Уильям Андерсон

Не существует проблемы «запланированного устаревания

27.05.2018


В первые недели после падения Берлинской стены в конце 1989 года жители Западного Берлина увидели очень любопытное зрелище: «вартбурги» и «трабанты», заполонившие улицы города, как только обитатели Восточного Берлина наконец-то получили возможность немного попутешествовать. Как и многие автомобили, построенные в Восточной Европе и Советском Союзе в дни коммунизма, эти машины выглядели очень допотопно.

Вартбурги и трабанты имели любопытную особенность. У них были трехцилиндровые двухтактные двигатели, которые производили большое количество дыма и шума выхлопных газов. При этом восточные немцы стояли в очереди на покупку этих машин в течение 12-15 лет. Как и следовало ожидать, автомобили были угловатыми, медленными, не очень удобными и быстро разваливающимися, но в 1989 году по крайней мере в Восточной Германии, они не были устаревшими. На Западе же все было по-другому, автомобили подобного типа были «заменены» транспортными средствами, которые были гораздо более качественными, чем их коммунистические аналоги.

Социалисты и критики рынка утверждают, что один из пороков капитализма состоит в том, что он способствует «плановому устареванию», которое, согласно новостному сайту AFP, «является широко критикуемой коммерческой практикой, когда производители заранее устанавливают срок работы своих продуктов, чтобы потребители были вынуждены заменить их». Идея эта проста, логична – и, в основном, неправильна.

Люди, которые верят, что плановое устаревание является инструментом для того, чтобы «заставить» потребителей заменять текущие модели, покупая новые, похоже, полагают, что единственная причина, по которой фирма вводит новые функции в свои продукты, заключается в том, чтобы через некоторое время сделать текущие модели непригодными к использованию. Например, многие из нас приобрели ноутбуки, зная, что менее чем через год следующие модели будут оснащены новыми функциями или будут работать лучше, чем та модель, которую мы только что купили. Менее чем через год у нас будет выбор: либо оставить то, что у нас уже есть – по крайней мере на некоторое время – или купить новый девайс.

Есть много причин, по которым компании все время разрабатывают что-то новое, и, вопреки левой критике, эти причины не лежат в сфере злого умысла. Но регулярная целенаправленная ложная информация иногда может привести к серьезным последствиям.

Недавно компания Apple признала, что «намеренно замедлила» работу некоторых из своих старых моделей iPhone и это было истолковано так, что Apple «побуждает» людей покупать новые продукты. В ответ парижская прокуратура начала расследование в Apple, чтобы выяснить, соответствуют ли действия компании обвинениям. Расследование даже может привести к уголовному преследованию некоторых из руководителей компании. Однако, как отмечает один веб-сайт, причина замедления была технической, а не коммерческой:

Вы, вероятно, слышали, что Apple намеренно замедлила работу iPhone, именно так, как утверждали все эти годы некоторые сторонники теорий заговора. Это правда, Apple сделала именно это. Но компания не замедляет работу iPhone, чтобы убедить вас перейти на более новую модель. На самом деле, просто необходимо предотвратить непредвиденные отключения на более старых устройствах, работающих на пиковой мощности. Хотя да, я соглашусь с тем, что некоторые люди могут просто решить обновить свои iPhone до лучшей модели, а не работать с более медленным устройством.

Apple даже сделала новую батарею, которая доступна для пользователей более старых iPhone, она стоит 29 долларов и это значительно дешевле, чем покупка нового телефона. Тем не менее, обвинения Apple в «планировании» устаревания телефонов для того, чтобы добиться увеличения продаж новых устройств, продолжаются. Фактически, мы видим повторение истории с Ральфом Надером, который более 50 лет назад обвинил автопроизводителей США в «запланированном устаревании», с помощью которого они якобы хотели «заставить» американцев покупать новые автомобили.

Неудивительно, что экономический анализ легко отвечает на обвинения, которыми разбрасываются те, кто убежден (или пытается убедить других) в том, что капитализм не только расточителен, но и построен на расизме и рабстве, а также приводит к созданию неполноценных товаров, которые люди никогда не купят по своей воле, а только если подлые капиталисты принудят их к сделке. Экономисты Армен Алчиан и Уильям Аллен, объясняют, что «запланированное устаревание» ради новых продаж будет политикой, обреченной на провал.

Ссылаясь на финансовый анализ, авторы пишут в своей статье «Обмен и производство: конкуренция, координация и управление», что пониженная стоимость перепродажи товара приведет к снижению цены на новый товар. Быстрое обесценивание товара означает, что его цена, или, в финансовых терминах, «текущая стоимость», будет ниже, чем это было бы в том случае, если бы прогнозируемая цена перепродажи была выше. Другими словами, производители, которые делают продукт из незаменяемых частей или производят продукт, который быстро теряет свою полезность, не только быстро потеряют прибыль, но рискуют тем, что их клиенты перейдут на продукцию компаний, производящих товары, которые служат более долго.

