым аргументом: «Ну, а что насчет того, что произошло в Советском Союзе? Или в маоистском Китае? Они были социалистическими государствами. Вы действительно поддерживаете такие системы? Разве они не доказывают, что социализм не работает?”

Социалист пренебрежительно качает головой и отвечает не менее избито:

“Нет. Это были не совсем социалистические государства. Они были социалистическими только по названию. Фактически, они были просто захвачены коррумпированными силами изнутри или скомпрометированы дестабилизирующими экологическими и / или экономическими условиями, или вытеснены реакционными силами извне … или комбинацией этих трех факторов”.

Затем обычно дебаты переходят в пререкания по поводу того, что же на самом деле произошло в России в 1920-х годах, эмпирические утверждения и встречные аргументы, которые практически никак невозможно проверить, и, в конце концов, дискуссия заходит в тупик. Стороны расходятся, убежденные в том, что их собственная позиция не была опровергнута, и что позиция противника остается неубедительной.

Я наблюдал подобные дебаты бесчисленное количество раз (несколько примеров здесь , здесь и здесь ), и я считаю их очень раздражающими. Я глубоко изучил эту тему, поскольку сам был в таких дебатах на месте социалиста. Когда оппонент упоминал несколько исторических случаев номинально социалистических государств, я применял вышеупомянутую линию возражений: все это были неудачные попытки, несовершенные революции, которые сходили с рельсов по любой случайной причине. В конце концов, все эти режимы превратились в тоталитарные диктатуры в той или иной форме. Но социализм, мой социализм был глубоко демократическим, глубоко антиавторитарным и глубоко приверженным экономическому прогрессу. И поэтому, независимо от того, сколько таких исторических случаев приводилось в качестве аргументов, я знал, что в конечном итоге всегда смогу отклонить их, отступив в безопасность идеального определения.

Меня это раздражает, потому что теперь, полностью убедившись в несостоятельности социализма, я вижу, как и почему я самодовольно упорствовал в описанном выше стиле «дебатов». И, что более важно, я теперь вижу, как и почему стандартные аргументы против социализма были настолько неубедительными для меня.

Проблема в том, что эти совершенно неубедительные аргументы продолжают приводить и дальше. В этой статье я хочу привести такой метод аргументирования, от которого социалисту было бы намного сложнее уклониться вышеописанным способом. Этот метод приведен в работе политического теоретика Джейсона Бреннана в его замечательной книге Почему не капитализм? Он предполагает сместить фокус с содержания самих аргументов на стандарты аргументации.

Я попытаюсь показать, что большинство социалистов непоследовательны и даже лицемерны в стандартах, которые они косвенно применяют. Если они хотят быть последовательными, им придется признать, что социализм выглядит неблагоприятно по сравнению с другими способами экономической и политической организации. Более того, если они применят к социализму основные эпистемологические стандарты, с которыми они обычно соглашаются и которые требуют применять в другом интеллектуальном контексте, они должны быстро обнаружить, что социализм имеет действительно шаткую аргументацию.

Что не работает, почему не работает и почему это важно

Среди современной интеллигенции наиболее заметным противником революционного социализма, без сомнения, является профессор Джордан Б. Питерсон, который не скрывает своего презрения к марксизму и его идеологическим последователям. Я не отрицаю, что Питерсон - внушительная фигура, и что некоторые из его критических замечаний по поводу современной левой идеологии (особенно ее более радикальных идентификационных воплощений) достигли своей цели. Тем не менее, есть определенные аргументы, которые Питерсон снова и снова повторяет в своих публичных лекциях, и которые, не побоюсь сказать, имеют мало шансов повлиять на социалистов.

Вот один из таких аргументов: “Когда марксист или социалист, столкнувшийся с ситуацией в Советском Союзе, говорит: «Ну, это не было настоящим социализмом”, они на самом деле говорят: “Ну, если бы я был на месте Сталина, я построил бы социалистическую утопию, потому что я действительно знаю, что такое социализм и как его реализовать».

