Дэниэл Митчелл

Законодательство об отмывании денег абсурдно, затратно, обременительно и практически бесполезно

29.11.2016


Начиная с 70-х годов ХХ века, федеральное правительство (как и другие правительства по всему миру), начало проводить политику, основанную на идее о том, что можно уменьшить количество совершаемых преступлений, если серьёзно усложнить для преступников использование нелегально полученных денег. Поэтому сегодня у нас есть множество законов и предписаний, в соответствии с которыми финансовые учреждения следят за своими клиентами в надежде, что это помешает отмыванию денег.

И, если теория, на которой они базируются, может и звучит убедительно, на практике все это законодательство полностью провалилось. Нет никаких доказательств того, что крайне затратные для налогоплательщиков меры по борьбе с отмыванием денег привели к снижению криминальной активности.

Единственными результатами оказались рост государства и ограничение доступа бедных к финансовым услугам.

Сейчас у нас появилось ещё больше доказательств того, что эти законы не имеют никакого смысла. В детальном исследовании для Heritage Foundation, Дэвид Бёртон и Норберт Майкл определили цену законов, постановлений и мандатов, которые, на первый взгляд, созданы для того, чтобы усложнить отмывание денег для жуликов, а на практике просто подрывают законную коммерцию и затрудняют доступ бедняков к банкам.

Ах да, и ещё эти правила несовместимы со свободным обществом. Авторы исследования приводят принципы, на которых должна быть основана наша дискуссия.

Билль о Правах, а в частности Четвёртая, Пятая и Девятая поправки, структурный федерализм и разделение властей созданы для… защиты… прав личности. Существующая ныне нормативная база несовместима с этими принципами. … Финансовая конфиденциальность позволяет людям защитить свои сбережения, в то время как государство предпринимает попытки конфисковать собственность своих жителей по политическим, этническим, религиозным или «исключительно» экономическим причинам. Бизнесу необходима защита собственной частной финансовой информации, интеллектуальной собственности и коммерческих тайн, чтобы продолжать получать доходы. Финансовая конфиденциальность имеет важное значение для существования свободы и многие государства регулярно нарушают ее.

А это основной вывод о современном американском регуляторном болоте, в котором тонут приведенные выше принципы:

«Современный подход излишне сложен и затратен… При попытках реформирования нужно исходить из соотношения прибылей и издержек. Нынешний подход, в частности, Правила против отмывания денег (AML), очевидно не является экономически эффективным. Как показано ниже, режим AML обходится от $4.8 до $8 млрд ежегодно. Результат работы этой системы - менее 700 обвинений за год, большая часть которых является просто дополнением к обвинениям, предъявленным лицам, которым вменяются другие предикатные преступления (предикатное преступление — часть другого, более крупного преступления, например, подделка банковской карты с целью снятия денег, - прим.ред.). Каждое такое дело стоит около $7 млн, а потенциально - намного больше».

К слову, авторы отмечают, что их расчёты показывают «значительную недооценённость реального финансового бремени», потому что они не включают сокращение экономической активности (буквально — экономическую активность, которая была бы, если бы регуляции не существовало, - прим. ред.), более высокие потребительские цены на финансовые услуги, более низкие доходы владельцев акций финансовых институтов, повышенные затраты для лиц, не имеющих банковского счёта и другие прямые и непрямые затраты.

Но каковы же выгоды? Как можно оправдать все эти траты?

Да никак. Дэвид и Норберт делают акцент на том, что все мы вкладываем очень много и получаем очень мало в обмен на эти траты.

«Основной целью правил AML было понижение количества предикатных преступлений, таких как нелегальный оборот наркотиков, а не отмывания денег самого по себе. Если судить по этому критерию, очень мало эмпирических данных указывает на то, что правила работают, как задумано. В действительности же, несмотря на то, что правила AML были существенно расширены за последние 40 лет, пользу от такого регулирования увидеть довольно сложно. Хотя никаких прямых доказательств того, что эти правила существенно влияют на уменьшение количества совершённых преступлений не было, бюрократия AML распространилась по всему миру - в первую очередь через Группу по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма (FATF), созданную больше 20 лет назад. Одно детальное исследование показывает, что хотя FATF ведет себя так, будто эти правила привели только к позитивным результатам для всего общества, «на сегодняшний день ни одна международная организация, включая МВФ не предприняла ни одной значимой попытки оценить издержки и позитивные результаты» этого регуляционного подхода. В действительности, правила AML подверглись резкой критике как дорогостоящий, неэффективный подход к снижению количества совершаемых преступлений. …Административные расходы, которые вынуждены нести финансовые компании велики, при этом, более мелкие мелкие предприятия несут больший груз. В другом исследовании приводятся доводы в пользу того, что повышение административных расходов в банковской индустрии является одной из причин тенденции к консолидации и исчезновению банков поменьше… Американская Ассоциация Банкиров (ABA) опубликовала исследование, в котором описывается маленький банк, вынужденный выделить более 15 % своих сотрудников на решение проблем, связанных с издержками на «борьбу с отмыванием денег». Анализ ABA также показывает, что совокупные затраты, связанные с административными издержками, заставили банки уменьшить количество предлагаемых ими услуг и повысить цены, нанося таким образом вред потребителям. … режим AML был и продолжает быть в высокой степени неэффективным средством правоохранительных органов. Высокий уровень скептицизма относительно дальнейшего расширения этой и подобных программ является вполне оправданным. Учитывая ежегодные затраты частного сектора на AML, оцениваемые в миллиарды долларов, серьёзный анализ экономического эффекта программы на основе существующей информации абсолютно необходим».

Пожалуй, я думаю, что они были слишком вежливы.

Оценка экономического эффекта уже существует. Законы и нормы не работают.

Давайте посмотрим на вопрос немного шире. The Wall Street Journal отмечает, что нынешний подход имеет бесконечное множество негативных последствий, - банки ужесточают отношения с клиентами (это называется «избавление от рисков»), так как они не желают втягиваться в волокиту, связанную с изматывающим, дорогостоящим и опасным своими последствиями процессом «борьбы с отмыванием денег».

«…финансовые фирмы, столкнувшись со строгими наказаниями, связанными с антитеррористической деятельностью и правилами AML, боясь рисков, за последние годы закрыли счета тысяч клиентов. Последствия закрытия счетов на этой неделе попали под пристальное внимание The Wall Street Journal, и их расследование показало, как фирмы, занимающиеся денежными переводами, были вытолканы из глобальной банковской системы. Вдобавок к этому, с проблемами из-за потери своих банковских счетов столкнулись и неприбыльные организации, действующие в Сирии и Ливане. … В феврале этого года более 50 общественных организаций обратилось к Казначейству США, чтобы оно публично подтвердило, что их деятельность не связана с высоким риском. … В двух исследованиях Всемирного банка в конце 2015 г. сказано, что бизнесы, связанные с денежными услугами (в число которых входят и компании, предоставляющие услуги денежных переводов) и иностранные банки сталкиваются с последствиями закрытия счетов в виде повышении ставок.»

Аминь.

Таким образом, AML существенно усложнил жизнь бизнесу и частным лицам, желающим использовать только законные методы.

Не стоит даже упоминать о том, что государство злоупотребляет огромной властью, которая оказалась сконцентрированной в его руках, как это было в одиозной операции «Слабое место» администрации Обамы.

В другом отчёте WSJ объясняется, что эти правила усложнили для правоохранительных органов задачу мониторинга людей, которые на самом деле могут замышлять плохие вещи.

