Liberty Education Project
Knowledge Is Freedom
Билл Вирц
Европейский зеленый курс плох настолько, насколько ожидалось

Европейская комиссия обнародовала свой «Европейский зеленый курс», после того, как американцы подсказали ей название своим «Новым зеленым курсом». Законопроект, представленный в Конгрессе США, остается фикцией при республиканских исполнительных органах и сенате, а вот брюссельская инициатива может стать законом, если не будет существенной оппозиции со стороны стран-членов ЕС.

Еще в прошлом мае я имел удовольствие быть гостем на мероприятии в Центре австрийской экономики в Вене, на котором мы обсуждали перспективы будущих европейских выборов. Мое предсказание было таково: больше зеленых,- больше экстатической зеленой политики. Вновь избранный президент комиссии Урсула фон дер Лейен попыталась умиротворить зеленых в Европейском парламенте, взяв на вооружение экологическую агенду. Эта агенда диктует ее политические цели, которые она изложила в своей кандидатской речи в Страсбурге.

«Новый зеленый курс» имеет серьезные последствия для промышленности и потребителей, включая более высокие налоги на энергию, более высокие сборы с судоходства и авиации, более высокие пошлины на выбросы на дорогах, которые усложняют заключение сделок и вынудят компании переосмыслить переработку и ремонт электроники. Все эти меры заслуживают внимания, но давайте ограничимся выводами.

Три важных вывода из предложенного пакета исполнительных и законодательных мер:

  1. Комиссия хочет ввести пограничный налог на выбросы углерода.

  2. Комиссия хочет обновить целевые показатели выбросов на 2030 год.

  3. Комиссия хочет потратить еще больше денег, в попытках «реинвестировать» (или откупиться от государств-членов).

Углеродный пограничный налог

Основная цель этой «корректировки границ» состоит в том, чтобы предотвратить перемещение углеродоемкого производства в страны, не входящие в ЕС, то есть, предотвратить проблему, известную как «утечка углерода». Когда компании аутсорсят производство, чтобы избежать налогов на выбросы углерода, они переносят свои выбросы за границу. Это, как утверждает ЕС, снижает эффективность климатической политики ЕС и вызывает особую обеспокоенность Брюсселя, поскольку в результате страны, не входящие в ЕС, такие как балканские страны, а также Молдова, Беларусь и Украина, могут конкурировать с производителями ЕС. Логика очень европейская: сначала мы ограничиваем эффективность своего бизнеса посредством регулирования, а затем называем другие страны недобросовестными конкурентами.

Европейские лидеры уже не впервые ограничивают торговлю из-за экологических вопросов. По этой причине было отложено соглашение о свободной торговле эпохи Обамы,— Трансатлантическое торгово-инвестиционное партнерство (ТТИП), и по этой же причине блок до сих пор не имеет соглашения о свободной торговли с Китаем. Президент Франции Эммануэль Макрон даже угрожает заблокировать торговое соглашение с южноамериканскими странами (называемыми Mercosur) в случае, если Бразилия выйдет из Парижского соглашения о климате 2015 года.

Помимо политизации торговых сделок, фон дер Лейен теперь распространит свою климатическую политику на страны, не входящие в ЕС. Для стран Восточной Европы, таких как Украина, это настоящий кошмар.

Как и ожидалось, европейские журналисты придерживаются риторики Комиссии, называя все это налогом на выбросы углерода. Я же называю это политизированным европейским протекционизмом.

Обновление целевых показателей

Как сообщается, Брюссель рассматривает закон о климате, который установит целевую дату 2050 достижения нулевых чистых выбросов, и введет план до 2030 года по сокращению выбросов по меньшей мере на 40 процентов, до 50–55 процентов по сравнению с уровнем 1990 года. Комиссия планирует представить его к марту 2020 года. Обновление целевых показателей станет лишь поводом для узаконивания более жестких законодательных мер. После прохождения закона в Европарламенте можно будет оправдывать новые и дорогостоящие ограничения выбросов “климатическими целями ЕС».

Хорошей новостью для Комиссии является то, что ее закон о климате не потребует единогласного голосования в Европейском Совете, а только квалифицированного большинства. Тем не менее, Польша, Венгрия и Чешская Республика в настоящее время не согласны с этим решением.

Цель добиться 55-процентного сокращения выбросов, вероятно, получит поддержку большинство в европарламенте, а в Совете восемь стран уже заявили, что поддерживают ее. Вопрос в том, могут ли противники этого закона сформировать работоспособную оппозицию.

Это приводит нас к сути проблемы.

Климатическое перераспределение денег

Президент комиссии фон дер Лейен уже предложила финансовый пакет под названием «Справедливый переходный фонд», который будет поддерживать регионы в переходный период отказа от ископаемого топлива. Однако текущие климатические цели уже требуют дополнительных ежегодных инвестиций в 260 миллиардов евро, а это означает, что для обновленных целей потребуется еще больше финансирования. В настоящее время, по слухам, «Справедливый переходный фонд» будет включен в бюджет ЕС на 2021–27 годы и, как ожидается, привлечет 100 млрд. евро инвестиций. Германия и Нидерланды выступают за ограниченные бюджетные амбиции. Кроме того, остается загадкой, кто именно будет инвестировать в частном порядке (на свой страх и риск) в неэффективные ветряные установки и солнечные батареи.

Одно можно сказать наверняка: перераспределение денежных средств в таком масштабе, безусловно, может привлечь страны Центральной Европы, которые в настоящее время не хотят присоединяться к этому проекту.

Итак, мы видим удивительную смесь климатической идеологии и экстравагантной политики государственных расходов. Поскольку Брюссель имеет тенденцию каждый раз ошибаться, я уверен, что мы получим наихудший из всех возможных результат.

Первоначально опубликовано Центром австрийской экономики. Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев