Ханс-Херман Хоппе

Надейтесь на радикальную децентрализацию

28.07.2016


Интервью Ханса-Хермана Хоппе польскому еженедельнику Najwyższy Czas!

Как вы оцениваете современную Европу и ЕС в частности?

Cегодня в Западной Европе основной идеей всех значимых партий, вне зависимости от названия и партийной программы, является демократический социализм. Они используют демократические выборы, чтобы легитимизировать налогообложение людей, производящих полезные блага в интересах тех, кто ничего не производит. Они обкладывают налогами тех, кто заработал и приумножил свои сбережения, производя товары или предоставляя услуги, которые добровольно приобрели потребители (в числе которых, естественно, находятся и «богатые» люди), а затем конфискованное добро распределяется в кругу своих, то есть в демократическом государстве, которое они контролируют и контроль над которым надеются сохранить, а также среди их политических друзей, сторонников и потенциальных избирателей.

Естественно, подобную политику они не называют так, как следовало бы: наказанием продуктивных и вознаграждением непродуктивных. Это не звучит в достаточной мере притягательно. Для того, чтобы сделать свою политику привлекательной, они используют чувство зависти, утверждая, что налоги взымаются с «богатого» меньшинства, чтобы помочь множеству «бедных». Однако, в реальности их политика обедняет продуктивных и обогащает непродуктивных.

Но что же по поводу ЕС?

ЕС - это первый шаг на пути к созданию Европейского Сверхгосударства, и, в конце концов, мирового правительства под управлением США и их центрального банка, Федеральной резервной системы. Вопреки всем высокопарным уверениям, ЕС никогда не строился на свободной торговле и конкуренции. Для свободной торговли и конкуренции не нужны десятки тысяч страниц правил и регламентов! Скорее, основной целью ЕС, которую всё это время поддерживали США, было ослабление Германии как основного экономического игрока в Европе. На нее оказывалось давление с целью передачи всё большей части и так ограниченного (в сравнении с США) суверенитета в Брюссель. В связи с этим особенно стоит отметить тот факт, что Германия отказалась от своей финансовой независимости, перейдя от традиционно устойчивой валюты, немецкой марки, к «слабому» евро. К слову, евро выпускает Европейский Центральный Банк (ЕЦБ), в большинстве своём состоящий из политически связанных банкиров из стран с традиционно «слабой» валютой.

Таким образом, ЕС характеризуется тремя основными чертами:

Во-первых, гармонизацией структуры налогов и регулирования на территории всех стран-членов, что снижает экономическую и, в особенности, налоговую конкуренцию между различными странами и делает их всех в равной мере неконкурентоспособными.

Во-вторых, в дополнение к морально и экономически ущербной политике, когда каждая страна наказывает продуктивных и поощряет непродуктивных, в ЕС существует ещё один уровень перераспределения доходов. Это международный уровень. Здесь наказываются более производительные страны, такие, как Германия и страны Северной Европы в пользу менее производительных (в основном, стран Южной Европы), что приводит к успешному доведению экономического состояния всех стран до одинаково плохого.

Третья черта, значение которой возрастает, особенно в последнее десятилетие, состоит в том, что для преодоления растущего во многих странах сопротивления передаче национального суверенитета Брюсселю, ЕС начал крестовый поход с целью подорвать и, в конце концов, разрушить национальное самосознание и все социальные и культурные связи.

Сама идея нации и существования разнообразных национальных и региональных идентичностей высмеивается, мультикультурализм, напротив, провозглашается беспрекословно положительным.

Также, продвигается идея о том, что все, кроме белых гетеросексуальных мужчин, особенно состоящих в семейных отношениях, (которые описываются как исторические «угнетатели», задолжавшие компенсацию всем остальным, выступающим в роли их «жертв»), имеют право на вознаграждение и юридические привилегии в виде «специальной защиты», что смягчённо называется политикой «анти-дискриминации» или «позитивной дискриминацией». Естественный социальный порядок систематически подрывается.

Тогда можно ли сказать, что политики, управляющие ЕС, даже хуже политиков национальных государств?

И да, и нет. С одной стороны, все демократические политики, практически без исключений, являются не стеснёнными моральными условностями демагогами. Одна моя книга, написанная на немецком, именуется «Конкуренция среди воров», что полностью отображает суть демократии и демократических партий. Таким образом, между политиками Берлина, Парижа, Рима и теми, кто правит бал в Брюсселе, разница невелика. Фактически, элита ЕС состоит из типичных бывалых политиков, обладающих тем же менталитетом, что и их коллеги, управляющие национальными государствами.

С другой стороны, элиты ЕС конечно хуже, чем национальные политики потому, что их решения и акты влияют на жизни намного большего количества людей.

Какое будущее вы предсказываете для ЕС?

ЕС и ЕЦБ - воплощение морального и экономического уродства, идущего вразрез с законами природы и экономики. Нельзя бесконечно наказывать продуктивность и успех, вознаграждать лень и несостоятельность, и не навлечь на себя беду. От экономического кризиса ЕС перейдёт к следующей стадии и, в конце концов, распадётся. Референдум о выходе Великобритании из Евросоюза, является только первым шагом на пути неотвратимого процесса политической децентрализации.

Что в этой ситуации может предпринять обычный гражданин?

Вместо того, чтобы принимать на веру напыщенную болтовню политиков о «свободе», «процветании», «социальной справедливости» и тому подобном, люди должны научиться видеть ЕС таким, какой он есть: бандой жадных до власти воров, получающих силу и деньги за счёт продуктивных людей. Во-вторых, люди должны сформировать видение альтернативы современной тупиковой ситуации. Альтернатива состоит не в Европейском Сверхгосударстве и даже не в федерации национальных государств, а в Европе, состоящей из тысяч Лихтенштейнов и швейцарских кантонов, объединенных свободной торговлей, и находящихся в состоянии постоянной конкуренции за то, чтобы предложить наиболее продуктивным людям самые привлекательные условия жизни.

Не могли бы вы дать сравнительную оценку ситуации в США и Европе?

Разница между ситуацией в США и Западной Европе намного меньше, чем обычно предполагается с каждой стороны Атлантики. Политическая жизнь в Европе ещё с конца Второй мировой войны детально изучается, регулируется и является объектом манипуляций, осуществляемых путём угроз или подкупа политическими элитами Вашингтона.

В реальности Европа попала в зависимость, фактически став вассалом США. С одной стороны, в пользу этого говорит тот факт, что войска США расквартированы по всей территории Европы аж до границы с Россией. С другой стороны, это подтверждается регулярным паломничеством европейских политических элит и их интеллектуальных защитников в Вашингтон с целью получить благословение хозяина. Это паломничество осуществляется более добросовестно, чем паломничество мусульман в Мекку. В этом плане своим малодушием, низкопоклонством и раболепием особенно отличается Германия, чей комплекс вины уже напоминает умственное расстройство.

Что же касается внутренних дел США, то и европейцы, и американцы обычно неправильно их понимают. Европейцы до сих пор часто рассматривают США как «землю свободных», землю неистребимого индивидуализма и свободного капитализма. В то же время американцы, исходя из того, насколько они знают (или изображают, что знают) что-либо о мире вне границ США, часто рассматривают Европу как территорию неуравновешенного социализма и коллективизма, абсолютно чуждую их собственному «американскому пути». На самом же деле, между «демократическим капитализмом» США и европейским «демократическим социализмом» не существует принципиальной разницы.

Очевидно, что количество ярых сторонников капитализма свободного рынка в Америке стабильно растёт, и до сих пор страна привлекает лучших и ярчайших представителей нашего мира, а поступления от налогов (как процент от ВВП) в США отстаёт от большинства европейских стран — но не слишком сильно и, на самом деле, является более высокими, чем в государствах, не являющихся членами ЕС (к примеру, в Швейцарии). Что же касается американского национального долга (в процентном отношении к ВВП), то он выше, чем у большинства европейских стран, что помещает США в одну лигу с такими странами, как Греция.

Соответствует действительности и то, что в США вы до сих пор можете достаточно свободно высказывать свои мысли, не испытывая страха перед уголовным преследованием, в то время как подобные высказывания в большинстве европейских стран вполне могут привести к тюремному заключению. Однако, нужно помнить, что болезнь «политической корректности», «антидискриминации» и «позитивной дискриминации», волна которой сейчас прокатывается по Западу, началась в США в 1960-х вместе с законами о так называемых «гражданских правах» и именно в США это явление дошло до абсурда. Политически «неправильное» высказывание не доведёт вас до тюрьмы в США, но вы разрушите свою карьеру там точно так же, если не в большей мере, чем в Европе.

И что касается американской внешней политики: политические элиты США давно начали «приглашать» жителей стран третьего мира приезжать в США, и произошло это задолго до того, как та же злополучная политика была принята в Европе. Одновременно те же политические элиты проводили агрессивную внешнюю политику и атаковали Афганистан, Пакистан, Ирак, Ливию, Сирию, Судан, Сомали и Йемен, становясь причиной смерти десятков тысяч ни в чём не повинных гражданских и порождая волну исламского терроризма, финансируемого Саудовской Аравией, с политической элитой которой они находятся в тесной взаимосвязи.

И наконец, как вы оцениваете экономический успех некогда коммунистических стран, таких как Китай, объединяющих одностороннюю диктатуру с частично свободными рынками?

Экономический успех страны зависит от трёх взаимосвязанных факторов: безопасности частного имущества и прав собственности, свободы заключения договоров и торговли, а также свободы создания и роспуска объединений. Также, естественно, играют роль трудолюбие, интеллектуальные способности и находчивость её жителей. Каждое государство без исключения, в зависимости от степени, в которой оно полагается на налогообложение для собственного материального обеспечения, действует вразрез с этими требованиями. Однако, подобные нарушения могут быть в большей или меньшей мере масштабными и чреватыми последствиями, что и объясняет относительный успех одних стран и провал других. Внутренняя организация государства, будь оно диктатурой или многопартийной демократией, большой роли в этом не играет. На самом деле, как ярко показывает пример Венесуэлы, демократия и демократические выборы вполне могут привести к практически полному упразднению прав частной собственности и свободы заключения договоров и торговли, что заканчивается поразительной силы экономическим крахом.

В связи с этим показательно сравнение экономики Индии и Китая. В то время как Индия уже на продолжении семи десятилетий находится под управлением демократических правительств, современный Китай, на протяжении всего своего существования находился под диктатурой коммунистической партии. Половину этого периода, во времена Мао, это была коммунистическая отродоксия, а затем во второй половине режим сменился на «либеральный» реформаторско-коммунистический. Каковы результаты? По западным стандартам, обе страны невероятно бедны, что показывает, что и там, и там, и там правительства выказывали практически нулевое уважение к правам собственности. Однако, если до начала 1980-ых экономическая ситуация была приблизительно одинаково отчаянной, то с введением в Китае «реформаторского коммунизма», ВВП на душу населения в стране значительно обогнал индийский, что говорит либо о наличии сравнительно больших свобод в Китае либо о большей находчивости и усердности китайского населения.

И в заключение: не верьте ни в демократию, ни в диктатуру. Лучше сосредоточьтесь на радикальной политической децентрализации и не только в Китае и Индии, но и везде.