Liberty Education Project
Knowledge Is Freedom
Дэйв Альбин
Не стоит благодарить государственных чиновников за прогресс в области санитарии и увеличение продолжительности жизни

Когда вы видите статью, озаглавленную: «Мы живем дольше благодаря прогрессивной политике, а не капитализму», вы просто не можете ее не прочитать.

Эта статья вышла недавно в The Guardian, и она уверяет читателя в том, что наука, стоящая за сегодняшним относительно высоким уровнем безопасности и санитарии, появилась не благодаря производителям богатства и не через рыночные механизмы. Нет, оказывается, за все это отвечают государственные учреждения. Автор статьи Джейсон Хиккель пишет:

Только в 1880-х годах ожидаемая продолжительность жизни в городах наконец начала расти — по крайней мере, в Европе. Но что привело к этим внезапным достижениям? Саймон Шретер находит, что ответ очень прост: санитария.

Активисты общественного здравоохранения обнаружили, что здоровье людей может быть улучшено путем отделения сточных вод от питьевой воды. Прогрессу в достижении этой цели препятствовал, а не способствовал, класс капиталистов … владельцы заводов отказывались разрешить чиновникам строить санитарные системы на своей собственности и отказывались платить налоги, необходимые для выполнения этой работы.

Подобные заявления можно часто увидеть в статьях. Посыл понятен. Владельцы собственности и те, кто вовлечен в «капитализм», вообще не заботятся об обществе, и любые улучшения благосостояния других, в данном случае «санитария», происходят только благодаря неустанной работе активистов героического «общественного здравоохранения». Фактически, даже когда результаты работы этих храбрых активистов становятся очевидными, жадные владельцы собственности делают все возможное, чтобы стоять на пути прогресса.

В относительно коротких утверждениях, подобных приведенной цитате, так много ошибок, что непросто сфокусироваться на какой-то одной теме для опровержения. Но можем ли мы просто предположить, что правительственные чиновники и регуляторы — хорошие парни в этой ситуации? Фактически, в том, что касается конкретного вида знаний — санитарии — медицинские учреждения и финансируемые государством институты часто активно препятствовали распространению новой информации и практики. И это может отчасти объяснить, почему владельцы собственности пытались отстоять свои права и отказывались платить больше налогов, чтобы «сделать работу».

Одним из таких примеров является случай Игнаца Земмельвайса, врача и ученого-любителя, который жил в Вене в середине 1800-х годов. Д-р Земмельвайс решил экспериментально выяснить, почему уровень материнской смертности в его акушерском государственном госпитале в Вене составляет около 10 процентов. Вы правильно поняли, примерно одна из десяти матерей не выживает, рожая в этих «бесплатных» учреждениях. Что беспокоило доктора Земмельвайса, так это то, что в другой клинике этого же госпиталя уровень материнской смертности составлял около 4 процентов. Почему результаты были такими разными?

Доктор Земмельвайс начал изучать различия в практике между двумя клиниками, чтобы улучшить условия в первой клинике с более высоким уровнем смертности — и, в конечном итоге, снизить смертность в обеих.

В то время для врачей было обычной практикой проводить вскрытия и принимать роды без обязательного мытья рук или прохождения санитарных процедур. После исключения ряда других факторов доктор Земмельвайс пришел к выводу, что врачи могут переносить «трупные частицы» из комнаты для вскрытия к пациентам. Первой клиникой («бесплатной») с более высоким уровнем смертности была учебная клиника, и поэтому там проводилось много вскрытий.

Доктор Земмельвайс ввел процедуру мытья рук, в которой использовался раствор на основе хлора, и результаты были поразительными. Уровень смертности, который на тот момент составлял 18 процентов, в следующем месяце снизился до 2,2 процента. В течение двух месяцев после введения нового протокола и, вероятно, улучшения соблюдения новых методов, уровень смертности составил 0 процентов.

Шокирующий для нас факт, но эти идеи были отвергнуты медицинским истеблишментом по всей Европе. Это противоречило медицинской догме того времени. Другой причиной, по-видимому, было то, что медицинский персонал отказывался считать себя нечистым. И доктор Земмельвайс был уволен со своей должности в больнице.

Интересно также отметить: существовало распространенное мнение о том, что материнская смертность была «неизбежной», и некоторые женщины даже предпочитали рожать на улице, а не в клинике. По-видимому, если они направлялись в «бесплатную» клинику, но родили до того, как попасть туда, они все равно имели право на пособие по уходу за ребенком. Из всего этого вы можете сделать вывод о том, что «бесплатное» здравоохранение многие считали не таким уж замечательным.

Так что, говорите, именно правительства создали системы санитарии, благодаря которым мы теперь имеем рост продолжительности жизни? Вряд ли это можно поставить в заслугу бюрократам и регуляторам. В 1880-х годах было совершенно не очевидно, что какие-либо системы санитарии вообще необходимы, потому что медицинский истеблишмент часто выступал против этой идеи. Действительно, микробная теория болезни была предложена Луи Пастером и доработана Робертом Кохом только к 1880-м годам. Возможно, признание открытий Игнаца Земмельвайса, совершенных за тридцать лет до того, ускорило бы этот процесс и спасло бы бесчисленное количество жизней. Но благодаря медицинским «экспертам» — среди которых было множество госслужащих — эти знания опоздали на десятилетия.

Наконец, я должен указать на еще один ошибочный нарратив, характерный для статей, вроде вышеприведенной в The Guardian. Хиккель заявляет, что «владельцы заводов отказались разрешить чиновникам строить системы санитарии … » Но сами по себе государственные чиновники не имеют ни малейшего понятия о том, как построить систему санитарии города или страны. Именно частный сектор способствовал такому прогрессу в развитии новых строительных практик, изобретению новых строительных материалов и эффективному проектированию. Идея о том, что правительственные чиновники сами создали все ингредиенты современного, чистого города глубоко ошибочна.

Оригинал статьи

Перевод: Наталия Афончина

Редактор: Владимир Золоторев