Дэниел Дж. Митчелл

Бедность в США стремительно сокращалась - пока Линдон Джонсон не объявил ей войну

20.03.2019


Одна из наиболее элементарных экономических истин заключается в том, что процветание нации определяется оличеством и качеством труда и капитала. Эти «факторы производства» объединяются для получения национального дохода.

Я часто ворчу о том, что карательная налоговая политика сдерживает капитал. Стимулов для инвестирования становится меньше, если правительство навязывает дополнительные налоги на доход, который сберегается и инвестируется.

Плохие налоговые законы также препятствуют труду. Высокие предельные налоговые ставки наносят ущебр людям с продуктивным бизнесом, и это может быть особенно контрпродуктивным для предпринимательства и инноваций.

К тому же, мы не должны упускать из виду то, что правительство отвращает людей с низким доходом от продуктивной занятости. Но эта проблема больше на стороне расходной части фискального уравнения.

Влияние государства благосостояния на бедных

Недавно Wall Street Journal, Джон Эрли и Фил Грэмм поделились несколькими удручающими цифрами о растущем иждивенчестве в Соединенных Штатах:

В течение 20 лет, предшествовавших началу финансирования «войны с бедностью», доля населения, живущего в нищете, сократилась до 32,7% с 32,1%. Начиная с 1966 года, а это первый год, когда расходы на борьбу с бедностью значительно увеличились, уровень бедности, о котором сообщило Бюро переписей, практически не изменился … Выплаты, предназначенные для семей с низкими доходами, увеличились в реальных долларах со среднего уровня в 3070 долларов на человека в 1965 году до 34 093 долларов в 2016 году … В настоящее время трансферты составляют 84,2% от располагаемого дохода беднейшего квинтиля американских семей и 57,8% располагаемого дохода домохозяйств с доходом ниже среднего. Эти платежи также составляют 27,5% от общего располагаемого дохода американцев.

Это массовое увеличение перераспределения негативно повлияло на стимулы к работе:

Заявленная цель «Войны с бедностью» состоит не только в повышении уровня жизни, но и в том, чтобы сделать бедных Америки более самодостаточными и привлечь их в основное русло экономической деятельности. С точки зрения этой цели война была полным провалом, так как увеличила зависимость и вывела пятую часть беднейших работников из системы поощрений и ответственности, которые предоставляет регулярная работа … Расширение доступности трансфертов по борьбе с бедностью уничтожило трудовые усилия семей с низким и средним уровнем дохода. К 1975 году пятая часть семей с наименьшим доходом имела на 24,8% больше семей с неработающим главой трудоспособного возраста, чем их сверстники со средним уровнем дохода. К 2015 году эта разница возросла до 37,1% … Война с бедностью усилила зависимость и потерпела неудачу в своей основной цели по вовлечению бедных людей в основное русло американской экономики и общественной жизни. Государственные программы заменяли лишения праздностью, снижая благосостояние людей. Произошло то, о чем говорил президент Франклин Рузвельт: «Уроки истории, - сказал он в 1935 году, - убедительно демонстрируют, что продолжающаяся зависимость от помощи вызывает духовное и моральное разложение, которое в корне губительно для национального устройства».

В другой колонке WSJ на ту же тему Питер Коув пришел к аналогичному выводу:

В Америке нет нехватки рабочих; есть нехватка работы. Уровень безработицы находится на 15-летнем минимуме, но только 55% американцев в возрасте от 18 до 64 лет работают полный рабочий день. Почти 95 миллионов человек полностью ушли с рынка труда. По словам демографа Николаса Эберштадта, уровень участия в рабочей силе мужчин от 25 до 54 сейчас ниже, чем в конце Великой депрессии. Во многом виновато государство всеобщего благосостояния … которое настаивает на том, что замена работы социальной помощью приведет к снижению зависимости. У нас есть данные: в течение 10 лет после реформы 1996 года число американцев в программе «Временная помощь нуждающимся семьям» сократилось на 60%. Но ни одна реформа не является постоянной. При президенте Обаме федеральные программы борьбы с бедностью раздулись.

