Ли Фрайдей

Государство больше беспокоит уклонение от налогов, чем убийство

27.07.2019


Изнасилование и убийство – это акты насилия. Обычные граждане считают их гораздо более серьезными преступлениями, чем кражи. Поэтому, когда мы распределяем ограниченные ресурсы для раскрытия преступлений, мы ожидаем, что изнасилованиям и убийствам будет уделено первоочередное внимание.

Однако действия политиков и бюрократов явно говорят о том, что кража или, точнее, кража у правительства, считается более отвратительным преступлением, чем изнасилование или убийство простых граждан. Мы видим это в Канаде, где правительство выделяет все больше и больше ресурсов для преследования и судебного осуждения уклоняющихся от уплаты налогов, в то время как большинство преступлений, которые общественность считает более приоритетными, остаются нераскрытыми.

Показатели деятельности правительства

Статистические данные о различных преступлениях в Канаде (2008-2009), взятые из отчета, составленного Институтом Фрейзера, приведены в таблице:1

Чтобы облегчить понимание, давайте определим «раскрытие преступления» как поимку и осуждение преступника, независимо от вынесенного приговора. Например, если в среднем по всей стране было совершено 1000 убийств, авторитарная правоохранительная система раскрыла только 206 из этих случаев. Вот расчет: 1000 x 66% (столбец 2) x 65% (столбец 3) x 48% (столбец 4) = 206. Затем 206, деленное на 1000 = 20,6%. Таким образом, 21% убийств раскрыто, а 79% не раскрыто (в русском языке очевидно отсутствует аналог глагола to solve применительно к преступлениям; мы используем здесь выражение «раскрыть преступление», хотя оно имеет значительно более узкий смысл, - прим. ред) .

Итак, зафиксированная эффективность (2008-09) авторитарных правоохранительных органов в Канаде выглядит следующим образом:

79% убийств НЕ раскрыты

96% покушений на убийства НЕ раскрыты

90% грабежей НЕ раскрыты

91% сексуальных посягательств НЕ раскрыты

92% других сексуальных преступлений НЕ раскрыты

84% крупных нападений НЕ раскрыты (канадское право выделяет три уровня assaults, речь идет о major assault - нападении с применением оружия или угрозой оружием - прим.ред.)

90% обычных нападений НЕ раскрыты

93% угроз не раскрыто

92% случаев уголовно наказуемого харрасмента НЕ раскрыты

97% краж НЕ раскрыты

97% незаконных проникновений НЕ раскрыты

Обратите внимание - эти статистические данные отражают только те преступления, которые известны полиции.

Этот отчет об эффективности правоохранительной деятельности правительства оправдывает недоверие общественности к полиции и системе правосудия, о чем свидетельствуют темно-синие сегменты линий на следующем графике:

Плохая работа бюрократии, полиции и системы правосудия, которая обуславливает недоверие общественности, объясняет, почему большинство преступлений, совершенных против личности и имущества, не доводятся до сведения полиции, они просто остаются неизвестными для них. Статистическое управление Канады проводит общенациональный социальный опрос каждые 5 лет, и в его ходе выясняется, в какой степени люди становятся жертвами различных видов преступлений. Общее количество преступлений, о которых сообщалось в опросе 2009 года, значительно превосходит число преступлений, известных полиции. Например, только 5% сексуальных посягательств и 26% грабежей были доведены до сведения полиции.2 Понятно, почему это так. Зачем тратить время и силы на то, чтобы сообщать о преступлениях неэффективной правительственной бюрократии, от которой трудно ожидать правосудия?

Уклонение от уплаты налогов

В то же время, за последние четыре года правительство увеличило бюджет Канадского налогового агентства (CRA) на 1,6 млрд. долл. США, чтобы облегчить расследование, судебное преследование и осуждение лиц, уклоняющихся от уплаты налогов, а также затруднить уклонение от уплаты налогов.3

Помощник комиссара CRA Тед Галливан сказал: «Это [уклонение от уплаты налогов] является серьезным уголовным преступлением, и оно имеет серьезные уголовные последствия. … некоторые люди … должны быть заключены в тюрьму для того, чтобы их активность была прекращена». Действительно, «с 1 апреля 2013 года по 31 марта 2018 года суды осудили 307 налогоплательщиков за уклонение от уплаты налогов в размере 134 миллионов долларов США в виде федерального налога. Эти решения привели к приговорам на общую сумму около 37 миллионов долларов США в виде штрафа в суде и 2949 месяцев (246 лет) в тюрьме».

Конечно, мы не знаем, как часто люди пытаются уклониться от налогов, или какой процент из них преследуется правительствами. Но, учитывая, что правительства увеличивают бюджеты налогового преследования, в то время как так много реальных преступлений остаются безнаказанными, можно предположить, что у правительств есть серьезные проблемы с порядком своих приоритетов. Но, как давно показала нам война с наркотиками, правительства часто больше заинтересованы в пополнении своих бюджетов, чем в раскрытии преступлений.

Рынки против правительства

На свободном рынке, когда мы покупаем продукты, одежду, автомобили, прически, электронику и т. д., получаемая нами услуга связана с оплатой. Если нам не нравится товар или услуга, которую мы ожидаем получить в обмен на наш платеж, мы не обязаны его покупать, поскольку все транзакции являются добровольными. Мы можем сделать покупки в другом месте. Таким образом, предприятия заинтересованы в том, чтобы учесть наши предпочтения, потому что это единственный способ убедить нас расстаться с деньгами.

Напротив, в сфере государственного управления транзакции не являются добровольными, поскольку принуждение заменяет убеждение, и это означает, что услуга отделена от оплаты. Правительство произвольно принимает решение о цене, взимаемой за конкретную услугу (в нашем случае раскрытие преступления), и принудительно извлекает эти деньги (налоги) из граждан. Правительство произвольно определяет уровень обслуживания, которое оно фактически предоставит, и кому оно будет предоставлено. Как писал Брюс Бенсон: «Шансы человека на защиту полиции тесно связаны с его положением в «географии политической власти». Краже у важного политического деятеля уделяется гораздо больше внимания, чем убийству безработного, необразованного члена расового меньшинства».4

После того, как правительство получает деньги для финансирования огромной полицейской и судебной бюрократии, у него больше практически нет стимулов для раскрытия насильственных преступлений. Если на эту задачу выделяется меньше денег, то это означает, что больше денег будет доступно для непомерных бюрократических зарплат. Но эти злобные налоговые уклонисты не такие. Правительству пока не удалось забрать их деньги, поэтому политики выделяют больше налоговых долларов, чтобы нанять людей для выслеживания этих закоренелых преступников.

Заключение

Правительство считает, что уклоняющиеся от налогов являются ворами, потому что они не выполняют своих налоговых обязательств - они воруют у правительства. Что касается налогообложения, мы можем спорить о том, кто является фактическим вором, но это выходит за рамки этой статьи. Вне всякого сомнения, правительство рассматривает поимку «налоговых воров» как более приоритетную задачу, чем обеспечение правосудия для жертв насильников, убийц и грабителей. Мы знаем, что это правда, потому что 1,6 миллиарда долларов, выделенных CRA для раскрытия преступлений, связанных с уклонением от уплаты налогов, могли бы быть выделены муниципалитетам для раскрытия преступлений с применением насилия. Ужасно, что большинство федеральных политиков бесстыдно устанавливают именно такие приоритеты в раскрытии преступлений.

Принудительная природа правительства создает порочные стимулы. Профессор Брюс Л. Бенсон приводит убедительные аргументы в пользу того, что правотворчество и правоприменение лучше всего оставить на свободном рынке, где услуги связаны с оплатой, что создает необходимые стимулы для достижения отличных результатов и справедливости для жертв.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев


  1. Стивен Истон, Хилари Фернесс и Пол Брантингем . Цена преступления в Канаде: отчет за 2014 год (Институт Фрейзера, 2014), стр. 84. Согласно авторам настоящего отчета, цифра в столбце 7 представляет «дни вынесенного приговора, умноженные на вероятность того, что он действительно отбудет наказание по этому приговору, поскольку даже встреча с судьей - это не что иное, как вероятность… Столбец [7] представляет собой произведение процента освобожденных от обвинения, процента обвинений, которые стали судебными делами, процента виновных, процента виновных, приговоренных к тюремному заключению, а также количества дней в заключении, на которое он был приговорен». «Столбец 8» отражает продолжительность приговора за преступление, вероятность того, что он будет пойман, обвинен, осужден, приговорен к тюремному заключению, и реальность того, что он имеет право на условно-досрочное освобождение после отбытия лишь части его срока… Столбец [8] равен ожидаемому сроку отбывания, умноженному на долю приговоров до получения права на условно-досрочное освобождение». (см. стр. 84 - 85) [return]
  2. Там же, стр. 101 [return]
  3. См. Федеральный бюджет Канады на 2016 , 2017 , 2018 и 2019 годы . [return]
  4. Брюс Л. Бенсон «Enterprize of Law» (Независимый институт, 2011), стр. 133 [дополнительный источник предоставлен Бенсоном: Ричард Нили, Почему суды не работают (Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 1982), стр. 131 [return]