Ник Ньюэлл

Так где же инфляция, австрийцы?

28.02.2016


Данное замечание является наиболее справедливым и правильным из всех критических отзывов в адрес представителей австрийской экономической школы. Насколько мне известно, многие из них прогнозировали безудержную инфляцию, когда в 2009 году с целью преодоления Великого спада глава Федеральной резервной системы США Бен «Пузырь» Бернанке значительно увеличил объем денежной массы. Поскольку инфляции не произошло, выходит, что представители австрийской школы совершенно неправы, поэтому им лучше отойти в сторонку и дать кейнсианцам «разбить еще пару окон».

Таково общепринятое мнение, которое нам навязывают с помощью мемов в Facebook или в публикациях Пола Кругмана и ему подобных. Если мы посмотрим на термин «инфляция» в его наиболее узком значении, то есть как на покупательную способность денежной единицы, то инфляции в этом определении мы не видим. Проблема интерпретации индекса инфляции, равно как и всей кейнсианской школы, состоит в том, что агрегирование скрывает от нас важную информацию.

Что видно

Здесь можно увидеть фактические значения инфляции, предоставленные Бюро трудовой статистики США (БТС). Как можно заметить, на протяжении последних 14 лет инфляция составляла около 2–3%. Естественно, такие показатели могут заставить представителей Центрального банка гордиться собой, и поощрительно хлопать друг друга по спине за то, что им каждый год удается держать инфляцию на таком уровне. Ликуйте! Проблема инфляции решена! Цены стабильны, все идет хорошо. Но стоп… разве на рынке недвижимости не возник огромный пузырь, который лопнул в 2008 году?

Когда это случилось, уровень инфляции составлял 2–3%, но экономика все равно рухнула, а последствия этого все еще ощущаются даже сейчас, в 2014 году. То есть нужно не просто задаваться вопросом, по каким причинам мы не наблюдаем безудержной инфляции, а смотреть гораздо шире, чем на показатель одного-единственного индекса.

Чего не видно

Сначала нужно определить функцию денег. Они не используются для прямого обмена, то есть мы ведь не покупаем деньги для того, чтобы прямо использовать их для удовлетворения своих нужд. Мы не едим деньги, и не обклеиваем ими стены в своих домах (если вы обклеиваете, пожалуйста, пригласите меня на ужин, и не забудьте прислать за мной лимузин). Мы используем их только для непрямого обмена: мы продаем за них товар, увеличивая свой доход, а потом покупаем на них другой товар, чтобы с его помощью удовлетворить свои потребности. Поскольку при возможности обмена товарами одному из участников сделки не всегда может понадобиться то, что ему предлагают, нам приходится использовать деньги, решая таким образом проблему с двойным совпадением потребностей. Покупательная способность измеряет количество денежных единиц, выраженное в ценах товаров. Для того чтобы измерить уровень инфляции, Бюро трудовой статистики США высчитывает индекс потребительских цен (ИПЦ) товаров, входящих в потребительскую корзину. Изменения в общей стоимости этой «корзины» помогают определить, насколько изменилась покупательная способность денег.

Потребительская корзина содержит реальные активы, т. е. товары, которые мы используем напрямую. Деньги выражают требования на эти реальные активы. Таким образом, если количество требований растет, а реальные активы не изменяются, то мы должны наблюдать инфляцию. А ведь так и было бы, если бы наша экономика была закрытой (то есть, если бы не было торговых отношений с другими странами), если бы технологии, количество населения и его предпочтения, фирмы и банки, которые задерживают средства на своих счетах, а также налоги оставались на одном и том же уровне.

Если бы при таких условиях количество требований на реальные активы выросло, скажем, на 20%, а активы не изменились, то тогда покупательная способность этих требований (то-есть денег, в которых они выражаются) снизилась бы. Соотношение денег и реальных активов выросло бы с показателя 1:1 до 1,2:1. И выглядело бы это как на схеме:

Проблема этих несложных логических размышлений состоит в том, что в реальной экономической системе ни одно из этих условий не выполняется. Так почему же мы не наблюдаем инфляции?

Давайте рассмотрим возможные причины, по которым, несмотря на существенное увеличение денежной массы, уровень инфляции невысок.

1. Остатки на счетах

Количество средств на счетах физических лиц, банков и фирм может расти (это называется «сидеть на деньгах»). Пока на деньгах «сидят», они не участвуют в обороте и не способствуют увеличению цен. ФРС может увеличивать денежную массу сколько хочет, но она не может заставить людей тратить «новые» деньги; граждан, фирмы и банки к этому можно только призывать. Если люди не тратят дополнительные деньги, которые к ним поступили, то эти деньги не циркулируют в системе и инфляции не происходит. Пока.