Когда я слышу подобное, я стараюсь воспринимать это не с позиции убежденного антисоциалиста, но вместо этого пытаюсь представить себя серьезным молодым социалистом. И то, что я слышу, - это не аргумент, сбивающий с ног, а скорее просто недобросовестная риторика.

Я думаю про себя:

“Ну, это ужасный аргумент, потому что весь смысл в том, что социализм исключает даже появление Сталина! Я бы не хотел быть «ответственным» за революцию вместо Сталина, Мао или кого-то еще. И ни один социалист не смог бы! Все дело в том, что ни один человек не может быть за это ответственным, поскольку все политические и экономические решения должны быть переданы мажоритарному вердикту пролетариата, рабочим, которые демократическим путем контролируют все отрасли. Любые представители, которые председательствуют в централизованных советах, должны быть подотчетны народу. Но это не так. Когда я говорю: «Это был не настоящий социализм», я не говорю, что хочу быть хорошим Сталиным. Я говорю, что сам факт наличия Сталина был в первую очередь достаточным доказательством того, что это был не настоящий социализм!”

Эта мысль почти сразу появляется у любого серьезного социалиста. Стратегия Питерсона, интересная для тех из нас, кто уже убежден в неудачах социализма, вряд ли сможет изменить мнение социалиста.

И это не мелочи. Питерсон, по понятным причинам, считается грозным интеллектуальным противником. Если революционные социалисты увидят, что человек, предположительно являющийся одним из их наиболее сильных публичных критиков, в конечном итоге полагается на такую ​​неубедительную аргументацию, они убедятся, что их идеология действительно строится на твердом основании. Тогда, подобно Джону Стюарту Миллю, они рассудят, что если их идеология сможет противостоять критическому натиску человека, предположительно являющегося одним из их самых сильных критиков, то они могут быть еще более уверены в непогрешимости своего мировоззрения.

Социализм до сих пор имеет образ некой добродетельной концепции, что делает его привлекательным для все новых поколений политических идеалистов. Если мы хотим разочаровать социалистов в их вере в неизбежное историческое движение к социализму, нам нужно сделать что-то гораздо большее, нежели обвинить их в желании быть добрыми сталинами.

Почему это будет работать лучше

Давайте вернемся к социалистической аргументации, которую я набросал в первом параграфе. В ее основе лежит утверждение о том, что ни один из исторических случаев построения социализма, которые приводятся в качестве аргумента против социализма, на самом деле не является воплощением социализма, а точнее, является неудачной попыткой его реализации в реальном мире. Ключ к убедительной аргументации против социалистов, состоит в том, чтобы отойти от эмпирических дебатов и вместо этого обратить внимание на спорные стандарты, которые подразумеваются в первоначальном аргументе социалиста - и направить их против него.

Хороший способ сделать это - подражать собственной стратегии социалиста и сосредоточиться на ответной реакции. Рассмотрим следующий ответ:

“Хорошо, я согласен с аргументом, что все исторические случаи социалистических или коммунистических государств, среди которых Советский Союз, маоистский Китай, Восточная Германия, Северная Корея, Куба, Югославия, Венесуэла, Камбоджа и Эфиопия, и многие другие, по сути, не были социалистическими государствами. В лучшем случае они были ошибочными и неудачными попытками реализовать социализм. Хорошо.

Теперь рассмотрим следующий список стран: США, Великобритания, Канада, Новая Зеландия, Швейцария, Гонконг, Австралия, Ирландия, Чили, Исландия, Дания, Швеция, Нидерланды (все эти страны взяты из топ-20 наиболее экономически свободных стран в соответствии с «Индексом экономической свободы» Фонда «Наследие» за 2018 год). Все эти страны, безусловно, имеют свои собственные внутренние недостатки, которые социалисты с радостью критикуют, а затем вменяют капитализму или туманному «неолиберализму».

Но я бы сказал (не без оснований), что ни одна из этих стран не является действительно капиталистической в идеальном смысле. Фактически, все они - некоторая смесь государственного вмешательства и частично либеральных рынков. Теперь, если это правда, тогда я тоже должен иметь право отклонить любую критику, основанную на эмпирическом списке любых из вышеупомянутых «капиталистических» государств и, по собственным аргументативным стандартам социалистов, настаивать на том, что это не настоящие капиталистические страны. Таким образом, капитализм не более «опровергается» этим списком названных капиталистическими стран, чем социализм - списком социалистических государств. “

Конечно, большинство социалистов поначалу не согласятся с этим ответом. Но как они могут последовательно отвергать эту аргументацию, не подрывая при этом свое первоначальное опровержение? Например, они могут сказать: «Да, ни одна из этих стран не является полностью капиталистический, но они имеют некоторые признаки капитализма. И плохие результаты можно отнести к действию этих капиталистических элементов».

Но почему я не могу привести этот же аргумент в отношении списка социалистических государств? Социалисту останется только настаивать на том, что в этих странах абсолютно не было элементов социализма. Но это крайне неубедительная линия защиты, особенно если принять во внимание хотя бы тот факт, что в нескольких (большинстве?) из этих исторических случаев многие принципиальные социалисты охотно воспевали те или иные элементы этих социалистических государств, особенно на ранних стадиях. Венесуэла - самый свежий пример. Для того, чтобы настаивать на том, что она никогда не имела каких-либо социалистических характеристик нужно иметь крайнюю форму ретроспективного двойного мышления и преднамеренной исторической слепоты.

Они могли бы попытаться уклониться от этого обвинения, попробовав другую тактику и настаивая на том, что, даже если в этих странах и были социалистические элементы, плохие результаты можно разумно отнести к несоциалистическим элементам. Но тогда это открывает дверь моему высказыванию, о том, что плохие результаты капиталистических обществ можно отнести к некапиталистическим элементам. Мы оба можем пойти по этому пути, но цена, которую социалист должен заплатить за это, состоит в том, что его примеры будут выглядеть такими же неубедительными, какими ему кажутся примеры в пользу капитализма.

Идеал, реальность и стандарты доказательств

Есть ли другая линия, которую может повести социалист? Насколько я могу судить, единственной альтернативой является отступление на возвышенность «идеального» социализма. Социалист может допустить, что да, исторические случаи проявили некоторые элементы социализма. Однако они не были от корки до корки социалистическими. Полный социализм был бы чисто демократическим, не содержал бы элементов диктатуры или централизованной силы и был бы экономически динамичным. Такое общество, в котором каждый человек участвует в демократическом контроле над экономикой, было бы крайне желательно. По мнению социалиста, оно явно превосходит капитализм.

Но какой именно капитализм? Это снова ставит социалиста в неудобное положение. Он может сказать: «Ну, просто посмотри вокруг! Посмотрите на неравенство и страдания, которые преобладают во всех этих капиталистических обществах! Разве не очевидно, что они морально и экономически уступают социалистическим?»

Что ж, да, конечно, они уступают идеальному описанию социалистических счастливых рабочих, эффективно контролирующих всю экономику и обеспечивающих, чтобы каждый получил справедливую долю ресурсов и потребностей … Но является ли это подходящим сравнением? Как справедливо отмечает Джейсон Бреннан в Почему не капитализм? это не особенно полезное или информативное сравнение. И при этом это оно неверно интеллектуально.

Соответствующие сравнения таковы: идеальный социализм сравнивается с идеальным капитализмом; либо реальный социализм с реальным капитализмом. Сравнивать идеальный социализм с реальным капитализмом - значит неоправданно склонить чашу весов в пользу социализма. Более того, возникает вопрос о том, почему я не могу так же сравнить идеальный капитализм с реальным социализмом, и на этом основании сделать вывод, что капитализм, безусловно, является лучшей экономической системой tout court.

Я не буду брать на себя задачу сравнения идеальных моделей. Джейсон Бреннан уже проделал отличную работу, выдвинув моральную аргументацию идеального капитализма против идеального социализма в вышеупомянутой книге (я также более подробно изложил экономическую и политическую аргументацию против идеального социализма здесь). Я хочу закончить, рассматривая сравнение реального с реальным. Опять же, важно подчеркнуть, что если социалист собирается быть разумным и не прибегать к неоправданным двойным стандартам, то ему придется выбирать либо одно либо другое сравнение, но не колебаться между ними. И именно здесь аргументация социалиста начинает рушиться под тяжестью доказательств.

В целях иллюстрации давайте снова вернемся к капиталистическому аналогу первоначального социалистического опровержения. Ко мне приходит социалист и представляет мне список капиталистических обществ в реальном мире, указывая на различные морально или экономически неоптимальные результаты в этих странах. Я смеюсь, закатываю глаза и настаиваю на том, что ничто из этого списка не является действительно капиталистической страной, и поэтому эти проблемы не могут быть справедливо приписаны капитализму как таковому. Социалист на секунду останавливается, обдумывает и наконец спрашивает:

“Ну, а что бы ты на самом деле придумал? Что в принципе можно считать доказательством против капитализма? Если бы я представил тебе еще сотню случаев реальных попыток капитализма, в которых возникали такие же проблемы и плохие результаты, ты бы наконец признал, что капитализм просто не работает? Или ты просто повторил бы тот же старый рефрен, что ни одно из этих обществ не было действительно капиталистическим?”

Я делаю паузу и заявляю, что только когда эти случаи из реального мира будут соответствовать моей концепции идеального капитализма, и после этого приведут к плохим результатам, капитализм перестанет быть безупречным в моих глазах.

Рискну предположить, что социалисты сочтут такую ​​позицию антиинтеллектуальной, догматической и ненаучной. И по уважительной причине. При таких обстоятельствах капитализм, по сути, стал бы непоколебимой теорией - статьей идеологической веры, непроницаемой для доказательств.

К сожалению, именно такую ​​позицию обычно демонстрирует социалист. Но тем хуже для социалистов. Причина этого заключается в том, что если мы будем сравнивать реальное с реальным и придерживаться одинаковых эмпирических стандартов по всем направлениям, то реальные случаи социализма неизменно будут намного хуже. Что касается результатов в отношении здоровья, питания, нарушений прав человека, детской смертности, коррупции, ожидаемой продолжительности жизни и ВВП на душу населения в реальном выражении, то список несовершенных, реальных версий социализма бледнеет по сравнению с их реальными капиталистическими аналогами.

Примерно с 1800 года в странах, которые исторически наиболее приближены к капиталистическим экономикам, реальный ВВП на душу населения увеличился почти в 30 раз (это 2900 процентов!). Это не значит, что это идеальные общества - это далеко не так. Но по историческим меркам они имели удивительный успех. А для социализма в реальном мире, напротив, наилучшим сценарием была экономическая стагнация, и, как правило, экономический крах. И теперь социалист должен нести бремя доказательств и ответить на вопрос:

“Принимая во внимание, что социалистические страны реального мира постоянно демонстрируют худшие гуманитарные результаты, чем капиталистические страны реального мира, и демонстрируют те же шаблонные неудачи в каждом случае, какие еще доказательства понадобятся вам, чтобы окончательно отказаться от социализма?”

Позвольте мне в заключение изложить проблему несколько иначе: действительно ли более правдоподобно выглядит утверждение, что одни и те же неудачи в каждой попытке социализма в реальной жизни были результатом различных, случайных факторов, которые снова и снова срывали эти социалистические эксперименты? Утверждать, что каждое из этих социалистических движений, которые с самого начала казались так искренне приверженными социализму, рухнуло, потому что эти движения и их лидеры просто не справились с этим, каждый раз по разным причинам? Разве не намного более просто и правдоподобно выглядит объяснение, что постоянно повторяющаяся схема экономической несостоятельности, которая проявляется в самых разнообразных социокультурных фонах, была вызвана внутренними недостатками социализма в реальном мире?

Я предполагаю, что если бы роли поменялись местами, социалист пришел бы к выводу, что капиталистический апологет пренебрегает основными интеллектуальными стандартами, придерживаясь своей идеологии, несмотря на доказательства. К сожалению для социалистов, в мире реальных экономических систем именно социализм рушится под этим аргументационным и интеллектуальным бременем.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев