Финбар Фихан-Фитцджеральд

Частное законодательство Изумрудного острова

22.05.2016


Существует множество возражений против анархии, в том числе и против частного законотворчества, частного правосудия и обеспечения безопасности. Даже великий Людвиг фон Мизес отрицал частное производство права. Тем не менее, нам известны бесчисленные примеры частного законотворчества и это не просто концепт, придуманный в теории, это то, что реально существовало и успело доказать свою состоятельность. В этой статье мы обратим внимание только на один из таких примеров — право Брегонов.

Право Брегонов это древнеирландская правовая система, просуществовавшая до начала 17-го века. Она была полностью сформирована до и продолжила своё существование после христианского, датского и англо-нормандского вторжения на территорию Ирландии, хотя каждое из этих событий в некоторой мере её и исказило.

Хотя точная дата возникновения Брегонской системы неизвестна, опираясь на существующие доказательства можно предположить, что она появилась во времена Бронзового века (между 2,300 и 900 до н.э.). Также существуют доказательства того, что основная фаза развития, как минимум, рудиментарных её форм случилась в период с 18-го по 13-ый век до н.э. Это право было скорее гражданским, чем уголовным, оно сосредотачивалось на компенсации в случае нанесения ущерба и регулировало права собственности, права наследования и контракты. Концепция наказания через государство была чужда древнеирландским юристам.

Кодекс Брегонов (известный также как «книги Брегонов» - прим. ред.) содержал значительный корпус гражданского, военного и уголовного права. Он включал в себя права и привилегии разнообразных слоев населения — от «короля» до раба. В них были, например, подробные правила для управления в строительстве, пивоварении, для работы мельниц и использования водоёмов, рыболовства и пчеловодства, а также правила определяющие порядок конфискации товара, уплаты церковной десятины, определения нарушения границ и предоставления доказательств. Отношения между наймодателем и нанимателем, заработная плата работников, имеющих профессиональное образование (докторов, судей, учителей, строителей, мастеров), взаимные обязанности отца и сына, приёмных родителей и детей, хозяина и работника, все тщательно регулировались. В сфере, известной нам теперь под названием уголовного права, разнообразные виды нарушений также были подробно разграничены: умышленное убийство, непреднамеренное убийство, угроза физическим насилием, нанесение увечий, кража и все виды умышленной порчи имущества, неумышленное нанесение повреждений цепом, кувалдой, сложными механизмами или оружием любого типа. Размер компенсации был детально рассчитан для практически каждого возможного варианта увечий.

Брегонское право сумело просуществовать в качестве правового кодекса Ирландии аж до захвата Кромвелем в 17-ом веке. Однако, тот факт, что ирландцы руководствовались этим сводом законов почти три тысячелетия наглядно демонстрирует, с каким почтением относились к нему люди, которые ему подчинялись. Эти законы были «законами пользователей» (law of users — прим. ред.). Это значит, что источником их власти было общественное мнение. Они основывались на морали людей, жизнь которых они регулировали. Эта моральная сила была кодексом чести, отраженным в старинном праве и мудрых текстах. Слово человека возлагало на него обязательства.

Поскольку это право было «правом пользователей», то содержание кодекса не могло быть изменено без их одобрения. Таким образом, любое изменение существующего законодательства или добавление новых законов в существующий свод могло быть достигнуто только на открытом форуме. Следовательно, хотя определённые личности и могли агитировать за определённые законы, только большинство голосов свободных людей могло решить вопрос. Брегонские законы истинно были законами людей, созданными людьми и для людей.

Законы проводились в жизнь через туат, который состоял из «свободных людей», владеющих землей, профессионалов и ремесленников. Члены туата ежегодно собирались для решения общих политических вопросов, объявления войны или мира другим туатам, а также выборов или смещения с должности их «королей». Так как никто не был привязан к определённому туату, каждый был волен выйти из состава одного и перейти в другой, конкурирующий туат, что и случалось достаточно часто.

Таким образом, туаты представляли собой добровольные объединения, состоящие из земельной собственности их добровольных членов. Туаты имели возможность гарантировать соблюдение закона и порядка благодаря сложной системе поручительства.

Так как в ирландском туате контроль за соблюдением законов не являлся функцией государства или короля, в случае иска или начала судопроизводства он полностью зависел от каждой из сторон, так как они были заинтересованы в том, чтобы обеспечить себя гарантиями того, что решение брегонского суда будут уважать.

Оценка имущества - её типа и стоимости - являлась ключевым аспектом правовой системы. Эта цена была основой сложной поручительной системы, которая и являлась базовым механизмом применения права. Она также делала возможным использование другой важнейшей части ирландской юридической системы — цены доброго имени (honor price — прим. ред.)

Цена доброго имени была необходимой платой каждому свободному человеку, если его права были каким-либо образом поставлены под сомнение или нарушены другим человеком. Примером тому могло служить нарушение договора, акт жестокости по отношению к человеку или членам его семьи, нарушение его прав или границ его собственности, или даже злонамеренное использование сатиры, которое повредит его репутации. Таким образом, цена доброго имени была частью системы гарантий, которая позволяла гарантировать то, что решения брегонского суда будут исполняться.

Брегоны, которых часто ошибочно считают судьями, на самом деле были арбитрами и правовыми советниками правителя. Изначально, в донорманские времена, Ри (прим. переводчика - от Rí (гойдельские языки), что означает король или королева) и правда выносили приговор, следуя букве применяемого закона и советам брегонов. Это длилось до второй половины 12-го века, когда экспертов в области права начали назначать на должности судей. Однако, даже тогда такие назначения ограничивались территориями, где доминировали нормандцы. Жители же Ирландии упорно отказывались предавать свои древние традиции. И только в 17-ом веке Брегонские законы всё-таки потерпели поражение.

Поскольку законы часто бывают сложны и требуют детального рассмотрения, человек извне не мог надеяться постигнуть все тонкости этой системы. Тем не менее, брегонам необходимо было быть максимально внимательными, так как в случае признания их вины в даче ложного правового заключения они должны были уплатить штраф, а потому неточности приводили к убыткам.

Срок жизни этих законов поражает. Возникнув задолго до нашей эры, эта правовая система оставалась любимой как среди ирландцев, так и в кругах нормандцев до 17-го века и правления королевы Елизаветы. И это несмотря на то, что английские писатели никогда не скупились на порицания Брегонских законов, а парламент принял не один акт, чтобы пресечь их существование. Парламент даже зашёл так далеко, что признал их использование английскими поселенцами актом государственной измены. Вопреки подобным запретам, англичане, живущие за пределами территорий, на которых доминировали их соотечественники, также приняли Брегонские законы.

Причина долголетия Брегонского права лежала в самих людях. Вся ирландская литература демонстрирует огромное уважение местных жителей по отношению к закону и справедливости и отвращение к нечестным решениям.

Как написал ведущий авторитет в сфере ирландского права, «Там не было законодательных органов, не было приставов, не было государственного принуждения в сфере права… Не было и следа вмешательства государства в сферу права».1 И в начале 17-го века Сэр Джон Дэвис, генеральный атторней Джеймса I заявил: «На Земле нету другого народа, что истинно любит беспристрастное правосудие больше, чем любят его ирландцы».2

Тем не менее, хотя система приводилась в движение частными лицами, читатель может задаться вопросом, была ли подобная система либертарианской, или хотя бы сочувствующей принципам капитализма. Вне всякого сомнения, ответ положителен. В Ирландии владение имуществом обычно было полным, за исключением некоторых не принимаемых в расчет ограничений.

Тот факт, что имущественные права имели первостепенную важность, отображался в том, что различия между людьми устанавливались в соответствии с классовой системой, которая основывалась на количестве накопленного имущества, а единственным вариантом продвижения в этой системе было накопление имущества.