Допустим, ваш доход составляет 10 000 долларов США, из них 9 000 долларов вы тратите или инвестируете. Это означает, что 1 000 долларов остается у вас на балансе, то есть вы «откладываете» 10% от своего дохода. Теперь представьте, что денежная масса увеличилась на 10% и вы получили сумму, пропорциональную своему предыдущему доходу. Ваш доход вырос на 10%, с 10 000 долларов до (10 000 долларов)×(1,1) = 11 000 долларов. Но, предположим, несмотря на то, что доход вырос, вы решили не увеличивать сумму расходов и инвестиций. Вы по-прежнему тратите или инвестируете 9 000 долларов и теперь храните на счету 2 000 долларов.

Пока эти «новые» деньги не потратят, инфляция не повлияет на стоимость товаров, которые вы покупаете. Хотя дополнительная сумма и поступила к вам, она не была задействована в экономике и не сказалась на ценах, поскольку эта денежная масса сразу оказалась в ваших сбережениях. Инфляции не произойдет до тех пор, пока сумма ваших сбережений не сократится по сравнению с ранее откладываемым количеством средств.

Свои сбережения вы держите на тот случай, если вам нужно будет купить что-то в будущем. Это как обеспечение требований, предъявляемых на реальные активы в будущем. Увеличение средств на ваших счетах сопоставимо с увеличением будущих требований на реальные активы. На схеме видно, что если деньги просто копятся на вашем счету, они только определяют будущие требования к реальным активам и не влияют на цены в текущем периоде. Красным прямоугольником выделено то, что может повлиять на текущий размер цен, то есть, как мы видим, несмотря на то, что денежная масса увеличилась, будущие требования не сказываются на теперешних ценах.

Представим ту же ситуацию, когда благодаря инфляции ваш доход вырос до 11 000 долларов, но вы решили оставлять такой же процент средств, как и раньше (то есть 10% от дохода). Теперь Вы тратите 9 900 долларов и оставляете на балансе 1 100 долларов. Увеличение ваших номинальных расходов заставит производителей повысить цены на товары, которые вы покупаете, и, таким образом, в экономике возникнет инфляция. Вместо того, чтобы «сидеть на деньгах», вы увеличили сумму расходов и поспособствовали росту цен.

Теперь, когда мы поняли, как увеличение суммы сбережений может предотвратить инфляцию, стоит задаться вопросом: оставляют ли люди, фирмы и банки все больше денег на своих счетах? Ответ: да, оставляют.

«Американские компании, которые не относятся к отрасли финансов, имеют на своих балансах рекордную сумму средств, которая на конец 2013 года составила 1,64 миллиардов долларов США. Это на 12% больше, чем в 2012 году…» Большое количество «новых» денег не вводится в оборот. Вместо этого деньги задерживаются на счетах компаний все в большем количестве. И пока эти суммы не начнут уменьшаться и тратиться, инфляция не наступит.

2. Внешнеторговый дефицит

Внешнеторговый дефицит позволяет «экспортировать» инфляцию в другие страны и удерживать курс доллара. Если эти деньги вернутся в страну, начнется инфляция. США имеет большой внешнеторговый дефицит, то есть импортирует намного больше товаров, чем вывозит на экспорт. Внешнеторговый дефицит наблюдается здесь с 1970-х годов; на графике можно увидеть показатели, начиная с 2000 года.

В 2013 году внешнеторговый дефицит составлял 476 миллиардов долларов США. Это значит, что только в 2013 году в зарубежных странах на счетах остались американские доллары, которые не были потрачены на американские товары, в размере 476 миллиардов долларов США. Это явление имеет такой же эффект, как и увеличение остатков на счетах самих американцев и американских компаний. Эти деньги задерживаются, а не тратятся на американские товары. Пока. Как и остатки на счетах внутри страны, они определяют будущие требования к реальным активам и не влияют на текущие цены.

Когда-нибудь американские доллары вернутся в США – путем прямого обмена на американские товары, либо каким-то другим способом. И когда они вернутся, уровень инфляции начнет расти. Если все же это произойдет благодаря увеличению экспорта по сравнению с импортом, расходы на производство для экспортирующих организаций увеличатся, цены на факторы производства вырастут, а средства придется изымать из сфер, которые в экспорте не задействованы. В этих отраслях возрастет конкуренция за капитал, способствующая росту цен на него, который в свою очередь постепенно распространится на остальные отрасли экономики.

3. Технический прогресс

Технический прогресс уменьшает стоимость товаров, позволяя нам тратить сбережения на вещи, которые раньше мы не могли себе позволить. Подумайте хотя бы о компьютерах. На рисунке показаны изменения рассчитанного БТС индекса цен на персональные компьютеры и периферийные устройства. По сравнению с 1999 годом стоимость этих товаров упала приблизительно на 85%.