«Банки США закрыли тысячи счетов частных лиц и организаций, которые показались им подозрительными, рискованными или сложно поддающимися контролю, в число которых вошли и фирмы, занимающиеся переводом денежных средств, иностранные банки и неприбыльные организации, функционирующие за пределами США. Закрытие счетов из страха того, что их клиенты могут заниматься нелегальными делами, изгоняет из финансовой системы как невиновных, так и людей, за которыми правительство США как раз хотело бы понаблюдать. Это приводит к непредвиденным последствиям, о потенциальной опасности которых в этом месяце заявил Контролёр денежного обращения США Томас Карри.“Транзакции, которые могли бы проводиться прозрачно и на законных основаниях, могут переместиться в подполье,” сказал он на международной конференции банкиров и регуляторов в Вашингтоне. … Опасаясь быть оштрафованными за невыявление нарушающего закон клиента, множество банков теперь отказывают всем, кто может подвергнуть их рискам. Это заставляет компании, подвергнувшиеся остракизму, искать альтернативы вроде вывоза целых сумок наличности за границу (а эта практика позволяет сотням миллионов долларов покидать всемирную банковскую систему)… “Огромный поток денег уходит в подполье, что делает первоначальную цель (отслеживать деньги) контрпродуктивной», - заявил Дилип Ратха, главный экономист отдела Всемирного банка, изучающего денежные переводы, - “Это парадоксально”. Представители властей заявили, что они совсем не желали заставлять банки закрывать целые категории клиентских счетов».

То есть, теперь потенциальных плохих парней сложнее отследить.

И финансовые институты растрачивают впустую огромные суммы денег (что приводит к повышению цен для потребителей).

«Счета с повышенным уровнем риска должны находиться под наблюдением, а не закрываться…Western Union заявили, что теперь ежегодно тратят $200 миллионов на наблюдение за подозрительной активностью. J.P. Morgan Chase & Co…. теперь имеют 9,000 сотрудников, занятых противодействием отмыванию денег и отказали тысячам клиентов со статусом «повышенный риск». …Джайкумар Рамасвами, бывший федеральный прокурор и действующий глава отдела по контролю за соблюдением правовых норм в Bank of AmericaCorp. заявил: «Я удивлён тем, сколько моего времени тратится не на преследование виновных, а на преследование невинных». Он сказал, что вместо поиска иголок в стогах сена система заставляет их просто переворачивать все стога

Хорошие новости заключаются в том, что некоторые нации стараются найти более рациональный подход и доказательством этому служит отчёт Bloomberg за 2015 год.

«Правительство Великобритании заявило, что попытается ослабить контроль за отмыванием денег в рамках плана по сохранению британским компаниям 10 миллиардов фунтов стерлингов ($15.4 млрд) на следующие пять лет. …Правительство заявило, что желает защитить страну, не облагая «непропорциональными тратами» легитимный бизнес. …“Мы хотим удостовериться в том, что существующие правила защиты нашей развитой индустрии финансовых услуг не тормозят появления новых и работы уже существующих бизнесов”, заявил Министр по делам бизнеса и предпринимательства Саид Джавид. «Я хочу чтобы фирмы указали нам, где существующее законодательство непрозрачно, а его применение неэффективно».

Хотя, как сообщает газета Times, британское правительство в этих вопросах проявляет эксцентричную непоследовательность. Например, ваше имущество может быть экспроприировано, если вы не сможете доказать, что оно было приобретено на чистые деньги.

« МВД Великобритании рассматривает предложение, по которому люди, накапливающие подозрительные количества материальных благ, будут обязаны доказать, что эти блага не были получены благодаря коррупционной активности. Новые «Законы об имуществе неустановленного происхождения» в корне изменят видение бремени доказательства и заставят получателя оправдывать источник подозрительной наличности».

Эх…

Вот идея для романа. Почему бы не вернуться к исполнению законов в старом добром полицейском стиле? Другими словами, вместо того, чтобы заставлять всех платить огромные деньги за неэффективные программы, государству стоило бы использовать подход, который исторически доказал свою эффективность в уменьшении количества преступлений - то есть политику, которая повышает вероятность ловли преступника и/или предполагает серьёзное наказание.

Но не стоит задерживать дыхание в ожидании того, что это произойдёт.

Вместо этого мы получаем политиков, появляющихся со схемами, еще более ухудшающими ситуацию в вопросах «отмыванием денег». Кое-кто из них желает запретить выписывать чеки не более чем на $100 или вовсе запретить наличный расчёт.

Перевод: Анастасия Шабанова.

Редактор: Владимир Золотарев.

Оригинал статьи