Роберт Мерфи

О фальшивом аргументе «консенсуса 97% климатологов» в дискуссиях об изменении климата

17.11.2019


Один из популярных риторических приемов в дебатах об изменении климата таков: сторонники агрессивного вмешательства правительства утверждают, что «97% ученых» согласны с их позицией, и поэтому любые критики являются ненаучными «отрицателями» (deniers).

Несколько лет назад Дэвид Фридман продемонстрировал, что утверждение о «97% -ном консенсусе» вообще стало предметом для обсуждения только благодаря предвзятой процедуре, с помощью которой анализировались публикации в научных журналах.

Показательно, что в рецензиях «The New Republic», посвященных книгам, критикующим мейнстримную экономику, критически относятся к такой же степени консенсуса среди экономистов по вопросам, которые авторы этих книг хотят поставить под сомнение. Другими словами, когда дело доходит до почти единодушного отказа профессиональных экономистов от контроля арендной платы или тарифов, некоторые прогрессивистские левые приходят к выводу, что этот отказ обусловлен групповым мышлением. Одна и та же последовательность мыслей - у ученых-климатологов и экономистов - вызывает у «The New Republic» разное отношение, так как позиция «The New Republic» заключается в оправдании расширения государственной власти, что является центральным принципом с момента ее рождения Гербертом Кроули сто лет назад.

Сомнительный «97% -ный консенсус» среди климатологов

Еще в 2014 году Дэвид Фридман разобрал оригинальный документ, который и ввел в оборот «97%-й консенсус”. Он обнаружил, что авторы этого документа, Кук и др., на самом деле нашли в своей работе 2013 года тот факт, что авторы 97,1% из рассмотренных ими статей соглашались с тем, что люди способствуют глобальному потеплению. Но обратите внимание, что это совсем не утверждение о том, что люди являются главным фактором, способствующим наблюдаемому глобальному потеплению (со времен промышленной революции).

И это очень большая разница. Например, я стал соавтором исследования Cato совместно с учеными-климатологами Пэтом Майклсом и Чипом Кнаппенбергером, в котором мы решительно выступали против налога на выбросы углерода в США. Тем не менее, как Майклс, так и Кнаппенбергер являются климатологами, которые, согласно Куку и компании являются частью «консенсуса 97%». То есть, Майклс и Кнаппенбергер были согласны с тем, что при прочих равных условиях человеческая деятельность, выделяющая углекислый газ, сделает мир теплее, чем он был бы в противном случае. Это наблюдение само по себе не означает наступления какого-то кризиса и не оправдывает введение большого налога на выбросы углерода.

Экономист Дэвид Р. Хендерсон заметил, что когда дело доходит до того, что Кук и Co обнаружили на самом деле, это впечатляет, куда меньше, чем то, о чем сообщил Фридман. Вот что пишет Хендерсон:

[Кук и Co] Получили свои 97 процентов, рассматривая только те публикации, которые выражают хоть какую-то позицию в отношении антропогенного глобального потепления (AGW). Интересно, что 23 из этих публикаций не выражают никакой позиции вообще. Итак, принимая во внимание приведенную выше критику Дэвида Фридмана и мою, Кук и Бедфорд, публикуя свои выводы, должны были бы сказать: «Из приблизительно одной трети ученых-климатологов, пишущих о глобальном потеплении, которые высказали свою позицию о роли людей, 97% думают, что люди вносят некоторый вклад в глобальное потепление». Это не совсем то же самое утверждение, не так ли? [жирный шрифт Дэвида Р. Хендерсона]

Итак, подведем итог: статьи и комментарии в корпоративных СМИ и в интернете могут заставить обычного человека поверить в то, что 97% ученых, которые публикуют материалы об изменении климата, считают, что человечество является основным двигателем глобального потепления. Однако, если мы рассмотрим оригинал документа Кука и Ко (2013 года), мы обнаружим, что они на самом деле выяснили, что из отобранных работ, посвященных изменению климата, только одна треть содержала мнение о его причинах, а затем из этого подмножества, 97% авторов согласились, что люди являются по крайней мере одной из причин изменения климата. Это можно использовать для пропаганды, но не для политической дискуссии, к которой сейчас, похоже, относятся все вопросы AGW.

Разные взгляды «The New Republic» на консенсус

Журнал «The New Republic» был основан в 1914 году. На его веб-сайте говорится: «Уже более 100 лет мы отстаиваем прогрессивные идеи и бросаем вызов общественному мнению…. «The New Republic» продвигает новые решения для самых важных проблем сегодняшнего дня».

В этом контексте неудивительно, что «The New Republic» использует предполагаемый консенсус в климатической науке так, как это делают другие прогрессивистские организации. Вот отрывок из статьи 2015 года (автор Ребекка Лебер), в которой республиканцы были разгромлены за антинаучную позицию в отношении изменения климата:

Два года назад международная группа исследователей во главе с Джоном Куком из Университета Квинсленда изучила 12 000 рефератов рецензируемых статей об изменении климата с 1990-х годов. Из 4000 документов, которые так или иначе заняли позицию в отношении причин глобального потепления, 97 процентов были согласны: люди являются основной причиной. Подчеркивая научный консенсус, исследование предоставило всем, от президента Барака Обамы до комика Джона Оливера точный аргумент [жирный шрифт добавлен Лебер].

Заметьте, что Лебер помогает увековечить ложь, хотя это может быть простительно - часть сообщения в блоге Дэвида Фридмана показывает, что сам Кук несет ответственность (Фридман называет это откровенной ложью) за путаницу в том, что на самом деле нашли он и его соавторы. И обратите внимание, что Лебер подтверждает мое утверждение, сделанное в начале, о том что именно документ Кука и Ко (2013) породил «дискуссионный пункт» (ее термин) о так называемом консенсусе.

Цель эссе Лебер состоит в том, чтобы осудить Теда Круза и некоторых других республиканцев за игнорирование этого консенсуса среди климатологов:

Все эти споры из-за статистики могут показаться глупыми, но важно, чтобы американцы понимали: существует подавляющее согласие по поводу вызванного человеком глобального потепления. Отрицатели (deniers) сумели подорвать восприятие общественности науки о климате, что, в свою очередь, снижает вероятность поддержки избирателями климатических действий.

Теперь вот что действительно интересно. Недавно коллега прислал мне рецензию на новую книгу Биньяна Аппельбаума в «The New Republic», в которой содержится критика профессии экономиста. Рецензент Робин Кайзер-Шатцляйн с одобрением процитировал низкое мнение Аппельбаума о консенсусе в экономике:

Аппельбаум демонстрирует странно высокую степень консенсуса в области экономики, включая опрос экономистов 1979 года, который «выявил, что 98 процентов выступили против контроля над арендой, 97 процентов выступили против тарифов, 95 процентов выступили за плавающие обменные курсы и 90 процентов выступили против законов о минимальной заработной плате». И со зловещим юмором он отмечает, что «хотя природа стремится к энтропии, они разделяют уверенность в том, что экономика стремится к равновесию». Экономистов объединяет жуткое отсутствие сомнений о том, как устроен мир. [жирный шрифт добавлен Кайзер-Шатцляйн]

Разве это не удивительно? Вместо того, чтобы выслеживать и демонизировать политиков-демократов, которые осмеливаются выступать против консенсуса экспертов по таким вопросам, как контроль за арендной платой - который недавно поддержал Берни Сандерс, - реакция здесь состоит в том, чтобы насмехаться над высокомерием и «жутким отсутствием сомнений в том, как [работает] мир».

Выводы

С самого начала утверждение о «консенсусе 97%» в отношении изменения климата было сомнительным, и его сторонники придавали ему смысл, который оно не содержит. Кроме того, недавний обзор книги в «The New Republic» показывает, что когда дело доходит до экономической науки, консенсус в 97% ничего не значит, если он не поддерживает прогрессивистскую политику.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина Редактор: Владимир Золоторев