Хотя Ирландия во времена Брегонского права была достаточно патриархальной страной, женщины имели больше свободы, независимости и имущественных прав, чем в остальных европейских странах тех времён. В браке имущество мужчины и женщины не объединялось.

Очевидно, что в имущественных вопросах женщины были абсолютно равны мужчинам. Женщина была вольна связаться узами брака с тем, кого самостоятельно выбирала. Ни супруг, ни супруга не имели права продавать, обменивать или заключать контракты относительно имущества другой стороны. Любой из супругов мог расторгнуть брак. После развода каждому из них доставалось имущество в масштабах, которыми он владел до заключения брака.

Рассмотрев эти факты, читатель может задаться вопросом: «почему же тогда Ирландия не прошла через индустриальную революцию?». Ответ на этот вопрос сложен и, по большей части, туманен. Хотя мы и располагаем богатыми знаниями об экономике непосредственно перед и после краха Брегонской системы, исследования того, как обстояли дела до этой эпохи отсутствуют. На данный момент лучшее, что мы можем сделать - это довольствоваться объяснениями причин краха ирландской экономики после 16-го века.

Естественно, причины этого многоаспектны и лежат вне предмета данной статьи, однако некоторые из наиболее важных из них мы можем позволить себе кратко изложить ниже.

В первую очередь, важно отметить, что остров был вовлечён в практически нескончаемую войну со времён восстания Томаса Фитцжеральда (прим. переводчика - так же известен под именем Томас Силкин) 1534-го года. С 1534-го по 1919-ый год в Ирландии произошло 15 восстаний. Эти войны часто были разорительными; по некоторым оценкам, одна только Ирландская конфедеративная война 1641-1653 привела к почти пятидесятипроцентному снижению населения. Эта война привела к коллапсу Брегонской системы. Имущественные права были уничтожены, а имущество коренных ирландцев конфисковали в пользу прибывших британцев и их сторонников.

А, если этого недостаточно, то можно вспомнить о том, что в 1695-ом году британское правительство внедрило строгий свод законов, известных как законы против папистов и нонконформистов, действие которых не было окончательно отменено аж до 1820-х. Внедрение этих законов было попыткой заставить ирландских католиков перейти в протестантизм; однако, в реальности их результаты мало повлияли на религиозные предпочтения, чего нельзя сказать об экономике, где они повлекли за собой серьёзные последствия. Эти законы запрещали католикам (a) иметь оружие; (b) обучаться профессии (что не касалось медиков); © принимать участие в политике; (d) владеть земельным участком; (e) получать образование (если только ты не протестант); или владеть лошадью ценой более £5. Они были известны как «мудрый и тщательно продуманный план, подходящий как для подавления, обеднения и деградациии населения, так и для подавления в нем всего человеческого естества целиком».3

В свете этих фактов вряд ли кого-то удивит, что экономика Ирландии от процветания скатилась до усреднённого уровня стран Европы тех времён. Однако, до сих пор интересно, почему Ирландия не столкнулась с феноменальным экономическим ростом до описанных выше событий. Существовали ли недочёты в размежевании имущественных прав, которые стали на пути масштабного накопления капитала? Этот вопрос созрел для дальнейших исследований.

Перевод: Анастасия Шабанова.

Редактор: Владимир Золотарев.


  1. Цитата из лучшего введения в историю древних анархистких ирландских институций Joseph R. Peden, “Property Rights in Celtic Irish Law,” journal of Libertarian Studies I (Весна 1977), стр. 83; смотрите также стр. 81–95. В поисках краткого изложения советую обратиться к Peden, “Stateless Societies: Ancient Ireland,” The Libertarian Forum (Апрель 1971), стр. 3–4. [return]
  2. Michael Ragan, “The Brehon Law,” 1999. [return]
  3. Edmund Burke, процитировано в John Savage, Fenian Heroes and Martyrs (1869). [return]