Эдвард Глезер сделал аналогичное обвинительное заключение в статье для City Journal:

В 1967 году работали 95 процентов взрослых мужчин в возрасте от 25 до 54 лет. Однако во время Великой рецессии доля взрослых безработных мужчин выросла более чем на 20 процентов. Даже сегодня, спустя много лет после того, как рецессия официально закончилась, более 15 процентов таких людей не работают … Рост безработицы, особенно среди мужчин, является великим американским внутренним кризисом XXI века. Это кризис духа, а не ресурсов … Предлагаемые решения, которые сосредоточены исключительно на предоставлении материальных выгод - это ложный путь. Благонамеренная социальная политика - от более длительного страхования по безработице до более щедрых диагнозов по инвалидности и до более высокой минимальной заработной платы - только усугубила проблему; проблема безработицы не будет решена с помощью государства благосостояния … различные программы делают безработицу более терпимой, по крайней мере, материально; но они также снижают стимулы к поиску работы … В последнее десятилетие или около того наблюдается возрождение прогрессистского акцента на неравенство - и мало кто из прогрессистов обеспокоен недостатками, мешающими работе … Решение приоритезировать равенство в сфере занятости особенно озадачивает, учитывая, что социологи неоднократно обнаруживали, что безработица является большим злом.

Поощрение зависимости

Но зачем работать, когда правительство платит тебе, чтобы ты не работал?

Это подтверждает и этот анализ затрат и выгод: зависимость все более увеличивается.

Профессор Джеффри Дорфман в статье для Forbes повторил эти выводы:

… Наша нынешняя система социального обеспечения не в состоянии подготовить людей к тому, чтобы позаботиться о себе, делает бедных более уязвимыми в финансовом отношении и создает стимулы для сохранения государства благосостояния навсегда… Главная ошибка государственных программ социального обеспечения заключается в том, что они оказывают помощь в текущем потреблении, почти не уделяя при этом внимания рабочему обучению или чему-нибудь еще, что может позволить сегодняшним бедным людям стать самодостаточными в будущем … Это классическая история о том, что лучше: дать человеку рыбу или научить его ловить рыбу. Государственные программы социального обеспечения раздают много рыбы, но, похоже, никогда не учат людей ловить рыбу для себя. Проблема заключается не в отсутствии программ профессионального обучения, а в том, что программы профессионального обучения не помогают людям … Третий недостаток государственной системы социального обеспечения заключается в том, что пособия постепенно сокращаются по мере увеличения дохода получателя … эффективная предельная налоговая ставка для бедной семьи значительно выше, чем у семьи среднего класса, и выше или приблизительно равна предельной налоговой ставке семьи в верхнем проценте.

Мне нравится, что он также обратился к таким проблемам, как скрытые предельные налоговые ставки и провал программ профессиональной подготовки.

Профессор Ли Оганян из Института Гувера отстаивает точку зрения что государство всеобщего благосостояния раздает много денег таким образом, который приводит к подавлению личной инициативы:

Неравенство - это не та проблема, которую должна решать политика … Однако общество должно заботиться о создании экономических возможностей для малоимущих… семья из четырех человек на уровне бедности имеет около 22 300 долларов в год до вычета налогов. Тем не менее, потребление для этой же семьи из четырех человек в среднем составляет около 44 000 долларов в год, что означает, что их уровень потребления примерно вдвое выше, чем их доход … Мы, безусловно, сегодня предоставляем гораздо больше ресурсов малообеспеченным семьям. Но, с другой стороны, у нас есть политика, которая либо ограничивает экономические возможности для малоимущих, либо искажает стимулы для тех, кто зарабатывает, для достижения процветания.

Я цитировал много статей, которые могут быть утомительными, поэтому давайте сделаем перерыв с видео о состоянии государства благосостояния от Американского института предпринимательства. Если вам нравятся видео, то вот мое любимое видео о неблагоприятных последствиях государства всеобщего благосостояния.

Даже (некоторые) левые признают проблему

Кстати, проблему осознают не только либертарианцы и консерваторы.

Левоцентристка Кэтрин Рампелл объясняет в Вашингтон Пост как программы социального обеспечения препятствуют работе:

… сегодняшняя система социальной защиты не поощряет бедных людей работать или, по крайней мере, зарабатывать больше денег … вы можете претендовать на некоторые программы социального обеспечения, такие как талоны на питание, жилищные талоны, субсидии по уходу за ребенком и Medicaid. Но если вы получаете повышение по службе, или увеличение времени работы, или вторую работу, или иным образом начинаете получать больше, эти преимущества начнут испаряться, иногда довольно резко. Вы можете рассматривать эту потерю пособий как своего рода дополнительный налог для людей с низким доходом … Американцы, находящиеся за чертой бедности или чуть выше черты бедности, обычно сталкиваются с предельными налоговыми ставками в 34 процента. То есть, из каждого дополнительного доллара, который они зарабатывают, они получат только 66 центов … Каждая десятая семья с доходом, находящимся за чертой бедности, сталкивается с предельной налоговой ставкой не менее 65 %, как обнаружил Congressional Budget Office … Вам не нужно быть жестким консерватором, чтобы увидеть, что эта система противостоит тому, чтобы люди работали больше или искали более высокооплачиваемую работу.