Это значит, что в 2009 году вы могли бы всего за 100 долларов купить вещь (а может даже что-нибудь получше), которая десятью годами ранее стоила 700 долларов. Таким образом, у вас оставались бы дополнительные 600 долларов, которые можно было бы потратить на что-то еще. Покупательная способность вашего дохода увеличилась бы, поскольку у вас появилась бы возможность покупать больше товаров за те же деньги и, таким образом, улучшить свой уровень жизни. Это случилось бы не потому, что ваш номинальный доход увеличился в действительности, а потому, что стоимость проживания уменьшилась.

Но инфляция уменьшает преимущества, которые можем получить благодаря техническому прогрессу. Возьмем тот же пример с компьютерами и предположим, что за эти 10 лет Федеральная резервная система США значительно увеличила денежную массу (а она и правда ее увеличила, и делает это до сих пор). Допустим, что вследствие этой инфляции покупательная способность доллара уменьшилась на 85%, то есть 7 долларов США в 1999 году можно приравнять к 1 доллару в 2009 году. Предположим также, что вы в 1999 году купили компьютер, а в 2009 году приобрели еще один, новый. Вам кажется, что стоимость компьютера и периферийных устройств не изменилась. Вы потратили 700 долларов на компьютер и оборудование для него в 1999 году, а через 10 лет – те же 700 долларов на те же вещи.

Благодаря преимуществам, которые дает нам технический прогресс, стоимость жизни должна уменьшаться, а покупательная способность доллара – увеличиваться. Но инфляция «украла» часть покупательной способности вашего дохода. Номинальная стоимость компьютера не выросла, поэтому кажется, что уровень инфляции остается стабильным. Но на самом деле инфляция заняла место преимуществ, которые мы могли бы получить от прорыва в сфере технологий. Если бы не было инфляции, в 2009 году вы могли бы приобрести новый компьютер и периферийные устройства к нему, и при этом у вас осталось бы дополнительных 600 долларов. Но из-за того, что уровень инфляции растет, у вас есть компьютер, периферийные устройства, но нет дополнительных денег после покупки.

Схема показывает, что лишние 600 долларов можно было бы потратить на дополнительные реальные активы. Это изображено в блоке «Увеличение реальных активов». Но, как видно на рисунке, из-за инфляции требования к реальным активам выросли, и цены вроде как остались без изменений.

Конечно, мы привели этот преувеличенный пример только чтобы показать, как инфляция грабит вас в этой области. На самом деле, инфляция съедает только часть экономии от снижения стоимости проживания (хоть вовсе не потому, что она не старается). При отсутствии денежной инфляции индекс цен на компьютеры снижался бы более резко, поскольку в течение этих десяти лет деньги сохраняли бы свою покупательную способность, а стоимость проживания значительно уменьшалась.

Мы рассмотрели только одну сферу экономики. Представьте только, насколько дешевле стоили бы товары, производимые другими отраслями промышленности, если бы экономия в затратах на производство, достигаемая благодаря техническому прогрессу, пропорционально переносилась бы и на стоимость проживания. Но чем больше денежной массы пускается в оборот, тем меньше пользы можно извлечь из уменьшения стоимости проживания благодаря новым технологиям.

Между строк

Эти три причины объясняют, почему мы не наблюдаем резкого повышения индекса инфляции. Но самая большая проблема в том, что по этим цифрам невозможно сказать, размещается ли капитал таким образом, чтобы удовлетворить самые насущные нужды потребителей, обворовываются или нет потребители и налогоплательщики Центральным банком, и устойчиво ли развивается экономика, или же в ней надуваются «пузыри».

Каковы же ответы на эти вопросы? Денежная инфляция вместе с искусственно заниженными процентными ставками приводят к тому, что потребители начинают слишком много потреблять, а инвесторы — слишком много инвестировать. Полагаете, никаких «пузырей» нет? Давайте спросим об этом у финансовых чародеев из МВФ, которые верят в единорогов, чупакабру и кейнсианскую экономическую теорию: МВФ опасается, что слишком низкие процентные ставки станут причиной возникновения «пузырей». Но не переживайте, инфляция таки низкая. Печатанье денег означает не улучшение благосостояния, а снижение покупательной способности того количества денег, которые у вас есть.

Так почему же тогда инфляция низка до сих пор? Средства, за которые могли бы приобретаться американские товары, лежат на счетах американцев или не участвуют в обороте из-за внешнеторгового дефицита. Но в один прекрасный день они вернутся. А пока дефляция противостоит наступлению инфляции. Некоторые экономисты, представители разных экономических школ, включая самого Кейнса, солидарны в оценке вреда инфляции:

«Инфляция – это налогообложение без законодательного одобрения» (М. Фридман)

«Не думаю, что преувеличу, если скажу, что история зависит от развития инфляции, ведь правительство обычно создает инфляцию для собственной выгоды» (Ф. Хайек)

«Благодаря постоянной инфляции правительство может конфисковать, тайно и незаметно, значительную часть имущества своих граждан» (Д. М. Кейнс)

Ну хоть кто-то выигрывает от инфляции, жаль, что не эти самые граждане.

Перевод Ирина Черных.