Liberty Education Project
Knowledge Is Freedom
Джефф Дейст
Brexit: Индивидуализм > Национализм > Глобализм

Децентрализация и сокращение государственной власти всегда хорошая вещь, независимо от мотивации, стоящей за таким движением

Хантер С. Томпсон, сожалея об окончании эпохи контркультуры Сан-Франциско 60-х, писал:

Сегодня, менее чем пять лет спустя, взойдите на высокий холм в Лас-Вегасе и посмотрите на запад. И тогда с правильного ракурса вы почти сможете увидеть отметку уровня прилива — это место где волна, наконец, повернула обратно.

Будет ли сегодняшнее голосование за Brexit, — неважно, положительное или отрицательное, — отметкой того места, где неотвратимый марш глобализма начнет отступать? Дошли ли простые люди во всем мире до точки, начиная с которой реальные вопросы самоопределения становятся слишком острыми, для того, чтобы их игнорировать?

Глобализм порожден политическими и экономическими элитами и уже 100 лет является доминирующей силой на Западе. Первая мировая война и Лига Наций создали фреймворк для международных военных операций, а создание Федеральной резервной системы заложило фундамент для появления доллара в качестве мировой резервной валюты. На руинах Европы государственные программы прогрессистов обещали новую модель универсализма и мира. Права человека, демократия и просвещенные социальные взгляды стали отличительной чертой постмонархической Европы и восходящих Соединенных Штатов.

Но глобализм никогда не был либерализмом, и это никогда не подразумевалось его архитекторами. В своей основе, глобализм всегда означал господство нелиберальных элит под видом массовой демократии. Он всегда был отчетливо антидемократическим и антилиберальным, даже когда притворялся освободителем от репрессивных правительств и бедности.

Глобализм не является неизбежным следствием развития современных технологий связи, торговли и путешествий, как утверждают его сторонники. Мир не будет «становиться меньше». На самом деле он является идеологией государственников. Он является светской религией таких людей, как Клинтон, Буш, Блэр, Кэмерон и Лагард.

Да, либертарианцы выступают за беспрепятственную глобальную торговлю. Даже незначительная свободная торговля несомненно способствовала созданию огромного богатства и процветания для миллионов людей во всем мире. Торговля, специализация, и понимание идеи сравнительных преимуществ сделали больше для уменьшения бедности, чем миллион Организаций Объединенных Наций или Международных валютных фондов.

ЕU, GATT, WTO, NAFTA, TPP, и весь остальной алфавитный набор торговых схем являются абсолютно антилиберальными помехами торговле, которые маскируются под реальные коммерческие свободы. На самом деле свободная торговля происходит только при отсутствии правительственных соглашений. От законодательства требуется закон из одного предложения: Страна X настоящим устраняет все импортные пошлины, налоги и тарифы на все товары Y, импортируемые из страны Z.

Как объясняет Годфри Блум, Европейский Союз является в первую очередь таможенной зоной, а не зоной свободной торговли. Нет потребности в бюрократах в Брюсселе для того, чтобы принять простые общеевропейские тарифные сокращения. Однако бюрократия является необходимой, чтобы начать строить то, чего действительно желает глобализм: де-факто европейское правительство, с полным набором регулятивных и налоговых правил, квазисудебных органов, армией и с перспективой дальнейших ограничений национальных, языковых и культурных идентичностей.

Голосование за Brexit предлагает британцам гораздо больше, чем просто возможность исключить себя из обреченного политического и финансового проекта ЕС. Оно является возможностью предотвратить неизбежный крах на этом пути. Оно является шансом бросить вызов утверждению «глобализм является неизбежным». Это является последним шансом Великобритании задать наиболее важный политический вопрос: кто здесь решает?

Людвиг фон Мизес понял, что самоопределение является фундаментальной целью свободы, либерализма. Это правда, что либертарианец не должен беспокоится о «национальном суверенитете» в политическом смысле, так как правительства являются не суверенными царями и не должны так восприниматься. Но также верно и то, что чем более ослаблена связь между человеком и органом, претендующим на управление им, тем меньше контроля — самоопределения — этот человек имеет.

Цитируя Мизеса из его классического труда (на немецком языке) Liberalismus 1927г:

Если возможно каким-либо образом предоставить это право на самоопределение каждому отдельному человеку, это должно быть сделано

В конечном счете, Brexit это не референдум по торговле, иммиграции, или техническим правилам, принятым в (отвратительном) Европейском парламенте. Он является референдумом нации, которая делает шаг в сторону от глобализма приближается к индивидуальному самоопределению. Либертарианцы должны рассматривать децентрализацию и передачу полномочий от государственной власти как позитивное событие независимо от мотивов. Уменьшение размера и объема любого национального (или многонационального) государства является определенно полезным для обретения свободы.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев