Liberty Education Project
Knowledge Is Freedom
Фергане Азихари
Чему независимая Британия может научиться у Сингапура

Имперская ностальгия заставляет европейцев верить в то, что процветание цивилизации зависит от способности Европы превращаться в огромную империю. Отсюда тревожная атмосфера, царящая в Соединенном Королевстве, которое вышло из европейского блока согласно решению референдума 23 июня 2016 года. Но оправдан ли этот культ политического гигантизма?

История Сингапура доказывает обратное.

В конце Второй мировой, когда британцы вернули себе контроль над Сингапуром, который они уступили японцам в начале войны, остров оказался в тупике. Политические обстоятельства привели к тому, что британское государство предоставило Сингапуру широкую автономию в 1958 году. Однако Popular Action Party (PAP) провела кампанию за независимость Сингапура от Соединенного Королевства путем присоединения к Малайзии, которая считалась культурно более близкой. В 1959 году PAP победила на выборах.

Но победа PAP вызвала панику в бизнес-сообществе. Его политические лидеры подозревались в том, что они слишком близки к социалистам. Риторика Ли Куана Ю не имела значения (Ли Куан Ю был лидером этой партии, — прим.ред.), поскольку партия была пронизана антикапитализмом. Капитал из Сингапура устремился в Малайзию. Эта утечка парадоксальным образом укрепила идею, что слияние двух стран будет в их интересах. После многих политических и социальных волнений, 16 сентября 1963 года, Сингапур официально стал частью Малайзии.

Однако это объединение не будет долгим. Этнические конфликты и политико-идеологические различия (особенно в вопросах внешней торговли) выявили политическую несовместимость. Малайзия позволила Сингапуру отделиться и это отделение состоялась 9 августа 1965 года.

Рисунки 1 и 2 позволяют нам понять демографическое и экономическое положение Сингапура и сравнить его с положением Малайзии и бывшей британской колониальной метрополии через год после официального провозглашения независимости.

Рисунок 1: Демография Сингапура, Малайзии и Великобритании в 1966 году azi1

Рисунок 2: ВВП на душу населения в Сингапуре, Малайзии и Великобритании в 1966 году

azi1

В то время мало кто из комментаторов делал ставку на успех Сингапура. Имперские подходы и привычки не допускали идеи, что такой город, как Сингапур, может процветать в глобализированном мире. Ведь это небольшая территория, лишенная природных ресурсов.

Но спустя пятьдесят лет стало ясно: Сингапур не только увеличил разрыв в уровне благосостояния по сравнению с Малайзией, но и увеличил ВВП на душу населения вдвое по сравнению с Соединенным Королевством. Похоже, что демографический вес, размер страны и наличие «природных ресурсов» не являются решающими факторами процветания.

Рисунок 3: Демография Сингапура, Малайзии и Великобритании в 2016 году

azi3

Рисунок 4: ВВП на душу населения в Сингапуре, Малайзии и Великобритании в 2016 году

azi4

Успех Сингапура легко объясним. Город сделал ставку на фискальную привлекательность для привлечения иностранного капитала. Его влияние не ограничивается непосредственным окружением.

«В 1972 году, — говорит нам Жан Абшир, — Соединенные Штаты были источником 46% иностранных инвестиций». 1 Но нужно отметить, что коммерческая политика в Сингапуре основывается на принципах свободного порта, что делает город важным местом для всей мировой торговли. Сегодня Сингапур считается одним из самых либеральных режимов внешней торговли благодаря этой односторонней открытости.

Может ли сингапурская модель быть применена в Британии? Технически ничто не мешает этому. Противники этой модели в основном приводят политические аргументы. Нам говорят, что идее односторонней свободной торговли будет сопротивляться общественное мнение и многочисленные группы, заинтересованные в протекционизме. Странный аргумент. Мы признаем эффективность политики, но отказываемся от ее реализации из-за предвыборных соображений. Против этого пораженчества можно привести еще один простой аргумент: может быть экспертам и комментаторам пора убеждать общественность в необходимости открытой торговли?

Наконец, история Сингапура показывает, что антикапиталистические настроения ни в коем случае не являются непреодолимыми. Приверженность Сингапура либеральной бизнес-модели является не столько результатом культурной революции, сколько инстинктивным осознанием того, что маленький остров не может позволить себе роскошь самодостаточности. Чтобы британцы преуспели за пределами Европейского Союза, они должны быть одновременно скромными и смелыми.

Первоначально опубликовано на французском языке Institut de Recherches Économiques et Fiscales.

Перевод на английский Райана МакМакена.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев


  1. Жан Абшир, История Сингапура (Санта-Барбара, Калифорния: ABC-CLIO, 2011). ↩︎