Чтобы понять, что это значит, Иллинойский политический институт рассчитал, как бедные люди в государстве попадают в зависимость:

Потенциальная сумма социальных пособий может достигать 47 894 долларов в год для домохозяйств с одним родителем и 41 237 долларов для домохозяйств с двумя родителями. Социальные пособия будут доступны некоторым домохозяйствам, которые зарабатывают до 74 880 долларов в год… У матери-одиночки больше всего ресурсов для ее семьи, когда она работает полный рабочий день с заработной платой от 8,25 до 12 долларов в час. Вызывает беспокойство то, что повышение зарплаты до 18 долларов в час может привести к тому, что у нее будет примерно на треть меньше общих ресурсов (чистый доход и государственные пособия). Для того, чтобы работа снова стала приносить доход, ей понадобится почасовая заработная плата в размере 38 долларов, чтобы смягчить последствия упущенных пособий и более высокие налоги.

Согласие с тем, что проблема существует, не означает согласия относительно решения этой проблемы.

Люди слева думают, что решение проблемы высоких неявных налоговых ставок (то есть, ловушка зависимости) состоит в том, чтобы сделать преимущества более доступными. Другими словами, не уменьшать раздачу средств, когда увеличивается доход.

Другая альтернатива состоит в том, чтобы сделать льготы менее щедрыми, что одновременно сократит скрытые налоговые ставки и будет стимулировать больше работать.

Я сочувствую последнему подходу, но я считаю, что программы социального обеспечения должны разрабатываться и финансироваться штатами и местными органами власти. У нас также будет гораздо больше шансов увидеть инновации, если политики будут экспериментировать в разных областях в поисках лучших способов предотвращения серьезных лишений и поощрения самодостаточности.

Я думаю, что мы узнаем, что пособия должны быть ниже, но, возможно, мы узнаем, в некоторых случаях, пособия должны быть увеличены. Но мы ничему не научимся, пока существует один-единственный универсальный подход из Вашингтона.

Давайте закончим с политическими наблюдениями. Обозреватель из Нью Йорк Таймс разочарован тем, что многие избиратели с низким доходом поддерживают республиканцев, потому что они видят, как их соседи страдают от зависимости:

Части страны, которые зависят от программ социальной защиты, поддерживаемых демократами, все чаще голосуют за республиканцев, которые выступают за уничтожение этой сети … Люди в этих общинах, которые голосуют за республиканцев в большинстве своем те, кто на ступеньку или две выше по экономической лестнице - заместитель шерифа, учитель, дорожный работник, служащий мотеля, владелец автозаправочной станции и шахтер. И их растущая преданность республиканцам отчасти является реакцией на то, что они воспринимают тех, кто ниже их по экономической лестнице, как растущую зависимость от системы социальной защиты, наиболее заметное проявление нисходящей мобильности в их приходящих в упадок городах… Я слышал вариации на эту тему по всей стране: люди, протестующие против парня на соседней улице, который получает выплаты по инвалидности, но их достаточно, чтобы пойти на рыбалку, семьи использующие свою продовольственную помощь, чтобы насладиться стейками.

В мои обязанности не входит анализ политики, поэтому я не буду касаться этой темы в данной колонке. Но я все же скажу: я также обнаружил, что враждебность к велферу наиболее сильна среди тех, кто из первых рук знает, как зависимость причиняет людям вред.

PS Если вам нужны доказательства того, почему Вашингтон должен прекратить заниматься перераспределением доходов, посмотрите на это визуальное представление государства всеобщего благосостояния:

PS Канадцы могут научить нас многому, что касается реформы государства благосостояния.

PPS Северные страны также могут предоставить ценные уроки, по крайней мере, с точки зрения «не делай этого».

PPPS Не в последнюю очередь, есть Отношение Лаффера между расходами на социальное обеспечение и бедностью.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина
Редактор: Владимир Золоторев