Обвинения Надера предполагают, что, если планируемое устаревание действительно является целью автомобильных компаний, то автомобили сейчас должны служить не дольше, чем полвека назад, а работать еще хуже, чем раньше. В 1960-х годах редкий автомобиль мог пройти даже 100 000 миль без капитального ремонта. Я учился ездить в 1969 году на «Pontiac Tempest» 1967 года, с тремя скоростями и четырехбаррельным карбюратором. (Это был не GTO, но было весело ездить.)

Нам удалось проехать на нем около 100 000 миль, но мы дважды полностью восстанавливали двигатель, а также делали капитальный ремонт всего автомобиля. Сравните это с фургоном Honda Odyssey 2002 года, на котором я ездил до лета прошлого года. Он прошел почти 330 000 миль без капитального ремонта двигателя и трансмиссии. Я до сих пор ездил бы на нем, если бы моя младшая дочь не погнула раму, когда она сбила оленя на нашей дороге.

Я не сомневаюсь в том, что руководители Honda хотели бы, чтобы я купил новую машину раньше, но если верить так называемой доктрине «запланированного устаревания», то Honda и другие автопроизводители должны делать автомобили, которые бы разваливались, не проехав и 100 000 миль. Но все автовладельцы надеются, что их транспортные средства продержатся намного дольше 100 000 миль, а для некоторых автомобилей, таких как Volvo, долговечность является частью политики продаж. Неудивительно, что такие автомобили, как Volvo и BMW, которые, как ожидается, будут работать в течение многих лет, продаются по более высоким ценам, чем другие автомобили.

(Мы понимаем, что автомобиль GM, у которого ожидаемая продолжительности жизни меньше, чем Volvo, не является идеальной заменой для такого транспортного средства, а Volvo поставляется с функциями, которые нелегко найти в большинстве автомобилей GM или Ford, или более дешевом импорте, таком как Kia или Hyundai. Тем не менее, в соответствии с принципами экономики и финансов, относительно высокая цена перепродажи этих автомобилей также отражается на высоких ценах новых автомобилей.)

Эти же принципы действуют применительно к мобильным телефонам или портативным компьютерам. В последние несколько десятилетий мы наблюдали быстрое падение цен на компьютеры, поскольку технологии, на которых они основаны, улучшались экспоненциально. Покажу на примере. В 1982 году мой покойный отец купил компьютер Digital с двумя дисковыми приводами, памятью 64 КБ и черно-белым экраном, в котором использовалась операционная система CP/M, а также матричный принтер за 4000 долларов. Это около 10 500 долларов (в сегодняшних долларах).

На Amazon можно легко найти новый ноутбук и принтер, которые намного превосходят по производительности все, что мог купить мой отец (и кто-либо еще) в 1982 году примерно за 500 долларов. Доступные продукты значительно превосходят даже ноутбуки и принтеры, которые продавались пять лет назад.

Никто не будет утверждать, что потребители страдают оттого, что они не могут больше использовать гибкие диски или даже меньшие диски HD, на которых я сохранил свою докторскую диссертацию в 1999 году. Изменения в компьютерной технологии со временем делают старые модели устаревшими, как впрыск топлива сделал карбюраторы историей автомобилестроения, но правительственные следователи не преследуют General Motors за то, что в Chevrolet Camaro 2018 года нельзя использовать те же воздушные фильтры, которые были в модели того же автомобиля 1968 года.

Все это возвращает нас к восточногерманским автомобилям, которые начали появляться в Западной Германии в конце 1989 года. У этих автомобилей не было большой разницы между версиями 1989 и 1959 годов; более ранние версии не сильно отличались от знаменитых «жуков» Volkswagen, которым хотело подражать восточногерманское правительство. В общем, к тому времени, когда пала Берлинская стена, коммунистические автомобили сделали «модель T» надежной и удобной (имеется в виду «модель Т» Форда, первый массовый автомобиль, производство которого началось в 1908 году, - прим. ред.).

Если довести логику парижских властей до логического конца, каждый автопроизводитель за пределами бывших коммунистических стран подвергнется уголовному преследованию. Фактически, любой производитель любых товаров, которые основаны на развивающихся технологиях и чья продукция улучшается со временем, может быть обвинен в «запланированном устаревании».

Сама концепция «запланированного морального устаревания» не имеет никакого экономического смысла и представляет собой ни что иное, как предлог для правительственных агентов, которые преследуют инновационных предпринимателей, она никак не беспокоит правительство, средства массовой информации и интеллектуальную элиту. Это не должно удивлять, учитывая, что эти же элиты десятилетиями утверждали, что система, которая давала людям «вартбурги» и «трабанты», во всех отношениях превосходила «ужасы» частной собственности и свободных рынков.

Оригинал статьи

Перевод Наталия Афоничина

Редактор Владимир Золоторев