Абигейл Бланко

Марксизм в меню. Почему обанкротился коммунистический ресторан

04.02.2017


Я часто веду курс лекций по основам экономики, для многих студентов это первое знакомство с предметом. И, хотя мы говорим обо всех основных темах, таких как спрос и предложение, эластичность (чувствительность производителя и потребителя к изменениям в цене), налогообложение, торговля и экстерналии, я не питаю иллюзий относительно того, что большинство из моих студентов будет помнить материал курса максимум год.

Однако, я надеюсь, что одну вещь все мои студенты запомнят навсегда - значение цены и частной собственности. В частности, я хочу донести до них, что эти механизмы жизненно необходимы для свободного и процветающего общества. Я чётко даю им понять, что считаю этот материал невероятно важным. Фактически, ещё до начала обсуждения цен, я говорю им, что буду счастлива, если ценовая система будет единственной вещью из курса, которую они будут помнить через 15 лет после его окончания.

Цены и права собственности имеют фундаментальную важность. Непонимание того как работают эти силы, несомненно, ведёт к большим убыткам.

Пример того, что происходит, если человек не знаком с этими базовыми принципами экономики, недавно имел место в Гранд Рейпидс, штат Мичиган. Заведение Garden Diner and Café, ранее известное, как Butchertown Diner, объявило о своём закрытии, несмотря на приятное меню и широкий выбор веганской еды.

Вдобавок к еде, внимание публики привлекла бизнес-модель заведения. Некоторые вежливо высказывались, что способ управления рестораном «прогрессивен», а как минимум одно издание назвало его «Марксистко-веганским».

Несколько лет назад основатель заведения Райан Капелетти сообщил местному новостному изданию, почему при выборе бизнес-модели его вдохновили коммунисты:

“Из-за нашей экономики люди отрабатывают смены в 12-15 часов, официанты зарабатыват $200 - $300 за ночь на чаевых, повара получают $10 в час, а владелец берёт столько, сколько посчитает нужным. У нас же все будут иметь одинаковую оплату труда и право голоса. Все будут работать сплочённо.”

В ресторане не было управляющих и все решения принимались работниками коллективно. Они самостоятельно решали, когда открывать и закрывать заведение, что привело к плавающим часам работы ресторана. Клиенты могли прийти в заведение перекусить и просто обнаружить его закрытым. Работникам платили «прожиточный минимум», что означает, что относительно неквалифицированные работники зарабатывали столько же, сколько и более расторопные. Более того, клиентам не разрешалось оставлять чаевые, что означает, что отличная работа отдельного человека никак не поощрялась. Не удивительно, что ресторан столкнулся с бОльшими затратами и получил меньше выгоды. Постоянные посетители часто жаловались не только на распорядок его работы, но и на то, что иногда сэндвич приходилось ждать по 40 минут.

Вдобавок к внутреннему устройству и духу «коллективизма», Капелетти разместил на стене изображение Че Гевары, Мао Цзэдуна и других известных коммунистических лидеров, «занимающихся ресторанными делами».

Что ж, портрет Цзэдуна, ответственного за голод, убивший десятки миллионов человек, на стене ресторана - это либо очень черный юмор, либо полное отсутствие знаний в области истории и экономики. Учитывая ранее упомянутую бизнес-модель, я склоняюсь к последнему варианту.

Их самая большая ошибка

Чего не знали создатели заведения (как не знали этого и коммунистические лидеры, изображенные на стенах), так это того, что права собственности, цены, выгода и убытки - это вопросы фундаментальной важности, когда дело доходит до взаимодействия между производителем и потребителем, и именно осведомлённость о них даёт потребителям необходимые блага и повышает уровень богатства и благополучия.

Рассмотрим фундаментальную важность права частной собственности. Право собственности означает, что человек владеет эксклюзивным правом на использование определённого ресурса. Ему не нужно беспокоится о том, что его ресурсом кто-то воспользуется без разрешения. Как результат, владелец осознаёт, что любое предпринятое им действие влияет на его собственность. Если человек хорошо заботится о своём бизнесе и предоставляет, к примеру, продукт или услугу, которая по душе потребителям, он получает выгоду сразу в нескольких вопросах. Во-первых, клиент вознаграждает владельца и его бизнес и, вероятно, он получает выгоду. Во-вторых, когда приходит время продавать дело, владелец снова будет вознаграждён за свою тяжёлую работу в построении и поддержании приносящего выгоду предприятия. Если, напротив, он позволяет затратам на предприятие взлететь до небес, нанимает некомпетентных работников и производит посредственный продукт, он столкнётся с негативными последствиями своих действий. Он может получить отрицательную прибыль или ему даже придётся закрыть заведение. Если бы ему пришлось продавать предприятие, он столкнулся бы с резким падением цены.

В вопросах, связанных с чем-то, находящимся в «коллективной собственности», эти побудительные мотивы отсутствуют, так как ни у кого нет эксклюзивных прав на владение имуществом. Владелец бизнеса страшится подвести клиента и получить маленькую прибыль. Естественно, он сделает всё, что сможет, чтобы удовлетворить клиента, повысить прибыль и помочь самому себе. Поэтому, если единоличный владелец, учитывая его прямую заинтересованность, знает, что стоит на кону, если его бизнес потерпит поражение, то работники ресторана в случае провала, потеряют значительно меньше. Они не руководствуются теми же побудительными мотивами.

Во-вторых, важно понимать роль цен. Экономисты Тайлор Ковен и Алекс Табаррок описывают цену как «сигнал, обёрнутый побудительной причиной». Вероятно, лучше всего объяснить это высказывание с использованием примера.

Предположим, цена на сэндвич повысилась на 50%. Это изменение посылает сигнал и производителю, и потребителю - ценность сэндвичей повысилась. Повышение цены служит побудительным мотивом для покупателя, чтобы урезать потребление. Те, кто приписывает сэндвичам сравнительно меньшую ценность (то есть те, кто не желает покупать их по более высокой цене), воздержится от их покупки, оставит их людям, кто приписывает им бОльшую ценность и желает заплатить за этот товар больше. Внезапно, повышение цены даёт производителям побудительный мотив делать больше сэндвичей! Сделав это, они могут получить больше денег. В результате, будет произведено больше сэндвичей.

Рост количества сэндвичей, в свою очередь, снова понижает цену и больше потребителей получат сэндвичи. Это действительно выглядит невероятно.

Когда ценовые сигналы игнорируются, результаты плачевны. Классическими примерами того, что происходит, если контролировать их, являются установление минимального уровня заработной и регулирование квартирной платы. Первое приводит к безработице среди наименее квалифицированных работников, а второе - к дефициту жилья и процветанию теневых рынков в этой сфере.

Ресторан, по большей мере, проигнорировал эти сигналы и ощутил в полной мере, что, рано или поздно, рыночные силы до тебя доберутся. В этом всё дело с этими скучными ценами и сигналами прибыли и убытков. Они никогда не подводят и вознаграждают за производство того, что нужно потребителю, и так же быстро мстят за неудачи.

И хотя мои студенты могут не запомнить всего, что мы проходим на занятиях, я надеюсь, что этот урок останется в их сердцах. Возможно, в конце концов экономистами они не станут, но будут достаточно умны, чтобы не открывать «коллективный» ресторан с изображениями кровавых тиранов на стенах.

Перевод: Анастасия Шабанова.

Редактор: Владимир Золотарев.

Оригинал статьи